ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ваш знакомый по ресторану.

– Я даже не знаю, как зовут этого человека. Так что знакомым его можно назвать с большой натяжкой.

– Хорошо, этот «незнакомый», – полицейский голосом дал понять, что не верит ей ни на грош, – тоже не знал, что они из России?

– Странный вы человек. Если я не имею о нем ни малейшего представления, то откуда мне знать, что ему известно, а что нет!

– Логично. – Инспектор помолчал. – А фамилии Дагаев и Расулов вам ничего не говорят?

– Ну, как вам сказать… – Лизавете растерялась. – Это, если можно так выразиться, русские мусульманские фамилии. Или просто русские…

– И больше ничего? У убитых найдены паспорта Российской Федерации. – Полицейский скосил глаза на лежавшую перед ним бумажку. – Один на имя Лемы Абдуллаевича Дагаева, второй на имя Умара Расуевича Расулова. И еще они были вооружены. Два пистолета, «магнумы» сорок пятого калибра. Мощное оружие, не правда ли, леди?

Лизавета затолкала в стаканчик второй окурок и подавила в себе острое желание немедленно зажечь третью сигарету.

– Я в оружии не очень разбираюсь. А этих людей в ресторане вообще приняла за пакистанцев.

– Но у них ведь не пакистанские имена, не так ли, леди? – В предыдущем полицейском участке Лизавету тоже непрестанно именовали леди, но там это не раздражало и не пугало.

– Нет, не пакистанские. Я же сказала, я их не знаю. – Впрочем, фамилия Дагаев показалась Лизавете знакомой. То ли в газетах попадалась, то ли в «тассовках». Лема… Наверняка чеченец или ингуш. Пусть сами разбираются. О своих догадках она будет молчать.

– В Великобритании ношение оружия запрещено законом. – Инспектор посмотрел так, будто это из ее сумочки извлекли «магнумы».

– Я оружие не ношу. Кстати, на том участке мы проходили через подкову. А что касается оружия у всех прочих – это ваша проблема, сэр.

Совершенно неожиданно полицейский весело прыснул. Попробовал сдержаться, не сумел и весело расхохотался. Кажется, смех помог ему окончательно разогнать сон. Он уже не был таким хмурым и мрачным.

– Верно, это наши проблемы из вашей страны. – У инспектора даже голос изменился. Стал мягче. Лизавета тоже улыбнулась. По большому счету этот полицейский не виноват, что она решила хлебнуть ночной жизни в незнакомом районе и нарвалась на перестрелку.

– Не я выдавала им визу. И не у меня они покупали оружие. И не на моей территории шляются люди с автоматами.

– Тоже верно. Но вы один из двух свидетелей. И почему-то не хотите нам помочь…

Ой, какой он стал ласковый. И глаза добрые-предобрые. Ладно, она тоже не будет злиться.

– Я помогаю чем могу. Проверьте, то, что я рассказала, – чистая правда. Вы думаете, что я оказалась в этом ресторане не случайно? Что все было спланировано? Но судите сами. Я не могла так точно рассчитать время и не знала, во сколько будет налет на винную лавку, сколько времени еще проведу в участке ваших соседей. Я даже не знала, к какой станции метро они меня повезут!

– Это вы так говорите! – махнул рукой инспектор.

– Проверьте у них! – Лизавета все же схватила третью сигарету. Очень сложно доказывать, что ты не верблюд, особенно если у тебя за спиной горб в виде двух трупов и подозрительного скопления россиян в заштатном лондонском ресторанчике.

Резко зазвонил телефон. Лизавета даже вздрогнула. Полицейский внимательно выслушал невидимого собеседника, задал несколько коротких вопросов и положил трубку. Потом долго и задумчиво смотрел на Лизавету – видимо, проверял взглядом.

– Соседи подтвердили ваши слова, – наконец сказал он. – Так что вы свободны. Только придется подождать, пока подготовят протокол. А потом мы отвезем вас в гостиницу.

– Можно просто до метро, – хмыкнула Лизавета.

– Метро уже закрыто.

Ждать пришлось долго. На этот раз ей не разрешили беспрепятственно шляться по полицейским помещениям. Отвели в отдельную комнату – хорошо, что не в камеру, – дверь не заперли, но караульного поставили. Предложили бутерброды. Лизавета отказалась:

– Спасибо, я уже поужинала.

Через полтора часа все тот же полицейский принес ей на подпись ее собственные показания. Он опять был сонный и злой.

– Через несколько минут придет машина.

– Лучше вызовите мне такси.

– Как хотите, леди. Сейчас я распоряжусь. – Он обернулся к охраннику и отдал указание. – А пока можно я задам вам еще один вопрос, без протокола?

– Ладно. И я потом тоже!

– Идет. Тогда вот что. – Инспектор на секунду замялся. – Почему вы пошли в ресторан, хотя вас предупредили, что лучше никуда не заходить? Вам же Питерсон сказал, что район небезопасный.

Лизавета не знала, как звали патрульного, который ее подвозил. Значит, Питерсон.

– Он не предупредил, что настолько небезопасный. Меня подвело любопытство. Я решила посмотреть, как выглядят рестораны в далеких от центра местах.

– Что ж, любопытство уголовно не наказуемо…

– В отличие от ношения оружия? Для вас эта перестрелка – эпохальное событие? Вы удивились, что они вооружены?

– Это ваш вопрос? – Инспектор вздернул брови. – В Британии за пистолет в кармане можно получить срок. Поэтому люди стараются не лезть на рожон.

– В России тоже за ствол срок светит. Поэтому наши носят в одном кармане пистолет, а в другом заявление: мол, только что нашел, несу сдавать в полицию. Тех, кто случайно нашел, вы же не сажаете?

– Нет. – Инспектор стал еще серьезнее.

– И тех, кто идет сдавать, тоже! Значит, можно носить оружие без опаски, сэр!

– Верно, – покачал головой англичанин. – Не рассказывайте нашим, леди!

– Я думаю, они и без моего содействия найдут, у кого перенять ценный опыт.

Охранник сообщил, что такси ждет. Лизавету бережно усадили в машину.

До отеля она добралась около четырех утра. А вставать и плестись на очередные дебаты с коллегами надо было в девять.

На следующее утро, не выспавшаяся, с полузакрытыми глазами, Лизавета шагала к станции метро. Неожиданно ей преградил дорогу неведомый нахал.

В Лондоне это редкость. Там люди в толпе обычно вежливы и предупредительны. Не поднимая глаз, Лизавета попыталась обойти его с одной стороны, с другой. Нахал упорствовал. Тогда она проснулась и решила объяснить этому типу, что знакомства на улице в ее планы не входят. Особенно сегодня утром.

– Все-таки правду говорят, что девичья память коротка. Не далее как вчера я своим телом заслонял вас от пуль, а сегодня вы меня и знать не желаете!

Перед ней стоял давешний парень из ресторана. Только на этот раз он был не в костюме и галстуке, а в джинсах и шелковом джемпере. И совсем не походил на банковского клерка. В голливудских фильмах так выглядят веселые и благородные авантюристы.

– Как вы меня нашли?

– Лондон город маленький, – рассмеялся он. – Маленький и тесный. Куда вы идете? Давайте подвезу!

Так она познакомились с Сергеем Давыдовым.

Лизавета не заметила, как приговорила оба приготовленных коктейля и съела тосты с икрой. Она была по-настоящему голодна. Съемки, монтаж, разборки с руководством. Времени пообедать попросту не было. А на часах уже без четверти десять. Она ждет час! Куда же запропастился ее кавалер из номера триста сорок два? Ключи он не сдал. Или замыслил что-то невероятное, или с ним что-то приключилось? А может, проверяет ее на добрый нрав?

Как – то, во время первого или второго свидания, Сергей сказал ей, что проверить, хороший или нет характер у женщины, можно только одним способом. Надо заставить ее ждать в общественном месте. И если она, протомившаяся на публике в одиночестве, встретит тебя шуткой, а не проклятиями и руганью, значит, с ней можно иметь дело.

Но здесь зрителей нет.

Лизавета посмотрела на часы и решительно придвинула к себе салат из креветок. Голодать она, во всяком случае, не обязана. Может, вызвать официанта и попросить откупорить шампанское? Впрочем, обойдется и без обслуги. Не белоручка. Салат был очень вкусным. Жаль, Сергею не достанется. Она съела обе порции. Теперь Лизавета была сыта. А времени – начало одиннадцатого. Пора и честь знать. Ладно, она ждет еще пятнадцать минут и уходит.

16
{"b":"2439","o":1}