ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь художника
Мама для наследника
Как прожить вместе всю жизнь: секреты прочного брака
Большие воды
Найди свое «Почему?». Практическое руководство по поиску цели
Иллюзия 2
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Иногда я лгу
Позволь мне солгать
A
A

– Вы хорошо держитесь, – одобрительно кивнул Андрей Викторович и опять задал вопрос Георгию: – Я ничего не услышу по существу? Кроме легенд и мифов ваших телевизионных спутников? Девушка, да и молодой человек держатся отлично, но нельзя же этим пользоваться!

Георгий сжал губы в ниточку.

«Они что, сговорились хвалить нас и не обращать внимания на наши слова?» – подумала Лизавета.

– Я не понимаю…

– И не надо. Я все понял, и этого достаточно. – Высокий и высокомерный хозяин школы телохранителей повернулся на каблуках и направился к двери. На пороге он притормозил и обернулся. – Вы тоже все поняли. Чем скорее я услышу ответ на свой вопрос, тем проще нам всем будет жить! – После этого зловещего и двусмысленного заявления Андрей Викторович вышел, грохнув дверью. Кто-то невидимый немедленно щелкнул засовом. Послышался стук удаляющихся шагов. Значит, директор школы телохранителей приходил не один, а с клевретами – возможно, с теми, кого Лизавета и Савва видели в прошлый раз. Те ребята умели держаться незаметно.

Ошарашенные журналисты замерли в углу. Георгий, ничуть не удивившийся столь стремительному завершению беседы, хотел было вернуться на прежнее место, к дверям, но Саша Маневич ухватил его за рукав.

– Хотел бы я знать, о чем вы говорили?

– Худо дело, недооценил я их. – Георгий слегка потянул руку и освободился. – Микрофон здесь стоит, а я его не нашел.

– Значит, не салажата? – уточнила Лизавета.

– Они-то? Да нет, скорее волчата. Но волчата могут покусать льва.

– Видно, и впрямь дела наши печальные, раз ты заговорил цитатами из «Витязя в тигровой шкуре», – как бы невзначай проронила Лизавета.

Георгий ответил почти невпопад:

– Не знаю, что там говорил витязь, а мы здесь болтали совершенно напрасно. Я должен был предугадать, что они пихнут куда-нибудь прослушку, микрофончик. Теперь, конечно, торговаться с кассетами не получится. Они знают, что копии есть. Но они знают и то, что о существовании копий знают только три человека, а я рассчитывал вызволить хотя бы одного из нас, играя на копиях. Они, естественно, подвесили бы этому человеку хвост, но это не беда, не беда. А теперь… – Георгий явно погрузился в какие-то расчеты. И сообщать, что и зачем он подсчитывает, не собирался. Подошел к одной стенке, ударил кулаком. Так, постукивая в разных местах, на разной высоте, обошел комнату по периметру. Ответом был одинаково глухой отзвук. Георгий помедлил, размышляя. Потом согнулся в три погибели и еще раз прошелся вдоль стен, внимательно осматривая плинтусы и бормоча:

– Чисто… чисто… чисто…

– Новый «Миф Универсал» сохраняет капитал, – не удержался Саша Маневич.

Он, так же, как и Лизавета, молча наблюдал за передвижениями Георгия, а тут не выдержал и ввернул рекламную формулу. Изъясняться с помощью рекламных лозунгов давно стало общероссийской привычкой. Дурной, как семечки.

Георгий, скорее всего, об этой привычке не подозревал или никогда не смотрел телевизор и не подозревал о существовании волшебного порошка, которым можно стирать белье, мыть стены, посуду и пол. А может, он не слушал, что происходит вокруг. Он поднял очи горе и теперь медленно и внимательно осматривал стены под потолком.

Лизавета устала. Устала от того, что на нее и на ее слова не обращают внимания. Устала быть грязной и рваной. Ей хотелось присесть. Ей хотелось пить. Ей хотелось выбраться из закрытого наглухо помещения – обычной, ничем не примечательной комнаты с выцветшими обоями и паркетным полом, которая тем не менее выглядела очень зловеще. Надо же, как они умудрились превратить в герметичную колбу рядовую комнату в коммуналке! Ни единой щелочки. Только дверца с задвижкой на печке. Но и она наверняка не ведет никуда – когда печи сносили, дымоходы замуровывали очень тщательно.

– Печка, она здесь…

Георгий, безучастный ко всему происходящему, вдруг в один прыжок оказался возле Лизаветы и зажал ей рот шершавой ладонью.

– Правильно, девочка, ты умница. Я давно понял, что ты умница, просто невероятная. Только молчи. – Жаркий шепот почти обжег ей ухо.

Лизавета замерла, ошарашенная явно неадекватным поведением Фельдмаршала. То мирно рассуждает о помощи и профессионализме, то мечется по комнате, как голодный тигр. А теперь вот пытается ее задушить. Она побарахталась, пробуя вырваться, поняла, что стальные тиски не разжать, и сдалась. Лучше играть по его правилам. Ответила тоже шепотом:

– Ладно, я буду молчать, только отпусти!

Георгий слегка ослабил хватку, понял, что вопить никто не будет, и вовсе отпустил Лизавету.

В этот момент очухался Саша Маневич.

– Черт побери! Хотел бы я знать, что происходит!

Георгий тут же повернулся к Саше и приложил палец к губам, призывая к молчанию.

– Но я не понимаю…

– Объясню чуть позже. – Георгий дотронулся до своего языка и показал непослушному корреспонденту кулак. Все выглядело очень красноречиво – поколочу или убью, если будешь болтать. Потом двинулся к печке, приговаривая: – Да, в странную мы попали, ребята, ситуацию. Никакой мебели, кроме печки, и наши шансы выбраться близки к нулю. Конечно, с кассетой вы лажанулись, но и я тоже хорош. Ты знаешь этого парня, который приходил? Как, говоришь, его зовут?

Георгий нес этакую околесицу, а заодно, опустившись на колени, копался в печном жерле. Там, как и следовало ожидать, было пыльно и пусто. Топить печи перестали лет сорок назад. Минуты через три Георгий разогнулся и встал, зажав двумя пальцами маленькую черную фитюльку. Глаза его блестели.

– Так как его зовут? – Он бровями, губами, усами и остальными частями лица показывал, что ждет ответа.

– Андрей Викторович… – осторожно произнесла Лизавета.

– Серьезный парень… Ладно, устал я что-то. Давайте отдохнем и подумаем, как быть… Лады? – Он опять показал, что следует как-то отреагировать.

– Хорошо…

– О'кей, на свежую голову и думать легче… – Георгий сбросил пальто и уселся на пол. Нечто черное и маленькое он по-прежнему держал двумя пальцами. Потом осторожно положил этот предмет на пол и раздавил каблуком.

– Был микрофончик, и нет его… Далеко не нового образца игрушка. Как я про печку не сообразил? Дурак…

– Теперь можно говорить? – Саша по-прежнему стоял у окна, точнее, там, где раньше было окно. – А зачем вы сейчас устраивали шумовые эффекты?

– Удовольствия ради… – буркнул Георгий, помолчал и оттаял. – Я бы мог сейчас прочесть лекцию про профессионализм и предусмотрительность. Но после лажи с прослушкой не решаюсь. Просто надеюсь, что после наших разговоров они не сразу поймут, что мы нашли микрофон. А мы за это время успеем кое-что обсудить.

– Вы, значит, про микрофон не знали? – переспросил Саша.

Георгий ответил резко:

– Парень, сейчас нет времени. Уже на самом деле нет времени! Ты влез в эту историю, а потом в этот дом, и девушку за собой притащил. Теперь надо думать, как выбираться.

– А чего тут думать? Стены крепкие, двери-окна закрыты. Не о чем думать!

– Я вижу и стены и двери, но рассчитывать нам больше не на что. Они слышали наш разговор. Знают, кто я, кто вы. Знают, что мы раньше знакомы не были и действовать согласованно у нас не было возможности. Ты, конечно, очень убедительно наплела про телевизионную службу безопасности. Но, увы… – Георгий развел руками. – У нас есть небольшой временной люфт. Они будут думать, успел ли я что-нибудь передать своему руководству. Но, думаю, быстро сообразят, что ничегошеньки я не успел. Мой сотовый там же, где и пистолет. Так что…

– А что тут можно придумать? – подала голос Лизавета.

– Не знаю… – Георгий встал, разбежался и с размаху ударил плечом в стену. Опять отошел к центру комнаты, потирая плечо.

– Дверь стальная, стены капитальные. Лазеек нет…

Лизавету вдруг осенило, она вспомнила одно из приключений студенческой поры.

– Попробуйте толкнуть печь, здесь же только половина, другая – в той комнате, она, может, не очень крепко закреплена…

– Печь? – Георгий опять закусил щеку. – А чем черт не шутит!

71
{"b":"2440","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Говорю от имени мёртвых
Билет в любовь
Найди время. Как фокусироваться на Главном
Однажды в Америке
Запад в огне
Куриный бульон для души. Сердце уже знает. 101 история о правильных решениях
Некрономикон. Аль-Азиф, или Шепот ночных демонов
Хроники Черного Отряда: Черный Отряд. Замок Теней. Белая Роза
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога