ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Система минус 60, или Мое волшебное похудение
Перстень отравителя
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди
Проклятие Пражской синагоги
Что такое лагом. Шведские рецепты счастливой жизни
Печальная история братьев Гроссбарт
Рестарт: Как прожить много жизней
Игра Кота. Книга четвертая
A
A

– Значит так, ваши адрес и телефон записаны, придется потом прийти к нам. Ключи я изымаю. Вас сейчас отвезут домой.

Девушка не возражала.

Потихоньку все стали расходиться. Осмотр места преступления завершен. Следователь еще раз перелистал найденные в квартире убитой предпринимательницы документы и записные книжки. Это все он посмотрит завтра. Сейчас пора домой, спать. Работать надо в рабочее время. Он пошел в прихожую одеваться, там его и догнал Горный.

– Слушай, можно мы тут еще поболтаемся? Потом все запрем и ключи тебе закинем.

Следователь прокуратуры, которого звали Леша и которого все равно хотелось называть Димой (уж больно походил на Харатьяна), любезно разрешил смежникам поработать в квартире потерпевшей. Это было в его интересах – дополнительная рабочая сила не помешает.

Рубоповцы сидели на «орбитальной» кухне, пили кофе покойной и крутили версии. Если бы в процессе участвовали не два человека, а побольше, это можно было бы назвать «мозговым штурмом»: в общую кучу сваливаются все самые бредовые и самые обыденные идеи, а потом вокруг них выстраивается картина мира – мира, где подсыпали яд в тесто, лепили бомбы к машинам телезвезд, убивали холеных предпринимательниц и нападали из-за угла на сотрудников РУБОПа и журналистов информационных агентств. В импортных детективных фильмах полицейские чертят сложные схемы на вывешенных на стене больших листах, туда же подклеивают фотографии. Получается очень наглядно и кинематографично. Наверное, у зарубежных служителей Фемиды нет проблем с канцтоварами. На самом деле чертить и рисовать можно на чем угодно. Сунков и Горный безжалостно выдирали листки из Митиного блокнота. Схемы получались какие-то кривобокие: много событий, мало очевидцев и что-нибудь все время выпадает из общего ряда.

С консьержем-охранником, безотлучно караулившим элитный дом на улице Ленина, Горный переговорил еще до приезда коллеги. Тот, как и следовало ожидать, ничего не видел и ничего не слышал. Он даже не мог сказать, когда и с кем Арциева вернулась домой: мол, у всех жильцов магнитные ключи, и, когда дверь открывают таким ключом, он из своей будки не выглядывает. Многим обитателям не нравится повышенное внимание к их личной жизни. Получалось, что Арциева могла сама привести убийцу или убийца мог воспользоваться собственным ключом.

Соседи, которых опросили территориалы, тоже ничего не видели и не слышали. Единственное, что установлено достоверно: взлома не было. Преступнику открыли дверь, или у него были ключи, или он их где-то раздобыл.

Квадратики и стрелки на листках из блокнота обозначали связи, контакты и интересы разных людей. Самое бредовое предположение – шесть происшествий: яд в мини-пекарне, нападение на Кадмиева, смерть Айдарова, убийство Арциевой, взрыв в автомобиле Зориной и попытка наезда на улице Чапыгина – никак и ничем не связаны.

Злые террористы устроили демонстрацию силы – это одно. На Кадмиева напал обезумевший от гонений кавказец. Айдарова зарезала шайка уличной шпаны. Арциеву убили бандиты за долги или ревнивый любовник за измену. Бомбу Зориной подсунули медицинские дельцы, испугавшиеся разоблачения. А за рулем темной иномарки сидел пьяный или накурившийся травки представитель «золотой молодежи», он принял журналистов за стайку голубей и не притормозил.

Все возможно в подлунном мире, но работа сыщика основана на предположении, что случайных совпадений практически не бывает. Так что листок номер один был отброшен за ненадобностью. Разрозненными преступлениями занимаются территориалы и прокуратура. Задача Горного и Сункова – найти систему, организацию.

Однако версия о том, что банда чеченских террористов после очередной акции подчищала концы, резала, стреляла и взрывала, тоже не проходила.

– Самое простое – списать все на диверсионную группу. Бродят по городу неведомые люди и творят черте что. Но меня настораживает их неровная работа. Вот, смотри. – Горный схватил еще листок, энергично нарисовал шесть квадратиков с шестью неизвестными. – Дельце с ядом они провернули чисто, хорошо сработали. Цианид качественный, время рассчитали точно. Единственный прокол – запись голоса, которую сделали в «Интерпосте». Но это не улика. Далее. Пластит в машине Зориной. Пластит – штука хорошая и надежная, профессиональная. Но его было явно мало и пришпандорили неловко. Никто не пострадал. Легкая рана Барановича не в счет. То есть явный провал. Потом режут Айдарова – хорошо, надежно. И подвальчик выбрали с секретом. Там склад каких-то труб. То, что тело нашли почти мгновенно, дело случая. За этими трубами хозяева приезжают раз в год по обещанию, не идет товар. Неожиданно нашелся желающий, вот тело так скоро и обнаружилось. Чистая работа. С Женей не так чисто, но это можно списать на то, что он человек подготовленный. И Арциеву убили толково: ключи, запас времени и прочее. А вот машина в темном переулке – дилетантская работа. Фуфло полное. Хотели раздавить и не сумели. Не похоже на работу профессионалов. Грязно сделано, непредусмотрительно! Покушения на Зорину выпадают из общего ряда. Чтоб террорист не мог пристроить взрывчатку, да еще качественную!

Митя вскочил и забегал по кухне.

– Во-первых, я забыл тебе сказать, что этот журналист, Маневич, служил в десанте, так что человек он, в сущности, подготовленный. А во-вторых, и профессионалы срываются. Может, пластит у них появился недавно. Тут другое важно. Все крутится вокруг Дагаева. Смотри, мини-пекарня принадлежит любовнице Дагаева, Зорина была свидетелем смерти брата Дагаева, Женька и журналист что-то такое увидели или могли увидеть на квартире Арциевой. Понимаешь? Везде он!

Митя выкрикнул последнюю фразу, снова сел на стул и скрестил на груди руки, всем своим видом иллюстрируя знаменитую жегловскую фразу – «Я сказал!».

– Кто ищет, тот всегда находит. Предположим, он решил убрать Зорину как свидетеля смерти брата. Или, возможно, он считает ее причастной. Этакая кровная месть. Вендетта. Но при чем тут его подружка из пекарни?

– Ты же сам сказал. Он ее бросить хотел!

– Уже бросил.

– Не факт, что она об этом знала.

– Все равно бросить и пристрелить – это, брат, разные вещи. И зачем ему устраивать террористическую акцию в булочной своей ненаглядной, пусть даже бывшей?

– А может, Арциева…

– Скажи еще, что его брата как раз она и заказала!

Сунков промолчал и залпом выпил третью чашку кофе.

– Черт, впечатление, что кислоты хлебнул. Жрать охота до чертиков. Может, покопаемся в холодильнике?

Сказано – сделано. Часть дивного жаркого, очевидно приготовленного накануне домработницей Светой, была уничтожена в одно мгновение. Оперативников не смущали мысли о покойной, и они не тревожились о сохранности вещественных доказательств.

Утолив голод, Горный и Сунков вернулись к лежавшим на столе листочкам. Митя опять азартно сверкал голубыми глазами.

– Посмотри вот сюда. Очень странная связка Айдаров – Туманов. Из кафе журналист звонил в пресс-центр, скорее всего Туманову. Рассказал, где он и что он. И если убийца не вел его от редакции, значит…

– Его навел Туманов… – подхватил незаконченную фразу Горный. – Думаешь, Туманов тоже связан с Дагаевым? Интересно, как? Туманов, конечно, человек мутный, но… в нашей схеме он тоже лишняя фигура. Получается, он подводит Айдарова к Бойко, то есть внедряет его в это дело, а потом приканчивает? Не стыкуется. И главное – зачем?

– Предположим, Туманов связан с чеченцами…

– Он же армянин.

Митя кхекнул, подражая красноармейцу Сухову:

– Восток – дело тонкое!

– Все равно вместе получается ерунда – надо вычеркивать из схемы либо Зорину, либо Арциеву. А чтобы вписать в схему Туманова, нужен материал. Пока у нас только факт звонка и личное неприязненное отношение к достойному сотруднику пресс-центра. – Горный побарабанил пальцами по столу. – Больше всего меня беспокоит яд в пекарне. Глупость какая-то…

– А кто сказал, что все это устроил умный человек? Может, мы ищем логику там, где ее быть не может!

58
{"b":"2439","o":1}