ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я хочу поехать вслед за графом Салтыковым, туда, куда он сослан, — повторила Мари.

Дашкова вздохнула, затем обернулась к баронессе фон Штерн. Выражение лица княгини смягчилось. Она подошла к Мари и взяла ее за плечи.

— Простите, что я была так резка, но мне хотелось убедиться в том, что вы его тоже любите…

Тут княгиня осеклась, но было уже поздно. Предательское «тоже» сорвалось с ее уст. Полина опустила глаза и отошла.

— Идите, вам покажут вашу комнату. До тех пор, пока вам не оформят паспорт и проездные документы, живите здесь. Я снаряжу вас в путь, дам все необходимое. Лошадей, одежду, слуг… Ну, иди же!

Княгиня топнула ногой и судорожным движением вытерла слезы.

Мари фон Штерн ехала в санной карете по нескончаемой дороге. Заунывная песня ямщика, топот лошадиных копыт, потрескивание угольев в печке — все это казалось ей настоящей симфонией свободы.

ним учить русский язык. Дорогой просила охрану разговаривать с ней, чтобы выучить слова и фразы. Нестеров, которому поручили сопровождать баронессу до самого гарнизона, терпеливо объяснял гостье, почему некоторые слова из тех, что она часто слышит на стоялых дворах, нельзя повторять знатной даме.

Прошел еще месяц. Карета пересекла, наконец, «каменный пояс». Здесь Нестеров передал охрану Мари начальнику гарнизона и приказал ему проводить баронессу фон Штерн к месту службы графа Салтыкова — Орлиной заставе.

— Так ведь там людишек лихих много, — крякнул Бровин, — надо бы солдат тогда оставить, я еще своих добавлю. Мало ли что…

Нестеров подумал и ответил.

— Пожалуй, тогда и я поеду с вами. Сколько дней пути до Орлиной заставы?

— Если дорога в порядке, тогда неделя, — Бровин бросил любопытный взгляд на Мари. Она смутилась и опустила глаза.

— Тогда завтра отдыхаем, а послезавтра в путь, — Нестеров обернулся к баронессе и увидел, что та мелко дрожит.

— Вы замерзли? — спросил он.

— Нет, — отрывисто ответила Мари. — Пожалуйста, покажите мне мою комнату.

Последний день пути Мари едва сдерживала нарастающее волнение. Что если он забыл ее? Что если затаил обиду? Что если у него появилась женщина? Все эти «если» сводили баронессу с ума. Карета, в которой она провела почти два месяца, вдруг показалась Мари ужасно неудобной, тесной, душной и вообще непригодной для путешествий.

Пытаясь справиться с волнением, баронесса стала смотреть в окно, в надежде, что однообразный ряд проносящихся мимо гигантских елей успокоит ее. Однако внимание Мари привлек какой-то странный человек, который бежал по снегу за первым рядом деревьев. Неожиданно сзади раздался громкий свист, потом сбоку, потом впереди.

— Гони во всю! — раздался голос капитана Бровина.

Карета баронессы понеслась по заснеженной дороге с бешеной скоростью. Мари попыталась выглянуть, но в этот момент с окошком поравнялся всадник на черной лошади, который взмахнул топором. Раздался крик, перед глазами Мари мелькнуло что-то черное. Только спустя секунду она поняла, что это было тело кучера. Лошади неслись во весь опор.

— Держитесь! — с другой стороны появился Нестеров, баронесса увидела у него в руках пистолет.

Грянул выстрел, следом за ним стон. Тот самый всадник, что убил кучера, упал с лошади. Нога его застряла в стремени. Мари зажмурилась. Ей никогда не забыть лицо этого человека и кровавого следа, что оставляла его голова на белоснежном снегу, пока обезумевшая лошадь волокла за собой безжизненное тело.

Со всех сторон раздавалась пальба. Мари слышала, как граф Нестеров отдает приказания держаться ближе к карете, как он кричит на второго кучера, чтобы тот пригнул голову и ни за что не отпускал вожжей. Хриплый голос капитана Бровина осыпал кого-то теми самыми словами, которые знатной даме нельзя повторять; карета содрогнулась от удара, Мари поняла, что это один из разбойников прыгнул на крышу.

— Гони!! — кричал Нестеров.

Внезапно раздалось оглушительное конское ржание, сильный удар! Карета перевернулась, уголья из маленькой печки под сиденьем Мари высыпались и бархатная обивка моментально вспыхнула. Мари дико закричала.

Разбойники свалили дерево за самым крутым поворотом. В это дерево и врезались с разлета лошади.

— Не отступать! Стоять насмерть! — донесся голос графа Нестерова.

Мари начала кашлять, дым быстро подбирался к ее ногам. Она кричала, но к ней никто не мог прийти на помощь. Солдаты попали в засаду и теперь пытались спасти свою жизнь.

— Ребята! Не сдаваться! — орал Бровин где-то далеко позади.

Гвалт грубых, похожих на собачье гавканье голосов постепенно нарастал, заглушая все остальные звуки. Мари попыталась подняться, чтобы выбраться из кареты лежащей на боку, но сиденья уже были охвачены пламенем.

Внезапно снаружи раздался дикий крик, исполненный ужаса, затем другой.

— В лес! Уходим в лес! — понеслись крики.

— Там женщина в карете! — кричал кому-то граф Нестеров.

— Достанем женщину! — гаркнул в ответ голос, от которого у Мари сердце чуть было не выпрыгнуло из груди….

— Поберегитесь, мадам! — повторил тот же голос, и в следующее мгновение баронесса почувствовала, что кто-то поднимает лежащую на боку карету!

— Во-о-от так! — протяжно ухнул он и, вырвав дверь, вытащил из объятой пламенем повозки Мари.

Она подняла глаза и увидела… его!

— Мари? — Салтыков пошатнулся и закрыл глаза рукой, потом отнял ее и снова посмотрел на свою возлюбленную. — Мари!

Он сжал ее в объятиях и осыпал поцелуями, исступленно повторяя ее имя, покрывая поцелуями ее лицо, волосы, шею…

— Я приехала, — Мари старалась тщательно выговаривать русские слова, — говорить: «Я тебя люблю!».

— Говори, говори! — воскликнул Салтыков, подхватив свою будущую жену на руки и кружа по воздуху.

— Я тебя люблю! — повторила баронесса фон Штерн и вдруг поняла, что язык, на котором она сейчас говорит — самый прекрасный и великий на земле.

41
{"b":"2441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возрождение
Бессердечная
Убежище страсти
Данбар
Темные времена. Попутчик
Свидание у алтаря
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами