ЛитМир - Электронная Библиотека

Второй голос. Ну, вроде того. Кодовое название. В Вашингтоне это любят.

Первый голос. «Команда Б», надо же. Будто мы третьеклашки какие. Назвали бы уж «Дети грома».

Второй голос. Ладно, пусть будет «Дети грома». По-моему, тут где-то был поворот…

Первый голос. Зенки раззявь! Грузовик!!

Полли целую неделю тренировалась в выполнении бутлегерского разворота. И вот теперь, на скорости чуть ниже сорока, она слегка крутнула руль влево, одновременно вдавив в пол педаль тормоза, блокирующий механизм которого был нарочно ослаблен. Фургончик развернуло на 180 градусов. При этом Питер Лорри вылетел через задние дверцы, оставленные незапертыми и державшиеся на одном лишь куске клейкой ленты. Он воспарил над пустынным проселком и с глухим ударом приложился о землю.

Остаток диалога был воспроизведен на полном усилении.

Первый голос. Ну его на хер!! Рвем когти!! Жми!!

И они рванули когти.

– Ты слышал, с каким звуком он грохнулся? – ликуя, спросил Ник.

– С хлюпающим, – сказал Бобби Джей.

– Как по-твоему, он жив? – спросила Полли. Ник обернулся, поднес к глазам бинокль. Питер Лорри перекатился за обочину дороги.

– Увы. Позор на мою голову.

– Я бы сейчас выпила, – сказала Полли.

– А знаешь, от чего я бы не отказался? – спросил Ник.

– От чего?

– От сигаретки.

Глава 30

НОВЫЙ ГЛАВА ТАБАЧНОГО ЛОББИ

НАЙДЕН ЗАДОХНУВШИМСЯ ДЫМОМ В КВАРТИРЕ СВОЕЙ ПОДЧИНЕННОЙ

Друзья говорят, что Рорабачер

был «помешан на здоровье» и не курил. Полиция разыскивает для допроса Дженнет Дантайн, исполнительного вице-президента АТИ

Хизер Холлуэй, штатная сотрудница «Вашингтон сан»

Эпилог

– Добрый вечер, я Лэрри Кинг. Сегодня у нас в гостях Ник Нейлор, который уже бывал здесь несколько раз. Впрочем, сегодня он пришел не для того, чтобы убеждать нас, будто курение никак не связано с болезнями. Верно?

– Верно, Лэрри.

– Эта книга, которую вы написали, «Здесь курят»… Странное название. Что оно означает?

– Название ироническое, Лэрри. Хотя прежние мои работодатели из табачного лобби, от имени которого мне приходилось врать на разных шоу, включая и ваше, действительно отпечатали таблички с такой надписью.

– Вы написали очень спорную книгу. Она разозлила кучу народа.

– Да, Лэрри, это так.

– Давайте пройдемся по списку. Джефф Мегалл, глава крупнейшего в Голливуде актерского агентства, сказал, что она «не заслуживает оценки».

– Я счел это комплиментом, Лэрри. Вы, возможно, знаете – прежний его помощник, Джек Бейн, купил права на экранизацию моей книги. А Джек и Мегалл разошлись.

– Сенатор Ортолан К. Финистер, очень влиятельный в Вашингтоне человек, сказал, что вы написали эту книгу, я цитирую, «чтобы очистить свою встревоженную совесть».

– На самом деле, Лэрри, мою совесть очистила тюрьма.

– Тогда зачем вам понадобилась книга?

– Деньги, Лэрри. Я написал ее ради денег.

– Знаете, когда слышишь такое, это как-то освежает.

– Мы с женой, с Полли, ждем ребенка, ну и, сами понимаете, воспитание, то да се…

– Поздравляю. А что второй ваш друг по «Отряду ТС» – это ведь означает «Торговцы смертью», верно?

– Верно.

– Так что же случилось с Бобби Джеем, бывшим общественным представителем оружейного лобби?

– Он занимает важный пост в Содружестве заключенных-христиан. Знаете, это такая организация, созданная Чаком Колсоном. У Бобби все хорошо. Он по-прежнему увлекается стрельбой. Мы часто с ним видимся. Разумеется, мы больше не называем себя «торговцами смертью», поскольку осознали порочность прежних наших занятий.

– А Полли, она где-нибудь работает?

– Да, забеременев, она очень заинтересовалась проблемой здорового потомства. Теперь она работает в Фонде заботы о воскресных детях, здесь, в Вашингтоне. ФОЗАВОД.

– Вы говорите в своей книге, которую я, кстати, настоятельно рекомендую нашим зрителям – очень хорошая книга…

– Спасибо, Лэрри.

– …вы говорите, что признали себя виновным, хотя вовсе не похищали себя и не обклеивали никотиновыми пластырями. Вопрос – почему?

– По двум причинам, Лэрри. Во-первых, мне объяснили, что одни только гонорары адвокатов могут составить около полутора миллионов, а у меня таких денег не было. Во-вторых, я пришел к выводу, что заслуживаю отсидки за все те ужасные поступки, которые я совершал, работая на табачную индустрию. И кстати, если кто-то из наших зрителей заболел вследствие курения раком легких или если у них есть заболевшие родственники, я хотел бы попросить у них прощения. А если нас видят дети, им я скажу следующее: послушайте, ребята, не курите. Курение вас убьет. Да и зубы у вас пожелтеют, а что в этом хорошего?

– И все-таки, есть у вас какие-нибудь догадки насчет того, кто вас похитил?

– Решительно никаких, Лэрри. Скорее всего, я так и сойду в могилу, гадая об этом.

– Как вам жилось в заключении?

– О, совсем неплохо. Я сидел в тюрьме с режимом минимальной строгости, это в Плизантоне, штат Калифорния. Там отсиживают свое проштрафившиеся служащие и тому подобная публика. Главный недостаток – там скучно. Очень скучно, очень.

– Вы провели в тюрьме два с половиной года.

– Да. И познакомился с множеством занятных людей. С кучей банковских служащих, например.

– А чем вы занимаетесь теперь, когда закончили книгу?

– Работаю в организации, которая называется «Чистые легкие – 2000», Лэрри. Очень хорошая организация, пытающаяся отвратить людей от курения.

– Интересная работа?

– О да. Очень расширяет кругозор. К примеру, известно ли вам, что курение приводит к импотенции?

– Нет.

– Научный факт, Лэрри. Вот прямо сейчас проводятся интереснейшие исследования по этой части. Разумеется, табачное лобби не хочет, чтобы мы с вами об этом узнали.

– Вы описали в книге вашего прежнего босса, БР, человека крайне неискреннего.

– Да покоится он в мире, Лэрри, хоть он и был последней скотиной.

– А что случилось с его помощницей, с Дженнет, которую полиция подозревает в причастности к его кончине от удушья?

– Один бывший… ну, в общем, мне сказали, что она, похоже, перебралась куда-то на Ближний Восток. Работает в бюро найма ночных спутниц, обслуживающем клиентов с особыми вкусами.

– Вы думаете, это она его убила?

– Кто знает, Лэрри? В общем-то, всякое случается. Люди порой бывают так неосторожны с сигаретами. Хотя, конечно, самое неосторожное, что можно сделать с сигаретой, – это ее закурить.

– Что означает подзаголовок вашей книги – «Приемы джиу-джитсу, полезные при общении с новыми пуританами»?

– Ну, как вы знаете, джиу-джитсу – это искусство самообороны, позволяющее вам использовать вес и силу вашего противника. Именно этим мне и приходилось заниматься. Я вовсе не хочу защищать курение, однако среди его противников встречаются изрядные лицемеры. Поэтому все, что мне приходилось делать, – это слегка подталкивать их, подставив сзади ногу, чтобы они полетели на пол. У меня это хорошо получалось. Собственно, только это я и умел делать по-настоящему хорошо. С другой стороны, и нацистские преступники тоже были вполне нормальными людьми. Известно же, что у многих из них имелись семьи, по воскресеньям они водили детишек в зоопарк. А по понедельникам, возвращаясь на работу, уничтожали тысячи людей, вторгались в чужие страны, маршировали гусиным шагом. Ну вот, к примеру, новый глава Академии табачных исследований был когда-то приметной фигурой в движении бойскаутов, потом в «Кивание» в «Ротари интернэшнл», в «Ордене лосей». Если вы встретитесь с ним и не будете знать, чем он занимается, вы, скорее всего, подумаете: приятный, правильный человек.

– Вы посвятили вашу книгу двум людям – Доуку Бойкину, Капитану, бывшему председателю совета директоров табачного лобби, и Лорну Латчу, человеку, ставшему олицетворением сигарет «Перекати-Поле».

67
{"b":"2436","o":1}