ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Жених на неделю
Диагноз: любовь
Облики гордыни
Щегол
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Как люди думают
Мститель. Бывших офицеров не бывает
Четвертая мировая война. Будущее уже рядом
iPhuck 10
A
A

– Что вы, какие возражения. Андрей Викторович – значит Андрей Викторович. Не такая, конечно, прелесть, как Савва Артемьевич, но все же, все же… Вы правильно поняли смысл нашего визита, Андрей Викторович!

– Замечательно, тогда приступим к делу! – Хозяин сделал вид, что не заметил ни язвительного тона Лизаветы, ни жеста Саввы, попытавшегося успокоить вдруг закусившую удила спутницу. Савельев крепко сжал ее руку, а заодно дал взглядом понять, что это – его сюжет и Лизавета попросту не имеет права вмешиваться. Лизавета еле заметно повела ресницами – она действительно повела себя не по-товарищески, столь рьяно бросившись окучивать совершенно не свои грядки.

– Мы договорились о репортаже и… – начал Савва.

– Мы договорились лишь о том, что поговорим о репортаже, – мягко перебил его хозяин.

– Пусть так. Давайте говорить. Что же это у вас за школа такая? – Савва сразу дал понять, что для журналиста говорить о чем-либо и задавать вопросы – одно и то же.

Андрей Викторович охотно ответил:

– Школа телохранителей. В наше время люди озабочены собственной безопасностью. Не только у нас в России. Всюду. Квалифицированный специалист, который помогает хозяину сберечь жизнь, здоровье и деньги, ценится на вес золота. А мы таких специалистов готовим. Причем готовим очень хорошо. – Андрей Викторович мягко шагнул к столику с аппаратурой, взял пульт дистанционного управления, именуемый в просторечии «ленивкой», и включил телевизор и видеомагнитофон. – Вы люди телевизионные, любите картинку, вам так понятнее, я знаю. Поэтому вот, смотрите, это наша работа.

Фильм, им показанный, был не просто профессиональным кино о профессии, – он был снят на голливудском уровне. Только в Голливуде умеют одинаково хорошо и четко снимать яростные перестрелки, эффектные погони, стремительные атаки, драки на ножах, поединки каратистов и простонародный мордобой.

Закадрового текста не было, но и нужды в нем не было тоже. Вот ребята в черных «пижамах», на профессиональном языке – кимоно, входят в зал и умело швыряют друг друга на татами. Вот они же, но уже в черных комбинезонах, выходят на линию огня в хорошо оборудованном тире – все стреляют просто замечательно. Они же демонстрируют свои успехи в кулачном бою. По очереди показывают класс за рулем автомобиля и за рычагами бронетранспортера. Штурмуют отвесную стену.

Вот они же уже не в учебных, а в полевых условиях обезвреживают подосланных к хозяину убийц. Все обставлено очень натурально: нападающие догоняют мчащийся на бешеной скорости автомобиль, из переднего окна атакующей машины показывается впечатляющее жерло какой-то базуки, но охранники не теряются. Один, расположившийся на заднем сиденье, валит подзащитного на пол. Второй открывает шквальный огонь из массивного пистолета со своего места рядом с водителем и обезвреживает сначала одного, а потом и второго наемного убийцу. «Мерседес» с нападавшими беспомощно скатывается в кювет и даже переворачивается.

Эпизод номер два. Выстрел из засады. Действия телохранителей и в этом случае точны и упруги. Грохот ружейной стрельбы, машина тут же разворачивается, с переднего сиденья выкатывается один из стражников, он должен разыскать того, кто покусился на жизнь босса, второй же, опять свалив охраняемое тело на пол автомобиля, прикрывает его собой.

Следующая душераздирающая сцена – освобождение заложников. Чудный кудрявый ребенок и длинноногая красотка с зеркальными глазами, словно сошедшая со страниц «Космополитена», изображают семью босса, захваченную злобными террористами. Охрана проводит блистательную операцию по вызволению похищенных. Ловкие, вооруженные до зубов преступники и чихнуть не успевают – падает бронированная дверь, летит в сторону кованая решетка, прикрывавшая окно, сразу с двух сторон в узилище врываются телохранители, и вот уже злоумышленники, один из которых еще секунду назад держал пистолет у виска хозяйской «жены», лежат на полу с выкрученными и скованными руками.

– Красивая работа, – досмотрев фильм, вздохнул Савва.

– Мы готовим лучших в стране специалистов, может быть, лучших в мире, – надменно отозвался Андрей Викторович.

– И где же вы их прячете? Или они слишком заняты на съемках? – опять не выдержала и вмешалась в разговор Лизавета. Кино показалось ей откровенно трюкаческим, рассчитанным на то, чтобы произвести впечатление на богатеньких и готовых тратить деньги дилетантов. Сама она специалистом в охранном деле не была, но от фильма пахло Голливудом, мерещились спецэффекты, каскадеры, режиссер на площадке крана и ассистенты с мегафонами и радиотелефонами.

– Здесь нет ни одного спецэффекта, все снималось натурально. – Оказывается, Андрей Викторович почти умел читать мысли. – А специалисты наши работают в разных местах.

– Что-то не видно их работы. Всякие «Альфы» и «Беты» действуют довольно беспомощно, своих же кладут порой, а вы говорите о лучших в мире специалистах…

– Я не сказал, что мы учим людей из госструктур. Это им не по карману, курс обучения одного бойца весьма дорог. А мы не филантропы. – Андрей Викторович выключил видеомагнитофон. Телевизионный автомат врубил первую программу, где как раз шли новости.

– Кому же тогда по карману? И где вы достали учителей? С других планет? – опять принялась нападать Лизавета. Она не любила расплывчатые высказывания.

Андрей Викторович с высоты своего довольства не услышал раздражения в голосе журналистки.

– Услугами наших выпускников пользуются преимущественно частные лица. Ну и политики, особенно те, кто еще не вплотную приблизился к кормилу и кому не положена официальная охрана. И у кого есть деньги. Повторю: наши ребята стоят дорого.

– А кто платит за «студентов»? Они же?

– По-всякому, иногда сами «студенты». Мы их, правда, так не называем. У нас в ходу слово «курсант».

– А преподает кто? Инопланетяне?

– Да, интересно, откуда берутся столь квалифицированные преподаватели? – Савва попробовал вклиниться в разговор и смягчить общую направленность беседы.

– Мы приглашаем лучших специалистов. И по рукопашному бою, и по стрельбе. Многие, кстати, перешли к нам с государственной службы. Есть и самоучки-самородки, есть и иностранцы. Но преподаватели, если вы заметили, предпочитают обходиться без рекламы.

Действительно, в фильме, посвященном работе школы, для преподавателей почему-то не нашлось места.

– Но я смогу их снять? – осторожно поинтересовался Савва.

– Не всех, не всех, – барственно улыбнулся Андрей Викторович.

– А что еще можно снять?

– Вас заинтересовал этот материал?

– Да, безусловно! – Савва сделал максимально заинтересованное лицо.

– Тогда вы можете воспользоваться нашим фильмом…

– Качество… – в один голос бросились возражать Савва и Лизавета. Но хозяин не дал им договорить и снисходительно бросил:

– Он у нас есть в профессиональном варианте, в формате «Бетакам», так что…

– Все равно… Этого мало, надо еще интервью и какие-нибудь оригинальные съемки, тренировки, что ли… иначе это, понимаете, чужой материал, такой не освоенный… – Савва старался говорить мягко, чтобы не спугнуть потенциальную жертву репортажа, но при этом донести до нее, до жертвы, первую заповедь телерепортера: материал не считается, если ты не снял его сам.

– Понимаю… Это уже детали. Мы что-нибудь придумаем, чтобы показать вам все, что вы хотите увидеть, и при этом не… – Впервые Андрей Викторович замолк не оттого, что выдерживал запланированную им самим паузу, а оттого, что не смог сразу найти подходящее слово. – Не… травмировать наших людей.

Но Лизавете в его заминке почудилось совсем другое слово, ей показалось, будто он хотел сказать «не засвечивать наших людей». Она опять разозлилась и вспомнила совсем другую школу, школу, упомянув о которой, умер веселый толстяк в парламентском центре. Эта школа двойников становилась ее кошмаром, ее навязчивой идеей.

– Похоже на центр подготовки террористов, а не респектабельных телохранителей, – едко сказала она

40
{"b":"2440","o":1}