ЛитМир - Электронная Библиотека

Пожав плечами, она притворно улыбнулась и сказала:

– Сегодня мы подаем кофе с ванилью.

Мужчина потер подбородок, затем нахмурился.

– А обычного нет?

Поняв, что он ее дразнит, Келли, продолжая улыбаться, заявила:

– Если вы хотите растворимого кофе, то вам придется готовить его самому.

Он засмеялся.

– Ладно, несите что есть.

Вернувшись с чашкой и поставив ее на стол, Келли старалась не смотреть на него, чтобы избежать дальнейшего разговора. В присутствии этого человека она чувствовала себя неловко. Бегло просмотрев меню, он спросил:

– Значит, вы теперь вместо Рут?

– Временно.

– А где она?

– Уехала заботиться о больной матери.

Его густые брови сошлись на переносице, когда он снова посмотрел на нее.

– Кстати, меня зовут Грант Уилкокс.

– Келли Бейкер.

Вместо того чтобы протянуть ей руку, он кивнул.

– Рад познакомиться.

Его голос действовал на нее почти физически. Это было похоже на то, как если бы она ожидала, что ей нанесут сильный удар, а вместо этого к ней нежно прикоснулись.

– Вы здешняя? – спросил Грант, сделав глоток кофе.

– Нет, – покачала головой Келли. – Я из Хьюстона, а вы?

– Сейчас я живу здесь, но родился в другом месте. Я владею компанией, занимающейся заготовкой и транспортировкой пиломатериалов. Недавно мы приобрели двести гектаров строевого леса, так что я надолго застрял в этой дыре. – Он улыбнулся, и в уголках его глаз появились морщинки.

Он всегда говорит как деревенщина или пытается что-то ей объяснить?

– Насчет леса это хорошо, – ответила она, не зная, что ей объяснить.

Ей было абсолютно все равно, кем был Грант и чем занимался, поэтому она спросила, не хочет ли он чего-нибудь поесть. Будто догадавшись об этом, он ухмыльнулся, а затем сказал:

– Принесите тарелку супа и подогрейте кофе.

Ему осталось только добавить «детка». Грант Уилкокс совсем не походил на преуспевающего бизнесмена. Неужели так заметно, что она нервничает? Ее раздражал его снисходительный тон, и, не желая, ударить в грязь лицом, она решила обслужить его на должном уровне.

Взяв с прилавка чашку, Келли направилась к его столику. Но когда девушка ставила чащку на стол, она выскользнула у нее из рук, и содержимое вылилось Гранту Уилкоксу на колени. Он вскрикнул и вскочил со стула. Онемев от ужаса, Келли уставилась на него.

– Я бы сказал, отличный удар. Прямо в цель.

Взгляд Келли устремился вниз и застыл на мокром участке ткани вокруг молнии на его джинсах.

Они одновременно подняли глаза. Их взгляды встретились.

– Это самые любимые из моих джинсов, – протянул Грант, ухмыляясь.

Напуганная и униженная, Келли, запинаясь, пробормотала:

– Мне очень жаль. Стойте здесь, я схожу за полотенцем.

Повернувшись, она почти побежала к прилавку. Когда она вернулась, Грант снова встретился с ней взглядом.

– Позвольте мне, – сказала она, протягивая руку, и замерла, увидев, что он улыбается.

Она отдернула руку, чувствуя, что краснеет.

– Все в порядке. Нужно будет только переодеться.

– Слава богу, – ответила Келли, снова обретя дар речи.

– Сколько я вам должен?

Келли пришла в ужас. И он еще спрашивает!

– При сложившихся обстоятельствах совсем ничего.

Грант повернулся и направился к выходу. Ошеломленная, Келли молча смотрела ему вслед. У двери он обернулся и, подмигнув ей, сказал:

– Увидимся.

Она надеялась, что нет, но в то же время ей было очень жаль, потому что у него была самая очаровательная улыбка, которую она когда-либо видела.

Жаль, что он ей не нужен.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Как же он ненавидел бумажную работу! Когда взгляд Гранта упал на стол, стоявший в углу комнаты, он застонал. Там лежала стопка неоплаченных счетов и кипа неподшитых папок.

Тогда Грант решил немного развеяться. Все утро он провел в четырех стенах, занимаясь решением финансовых вопросов. Банковские совещания всегда нагоняли на него тоску, и теперь ему была просто необходима физическая разрядка. Немного помахав топором, он обычно приходил в себя, но сейчас это не помогло. Его тело по-прежнему было напряжено как сжатая пружина.

Грант ухмыльнулся. Он не помнил, когда в последний раз получал удовольствие, занимаясь любовью с женщиной. За все эти годы лишь немногим удалось пробудить в нем интерес. Однако он вынужден был признать, что Келли Бейкер его заинтересовала. Его влекло к ней.

Келли Бейкер – красивая женщина. У нее белоснежная кожа с россыпью веснушек, одежда подчеркивает плавные изгибы фигуры. Вот жаль только, что умом она, кажется, не вышла.

Вдруг Грант почувствовал укол совести. Он ведь говорил с ней всего пару минут и ничего о ней не знает, кроме имени. Ясно было одно: торговля кофе и пирожными – не ее стихия. Возможно, при других обстоятельствах он получил бы удовольствие от общения с ней.

– Черт побери, Уилкокс, – пробормотал он, потянувшись за бутылкой пива. – Успокойся.

Такие, как он, ее не интересуют. Нескольких секунд оказалось достаточно, чтобы раскусить ее. Городская леди с городскими замашками. Такие всегда его раздражали.

Нет, у них ничего не выйдет.

Хуже всего было то, что она красотка. Ему нравились пылкие женщины, а Келли, кажется, была именно такой. Почему бы ему немного не поразвлечься?

В этой женщине было что-то волнующее. Возможно, дело в том, что она показалась ему неприступной и снисходительной, и ему захотелось узнать, что скрывается под внешним слоем льда, доказать, что он способен его растопить. Он схватит ее за талию и прижмет к своей груди, покроет поцелуями ее лицо, шею, грудь... Представляя это, он почти ощущал вкус ее кожи.

Что она почувствует? Заставит ли он ее трепетать, пробудит ли в ней ответное желание?

Если только она вообще подпустит его к себе. Раздосадованный этой мыслью, он направился в кухню за второй бутылкой пива. Внутри у него все кипело. Когда с пивом было покончено, ему в голову пришла одна мысль.

– Черт побери, Уилкокс. Забудь об этом. Это же безумие. Ты спятил!

Безумие это или нет, он это сделает. Схватив куртку, Грант вышел на улицу.

Ее лицо все еще горело, но совсем не из-за того, что она уже целых полчаса лежала в горячей ванне.

Как могла она быть такой неуклюжей? Никогда прежде Келли не оказывалась в таком неловком положении. В компании, где она работала, ее всегда считали спокойной и собранной.

Она и была такой до того, как...

Келли потрясла головой, чтобы прогнать непрошеную мысль. Думать об этом сейчас не только вредно для ее душевного здоровья, но и глупо. Того, что произошло четыре года назад, нельзя изменить. Ничто не вернет ее семью.

Впрочем, то, что произошло утром, было совсем другое дело.

– Боже милостивый, – пробормотала Келли. Взяв мочалку, она стала тереть себя с такой силой, что начало покалывать кожу. Затем, решив, что утреннее происшествие есть не что иное, как досадное недоразумение, и, как бы она ни хотела, ничего уже не изменить, Келли вылезла из ванны и вытерлась. Завернувшись в махровый халат, она села на диван рядом с камином. Хотя было еще довольно рано, ей следовало попытаться уснуть, но она знала, что все попытки окажутся напрасными. Она была слишком возбуждена. Кроме того, дома Келли редко ложилась спать до полуночи. Обычно она брала на дом кучу работы.

При мысли об этом ее сердце глухо застучало. Ей не хватало ее офиса, клиентов, квартиры. Очень не хватало. В Хьюстоне спутником ее бессонных ночей был гул транспорта, а не уханье сов. Она содрогнулась и потуже затянула пояс халата. Нужно выпить чего-нибудь горячего. Это всегда действовало на нее успокаивающе.

Но только не в этот раз. Даже после чашки горячего кофе ей все равно было не по себе.

Когда Келли откинулась на спинку дивана и закрыла глаза, перед ее внутренним взором неожиданно предстал образ Гранта Уилкокса. Вместо того чтобы прийти в ярость, она дала волю разыгравшемуся воображению. Она представила его во фланелевой рубашке и тугих вылинявших джинсах, прикрывающих такое тело, за которое большинство женщин продали бы душу дьяволу.

2
{"b":"2443","o":1}