ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А насчет учебы литераторша оказалась права. Это Серега понял позже. Когда встретился с хозяином. Важно, чему учиться и у кого. Хозяин научил его быть независимым. Хозяин научил его подчиняться. Показал, что он, Серега, особенный, не такой, как другие, а потому может и должен уметь многое. Серега научился водить автомобиль, причем так, что автомобильные трюки в фильмах больше не производили на него впечатления. Научился стрелять и знал, что картинные позы – один глаз прищурен, рука в сторону, или же: ноги на ширине плеч, обе руки крепко сжимают пистолет – это все игры для дилетантов. Неважно, как ты целишься, важно, как ты чувствуешь мишень. Серега много чему научился, например переходить границу. Нет, не через контрольно-следовую полосу, нацепив коровьи копыта, а официальную границу в аэропорту или на вокзале. Это тоже не просто, если паспорт и виза в порядке, а в руках дипломат с долларами. Он научился заказывать номера в заграничных отелях и смотреть на русских официантов так, чтобы они, как тень, знали свое место. Он учился, и ему все время было интересно. Теперь Серега учился собирать бомбы. Тоже интересно. Литераторша была права.

Стив говорил по-русски с сильным акцентом. Тем не менее его запаса слов хватало, чтобы популярно рассказывать, какие бывают виды взрывчатых веществ, запалы, какие устройства следует применять в городе, а какие за городом.

Первую лекцию Стив начал весьма оригинально.

– Бомбу можьет сдьелать даже ребьенок, – тихо сказал он. Потом поморгал с минуту, дожидаясь вопросов, не дождался и продолжил: – Достаточно взьять коробочка сода, бутьилка уксуса, маленькие камушки, трубка и дьве пробки. Еще пустой рожок для младенца. Трубку затикаешь с один конец, насипаешь сода, одьна треть, потом камньи, потом в рожок уксус и туда же в трубку. Затикаешь с другой стороньи, болтай и кидай. Взорветься довольно сильно. Главное – успьеть убежать. Такие бомби ми изучать не будьем. Глупо. Ми будьем изучать другие.

Удивительное дело! Стив говорил по-русски кошмарно, путался в падежах и спряжениях и при этом вворачивал время от времени пословицы и поговорки, причем к месту. Серега так и не сумел догадаться, кто и где учил бритого Стива языку Пушкина и Тургенева. Но слушать его было интересно.

После нескольких лекций начались практические занятия. Еще более увлекательные, чем теория. Каждый день человек хозяина приносил заказанные Стивом материалы. Дальше – как ребус разгадываешь. Сделать бомбу из комочка пластита, банки «Кока-Колы», батарейки и двух проводочков. Или из пустой обувной коробки, мотка бечевки и двух армейских гранат. Сереге нравилось. Он чувствовал себя героем шпионского триллера. Он где-то видел нечто подобное или читал в книге. Мансарда, прикрытые жалюзи, полумрак, и три человека колдуют над столом, накрытым чистой бумагой, собирают «бомбу для председателя».

Сереге нравилось, а Арслан злился. Считал, что возиться с игрушками ниже его боевого достоинства.

– Слушай, зачем мне это? – Арслан отшвырнул на другой край стола две детали от конструктора «Лего».

Стив понимающе улыбнулся и, собрав разлетевшиеся кубики, протянул их нерадивому ученику.

– Надо придьюмать как.

– Не надо «придьюмать»! – Арслан схватил всю коробку с конструктором, повертел ее в руках и, не долго думая, швырнул в окно. День был теплый, и в своей комнате под крышей они маялись от духоты. Пришлось открыть окна и даже поднять жалюзи. Это противоречило правилам, установленным хозяином, но напротив были только другие крыши, и обнаружить трех мужчин могли лишь кошки и голуби. А кошки и голуби не знают, чем отличается человек, собирающий бомбу, от своего собрата, занятого выпиливанием лобзиком.

– Глупо. – Стив даже не выглянул в окно. – Будьем ждать. – Он взял телефонную трубку.

Телефона как такового в комнате не было. Но была прямая связь с квартирой внизу, и в случае экстренной необходимости они могли вызвать Алексея – маленького, похожего на гнома человечка, который доставлял им еду и все прочее. Стив держал трубку довольно долго, Серега тоже слышал длинные пронзительные гудки. Никто не отвечал.

– Ньикого. Придьется ждать долго. Перерыв для кофе, – хладнокровно заявил Стив. – Заньятия продолжьим вьечером.

– Слушай, ты, какие к бесу занятия! Ты скажи мне, сколько ты лично живых машинок сделал, сколько? – Этот вопрос Арслан задавал инструктору минимум четыре раза в день. Стив либо пропускал его мимо ушей, либо кротко улыбался:

– Такой вопрос не спрашивают.

На этот раз он ограничился улыбкой. Арслан, как обычно, разозлился. Он все время злился, но до драки дело дошло только один раз. Да и дракой это, по сути, не было. В первый день, когда Стив велел принести грифельную доску и пригласил их занять места за столом, Арслан, лежавший на своей койке, задрав ноги, пробормотал:

– Доски-моски… Как в школе! Тоже мне учи-и-тель! – Потом лениво встал и с силой опрокинул доску, причем так, чтобы край упал на пальцы Стива.

Серега сидел в углу, допивал чай и толком не видел, что произошло дальше. Стив вроде только пальцем его ткнул, почти дружеский жест, но Арслан взвыл, упал и откатился в сторону, а затем долго не мог отдышаться. С той поры он ворчал, возмущался, но, как пишут в милицейских протоколах, оскорблений действием не повторял. Серега на выпады Арслана внимания не обращал. Хорошо, что тот теперь совершенно не возражает против пения. А Стив и сам с любым разобраться может. Не зря каждый день то в позе лотоса, то в позе змеи отдыхает. Вот и сейчас сказал и замер, уставившись в пространство. Энергию копит.

Кофе так кофе. Серега отправился в кухонный угол и щелкнул кнопкой белого электрического чайника. Арслан упал на топчан. Неожиданно раздался стук в дверь. Все трое настороженно повернули головы.

Тук, тук – тук, тук, тук, тук – вроде все правильно, шесть ударов, длинная пауза, короткая и снова три длиных. Условный сигнал для этого дня недели. Но с чего вдруг пришли? У хозяина есть ключ. Алексей обычно приходит в заранее обусловленное время или когда его экстренно вызовут. Сейчас ждать вроде некого. Притворяться, что никого нет, глупо. Стив пошел открывать. Он повернул защелку, тут же отступил на два шага в сторону и напружинился.

На пороге стояла длинная худая девица с прямыми черными волосами. Она улыбалась во весь рот, показывая превосходные зубы.

– Привет, мальчики! Вы чего, сдрейфили? А еще боевички! – Девица вошла в комнату и тут же обошла ее по кругу, с любопытством оглядывая обстановку.

– Да вы не тряситесь, штукатурка сыплется. Я тут этажом ниже временно проживаю и про вас все знаю. Вы позвонили, Лешки нет. Я сначала не ответила. А потом думаю – может, у вас что срочное… Мало ли, крыша протекла, кран прорвало, то-се. – Она еще раз ослепительно улыбнулась.

Обитатели мансарды, ошеломленные несанкционированным вторжением, молчали. Девицу сей факт нисколько не смутил. Она продолжала непринужденно общаться:

– У вас тут ничего. Почти комфорт, хотя без ванны, конечно, не жизнь. – Пришелица сунула нос в кухонный угол. – О-о-о, чайничек готов! Может, кофейку предложите? А то вы какие-то угрюмые, негостеприимные.

Первым собрался с мыслями Стив:

– Да, ми собьирались кофе дьелать. А вы кто есть?

– Меня Ритой звать. А ты… постой, сейчас угадаю, Лешка говорил, что ты Стив.

– Да.

– А эти двое Арслан и Серега. Их и не отличить! – жизнерадостно выкрикнула девица. Потом крутанулась на пятке – она была обута в домашние тапочки – и заключила: – Вы все-таки тушуетесь, парни, а девушка без кофе сохнет. Ладно, я не гордая, сама сделаю.

Она немедленно принялась греметь посудой на полке, быстро раскидала по чашкам растворимый «Нескафе», плюхнула на стол пачку печенья, сахарницу и уселась на первый попавшийся стул.

– Давайте, присаживайтесь.

Стив и Серега подошли к столу.

– Вот и умницы. А тебе особое приглашение надобно? – Нахальная девица посмотрела на Арслана.

– Не хочу! – Он, не отрываясь, разглядывал обтянутые черными колготками ноги гостьи. Она этот взгляд заметила и покачала бедрами. Арслан отвернулся.

41
{"b":"2439","o":1}