ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я считаю, что вы не нашли у Батистена того, за чем приехали. Бедняга умер напрасно. Однако, дорогой магистр, вы не из тех, кто отступает, не так ли? Как удобно, быть знакомым с очередной жертвой с детства. Удивляюсь, что баронесса фон Штерн еще жива. Хотя, впрочем, это вероятно только потому, что она до сих пор вам ничего не рассказала, — Салтыков сделал шаг вперед и почувствовал как ему в грудь уперлось дуло пистолета. — Вы меня убьете? — лицо Александра было спокойным. Сен-Мартен не станет рисковать жизнями членов ордена в России. Ведь если масонский магистр убьет русского графа, его единомышленников начнут преследовать.

— Может быть, нет, — ответил Клод. — Если вы отойдете достаточно далеко, чтобы я мог промахнуться.

— Что с вами, магистр? Вы боитесь, что я сброшу вас с башни замка? — Салтыков улыбнулся. Развернувшись к Сен-Метрену спиной, Александр отошел к лестнице. — Можете не целиться мне в затылок, Клод, — сказал он, — все равно не будете стрелять. Думаю, вам лучше уехать, потому что я собираюсь поведать Мари об истинной цели вашего визита. Навряд ли ей понравится. Эта женщина не заслужила такой судьбы. Барон женился на ней из-за приданого, вы охотитесь за ее благосклонностью из-за архива де Грийе — она достойна лучшей участи.

— Вы ли это говорите? — губы магистра изогнулись в хищной усмешке. Было странно видеть, как молодое и красивое лицо Сен-Мартена мгновенно превратилось в дьявольский лик. — Видимо, дорогой граф, вы единственный среди нас, кто желает Мари счастья, но, по большому несчастью, она к вам не благоволит.

Уезжайте, Сен-Мартен! — крикнул Салтыков, которому стала невыносима тяжесть происходящего. Он всем сердцем жаждал защитить Мари, ведь второго удара она может не перенести! Что с ней станет, когда правда станет известной? Когда друг ее юности, Клод, получит то, зачем приехал — архив — и бросит Мари? — Что вы собираетесь делать с архивом де Грийе? Предать его содержимое огласке? Потребовать судить тех, чьи преступления изобличил виконт? Охотиться за ними?

— Если архив не представляет никакой ценности, зачем вы до сих пор здесь? — прервал Салтыкова Клод.

— У меня высочайшее указание, — ответил граф.

— Ну, вот видите, ваша императрица — мудрый политик. Если она послала вас, значит, архив имеет для нее огромную ценность. Я не смею спорить с мнением величайшего из европейских монархов, — Сен-Мартен склонил голову. — А теперь оставьте меня одного. Для молитвы.

— Надеюсь, что Бог найдет средство вас остановить!

Салтыков начал спускаться по лестнице, чувствуя огромное напряжение во всем теле. Если для магистра действительно так важно получить архив де Грийе, то Сен-Мартен не остановится ни перед чем. Тем более что великий мистик располагает огромными возможностями, на его стороне не только пистолет или нож, но и «ученое чародейство», так называют этот странный способ масонов устранять своих врагов. Не раздумывая ни секунды, Салтыков направился к Мари. Сен-Мартен постоял еще некоторое время на башне, а затем пошел следом. Вчера между ним и баронессой состоялся важный разговор. Точнее, говорила Мари, а Клод слушал. Так много слов о том, что им, возможно, следовало остаться вместе… Несколько лет назад Сен-Мартен был бы счастлив это услышать. После того как Мари уехала, не стала отвечать на длинные письма, которые он ей писал, забыла о нем — Клод безумно страдал. Именно тогда, разочаровавшись в любви к женщине, он начал искать истину. Так Сен-Мартен стал масоном. Знание оказалось более благодарным, чем женщина. Через год, после того как Мари вышла замуж за Рихарда фон Штерна, Клод стал магистром ордена. Вчера он испытал что-то вроде злорадства, слушая признания отчаявшейся, запутавшейся женщины, узнавшей о предательстве мужа, потерявшей родителей, женщины, которая некогда заставила Клода страдать. Она жалела о своей ошибке, но теперь уже поздно. Сердце Тристана больше не принадлежит ей. Нельзя сказать, чтобы Сен-Мартен возненавидел Мари… Нет. Он пережил любовь, отчаянье, ненависть, а теперь у него осталось только равнодушие. Узнав, что отец Мари владеет самым полным архивом, содержащим результаты расследований виконтом самых страшных, грязных и отвратительных преступлений разврата, совершенных русскими, английскими и французскими дворянами в начале XVIII века, Клод подумал только о том, что в жизни нет ничего случайного. Провидение вновь сталкивает его с Мари, которая была воплощением его самых романтических, нежных грез, но на этот раз совсем иначе. Теперь она — ключ к самым низменным свидетельствам человеческого порока.

Пару месяцев назад верховный магистр масонского ордена в Париже получил секретное донесение от одного русского члена общества. Тайная канцелярия получила письмо от некого нотариуса Батистена, в котором рассказывалось о том, что виконт де Грийе, в молодости отличался болезненной страстью исследования самых темных порывов человеческой души. Виконт расследовал более трехсот случаев жестокого насилия, убийств, похищения и подлогов детей, совершенных аристократами. Собранные им свидетельства могли привести на эшафот некоторых представителей самых знатных европейских фамилий. Нотариус Батистен предложил русской императрице купить «опись» этого архива, которую выкрала у своего хозяина некто Гертруда Риппельштайн. Слепой случай вновь столкнул Клода с Мари, имя которой он запретил себе даже вспоминать. Великий мистик почти физически ощущал присутствие судьбы, ее прикосновение.

— Баронесса, я намерен говорить с вами, и, черт побери, вам придется меня выслушать! — Александр распахнул дверь в покои Мари и увернулся от полетевшей в него щетки для волос.

— Вы еще до сих пор здесь? Господи, да такого наглеца как вы, не видывал свет! Уже почти неделю вы пользуетесь нашим кровом, ведете себя, словно находитесь дома! Это неслыханно! Убирайтесь, или я позову слуг, и вас вышвырнут!

— Все слуги в данный момент на кухне. Фрида приготовила свиное жаркое со сливочной подливкой, так что не надейтесь, что на ваш крик хоть кто-нибудь придет.

Салтыков запер за собой дверь. Мари молча отступила к окну.

— Что вы делаете? — она схватилась рукой за грудь. — Я буду кричать… Я позову на помощь… Клод! Клод!!

— Ваш друг юности, масон, сейчас молится на башне, чтобы его затея прошла удачно. Не надрывайте горло, — Александр сел в кресло и положил ногу на ногу. — Вы можете сесть? — он показал Мари на кресло против себя. — Я должен рассказать вам нечто очень и очень важное.

— Я не собираюсь слушать вас!

— Это зря, потому что Клод Сен-Мартен — масонский магистр, прибыл сюда отнюдь не ради ваших прекрасных глаз. Понимаю, правда может быть для вас горька, но тем не менее, лучше ее узнать.

— Масонский магистр? — Мари удивленно посмотрела на Салтыкова. Затем покачала головой. — Я вам не верю.

— Это ваше дело. Расскажу вам коротко суть дела…

— Немедленно оставьте меня!

— Черт возьми! Да выслушайте же вы! — Александр вскочил со своего места, подошел к баронессе и, преодолевая ее сопротивление, схватил за плечи.

— Помогите! Кто-нибудь! Клод!!

— Мари! — снаружи раздался крик. — Это я! Я слышал твой голос! Открой!

— Клод! Пожалуйста, помоги мне! Этот негодяй запер дверь изнутри!

В следующее мгновение прогремел выстрел, и дверь в покои баронессы распахнулась. Мари вскрикнула.

— Мне кажется, вам нужно уйти, — процедил сквозь зубы Сен-Мартен, вытаскивая из-за пояса второй пистолет и наводя его на Александра.

— Клод, не надо! — воскликнула баронесса.

— Он не выстрелит, — насмешливо сказал граф. — Не волнуйтесь. Но я бы на вашем месте, опасался его больше чем меня.

Салтыков спускался по лестнице, сжимая кулаки и с трудом удерживая ярость. Впервые в жизни он столкнулся с невозможностью защитить женщину от нее самой! Ослепленная своим несчастьем, она совершает безумство, словно напуганная пожаром лань, которая мчится в самое пекло, вместо того, чтобы броситься в реку! Самоубийство!

24
{"b":"2441","o":1}