ЛитМир - Электронная Библиотека

Келли раскрыла рот.

– О, я еще не закончил, – сказал Грант. – Из-за того, что я потратил все свои сбережения на покупку участков леса, которые сейчас нельзя вырубать из-за дождей, мне пришлось занимать деньги на покупку участка Холландов.

– И во сколько тебе все это обошлось?

– Примерно в сто тысяч в месяц. Теперь ты видишь, почему я спешу уладить это дело. Пока работа простаивает, я не получаю ни единого цента, – резко добавил он. – Я не могу позволить Холланду или этому Россу обвести меня вокруг пальца. Если мы в ближайшее время не возобновим работы... – Он замолчал, черты его лица исказились.

Заканчивать предложение не было надобности. Если он не вернет долг, его фирма разорится.

– Ладно, – согласилась она. – Посмотрим, что я смогу сделать.

– Правда? – недоверчиво спросил он.

– Да, но повторюсь: я ничего не обещаю.

– Не беспокойся, ты будешь щедро вознаграждена.

– Деньги волнуют меня меньше всего.

Грант прокашлялся, затем сказал:

– Спасибо. Я очень тебе за это признателен.

Келли кивнула, и в воздухе повисло молчание.

Первым его нарушил Грант:

– Не возражаешь, если я тебя кое о чем спрошу?

– Спрашивай.

– Ты плакала? – Грант пристально посмотрел на нее. – Ты выглядела такой печальной.

Келли напряглась. Наверное, у нее красные глаза и нос, тушь размазалась по лицу. Довольно жалкое зрелище. Но какая разница? Ведь она не собирается производить впечатление на Гранта Уилкокса. По крайней мере не своей внешностью.

– Я думала о моем муже и ребенке.

Грант ошеломленно уставился на нее.

– Так ты замужем?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Н-нет, – с запинкой произнесла она, избегая его пытливого взгляда.

Грант ничего не говорил, лишь пристально смотрел на нее.

Временами ей казалось, что он видит ее насквозь.

Ни один мужчина прежде не действовал на нее подобным образом, но она с самого начала поняла, что Грант не похож на остальных мужчин. В сложившейся ситуации нужно было вести себя крайне осторожно, как если бы у нее в руках был хрупкий стеклянный предмет. Именно такой она чувствовала себя сейчас. Хрупкой и уязвимой.

– Келли?

Грант впервые назвал ее по имени. Он произнес его низким чувственным голосом, от которого у нее внутри все перевернулось. Пытаясь сохранить спокойствие, Келли глубоко вдохнула. Она должна выбросить его из головы. Только тогда она сможет расслабиться.

Но сможет ли?

Она согласилась помочь Уилкоксу, и это означало, что ей придется часто с ним встречаться.

Какой ужас. Но кто в этом виноват? Она не могла винить во всем Гранта. Никто не тянул ее за язык. Она согласилась помочь ему только потому, что это имело отношение к ее любимой профессии. Мысль о том, что она снова будет работать, воодушевляла ее.

– Эй?

– Прости, – пробормотала Келли, чувствуя, как ее лицо обдало жаром.

– Не надо извиняться. Я просто не хотел, чтобы ты забывала о моем присутствии.

Келли с трудом удержалась от смеха. Как это возможно, когда его могучее тело подчинило себе пространство, а свежий запах его одеколона щекотал ей ноздри? Но Грант не должен об этом знать. Чем раньше она отделается от него, тем быстрее к ней вернется самообладание.

Но надолго ли?

– Ладно, забудь, что я упоминал о твоей семье. Я переступил границу дозволенного. Это не мое дело.

Вдруг, к ужасу Келли, на ее глаза навернулись слезы. На этот раз она не успела вовремя отвернуться.

– Я могу что-нибудь для тебя сделать? – неловко спросил Грант. – Ты же согласилась мне помочь. Вдруг я смогу отплатить услугой за услугу?

– Я так не думаю, – прошептала Келли, с трудом сдерживая слезы.

Было бы стыдно расплакаться перед человеком, которого почти не знаешь. Это не только рассердило, но и испугало ее. Она приехала сюда, чтобы вновь научиться контролировать свои эмоции и стать тем хладнокровным адвокатом, которым когда-то была.

Если не взять себя в руки, то по возвращении в Хьюстон она будет в еще худшей форме, чем до отъезда.

Тоска. Вот в чем заключалась проблема. Ничто не занимало ее мысли, не бросало ей вызов. А благодаря этому человеку она снова вернется к любимой работе. Хотя это дело, кажется, будет простым, Келли все равно была очень рада.

Тогда почему же она плачет, вместо того чтобы улыбаться?

Немного успокоившись, она обнаружила, что Грант все еще пристально смотрит на нее. На секунду их взгляды встретились, и, к ужасу Келли, между ней и Грантом проскочил электрический разряд.

О боже, только не это. Она задержала дыхание. Казалось, это продлилось целую вечность. Келли поняла, что Грант испытывает то же, что и она. Прокашлявшись, он взял свою шляпу, поднялся и направился к выходу.

Слова вырвались у нее сами собой:

– Мой муж и ребенок погибли в дорожном происшествии.

Грант резко остановился. В воздухе снова повисла тишина, и Келли была этому рада.

Она была слишком поражена, чтобы сказать что-то еще или даже пошевелиться. Что на нее нашло? Грант извинился перед ней за вмешательство в ее жизнь и уже собирался уходить. Почему она это сделала? Рассказав ему о своем горе, она стала еще более уязвимой перед ним.

Келли снова посмотрела ему в глаза. Они по-прежнему изучали ее и казались почти черными.

– Это тяжелое испытание, – наконец произнес Грант.

– Да, – прошептала она, – очень. Оно чуть не убило меня.

– Что случилось?

Келли тяжело вздохнула. В это мгновение Грант наклонился и коснулся ее, но резко отдернул руку, когда между ними снова проскочил разряд.

– Если не хочешь, можешь не отвечать, – сказал он.

– Это та же самая история, которую ты слышал миллион раз, – тупо произнесла Келли. – Пьяный водитель резко выскочил из-за поворота и сбил их. Скорость была очень высокой, и они погибли на месте.

– Мне очень жаль.

– Мне тоже.

Снова наступила тишина.

– Когда это произошло?

– Четыре года назад.

Грант ничего не ответил, но Келли знала, о чем он сейчас думает. Как и все остальные, он, наверное, считает, что за это время она должна была смириться с трагедией и вернуться к привычной жизни.

– Я знаю, о чем ты думаешь, – произнесла она.

Грант удивленно приподнял брови.

– Да? И о чем же?

– Что мне пора перестать жалеть себя.

– Совсем наоборот.

Она испуганно посмотрела на него.

– Я удивляюсь, как ты сохранила рассудок да еще и продолжала работать.

Его ответ так удивил Келли, что она раскрыла рот.

– Время, – наконец произнесла она. – Я не поверила моему психотерапевту, когда он сказал мне это, но сейчас поняла, что время – лучший лекарь.

– Но ведь ты еще не полностью оправилась от произошедшего.

– И никогда не оправлюсь. Именно поэтому я здесь.

– Теперь я знаю один из твоих секретов, – мягко сказал Грант.

Они оба улыбнулись.

– Расскажи мне о своем ребенке.

– У меня была дочка. Ее зовут... звали Эмбер…

– Красивое имя.

– Моего мужа звали Эдди. Он тоже был адвокатом, но работал в другой фирме.

– Это похоже на образцовую американскую семью.

– Мы и были такой, – с заминкой произнесла она.

– Если хочешь, мы можем прекратить этот разговор.

– Доктор посоветовал мне делиться своей болью с другими, но я не послушала его и похоронила ее глубоко внутри.

– Пока однажды она неожиданно не вырвалась наружу, – закончил за нее Грант.

– Точно. Я несколько недель просидела дома, плача и круша все, что попадалось под руку. Затем неожиданно позвонила Рут. Босс уже давно предлагал мне взять отпуск, и вот я здесь.

– Только ненадолго.

Она печально улыбнулась.

– В тот день, когда вернется Рут, я уеду.

– Этот захудалый городишко не для тебя.

– Это твои слова, а не мои.

– Все же ты так считаешь.

Келли пожала плечами, услышав неодобрение в его голосе. Нравится ей здесь или нет, ему-то какое дело. Однако по совести говоря, она излила ему свою душу, и было бы несправедливо обидеть его.

9
{"b":"2443","o":1}