ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сойер почесал в затылке, потом посмотрел Харлену прямо в глаза:

– А вдруг не получится?

– Смотри на вещи трезво, – саркастически посоветовал Харлен. – Безгрешных людей не бывает. Вес мы не ангелы.

Наступила неловкая пауза, нарушаемая только шумом проносящихся по улице машин.

– А если я откажусь? – спросил наконец Сойер.

– Не откажешься. Я тебя купил с потрохами.

– Никому не дано меня купить.

Слова Сойера прозвучали угрожающе, но еще более зловещим был тон, каким он их произнес. Он с холодной яростью подчеркнул каждое слово. Харлен побледнел. Они не сводили глаз друг с друга; шла битва характеров.

Харлен сдался первым и примиряюще сказал:

– Ссориться ни к чему. Нам делить нечего: ты мне, я тебе. – Он ухмыльнулся. – Не подмажешь – не поедешь.

– Харлен…

Мур жестом приказал, ему замолчать и поднялся со стула.

– Копни ее прошлое, поговори с сотрудниками Джонса и Страссберга. Люди разное болтают про ее головокружительную карьеру.

– Вы хотите сказать, она приземлялась в горизонтальной плоскости?

– Похоже на то. Выясни, кто на нее имеет зуб, натрави газетчиков. Ты, кстати, знаешь репортера по имени Мик Престон?

– Знаю.

– Так вот: если в яблоке завелся червяк, Мик его откопает, а потом раззвонит по всему свету.

– Он и сам как червяк.

Харлен запрокинул голову и зашелся смехом:

– Я, признаться, того же мнения.

Сойер знал, что с Харленом бесполезно спорить: если он решил отомстить, ничто не заставит его отказаться от выношенных планов. Сойеру оставалось только прикусить язык и на досуге обдумать, как быть с поручением Харлена.

Видя, что Сойер ему не возражает, Харлен пошел к выходу. У самой двери он обернулся и коротко приказал:

– Позвонишь мне.

Когда за Харленом Муром захлопнулась дверь, Сойер ударил кулаком по столу и в сердцах выругался.

Томас Дженнингс растянулся на диване и оглядел номер. Что ж, размышлял он, для московской гостиницы очень даже неплохо. Это, конечно, не «Ритц-Карлтон» в Нью-Йорке, но особых жалоб нет. Русские ему буквально смотрят в рот, ожидая чуда. Томас рассмеялся вслух. Может быть, когда-нибудь и дождутся.

Да, думал он, устраиваясь поудобнее на подушках, у него теперь есть все. Успех его миссии превзошел все ожидания: деньги текут к нему рекой. Его жизнь была бы совсем безоблачной, если бы не налоговое управление.

По лицу Томаса пробежала тень. Он встал и прошелся по комнате. Из окна виднелись очертания Кремля. Солнечные блики играли на золотых куполах соборов. «Какая ирония судьбы, – подумал он, – столько золота изводят зря в стране, где половина населения живет впроголодь». Однако не надо судить слишком строго. Ведь пожертвования на нужды его церкви делают в основном обделенные судьбой.

Он твердо решил, что не расстанется с этими деньгами. Перед отъездом в Россию ему опять звонили эти крючкотворы из налоговой инспекции. Если они не отстанут, у преподобного Томаса Дженнингса могут быть серьезные неприятности. Хорошо, что у него влиятельный тесть, который не раз выручал его в трудную минуту. Если нужда заставит, можно будет опять к нему обратиться. Старик ради своей драгоценной доченьки готов на все.

Томасу нестерпимо захотелось выпить. Он подошел к бару, содержащему целую коллекцию бутылок, и смешал себе мартини. Опустошив стакан, он вздохнул с облегчением. День обещал быть удачным. К черту налоговое управление. К черту тестя. К черту все, что было раньше.

Надо думать только о будущем. Проповедуя Священное писание, он сколотил неплохой капитал и, что самое главное, сумел частично утаить его от жены и тестя. У Томаса были определенные планы, но родне в них места не отводилось.

Ему пришлось как следует потрудиться, чтобы достичь нынешнего положения. Разве легко вещать с амвона, выжимая слезу у прихожан? Но игра стоила свеч. Ради щедрых пожертвований не грех было постараться. Да и восхищение прихожан кое-что значило. Они готовы были ему ноги целовать.

Впрочем, к всеобщему преклонению он привык еще в школьные годы. Даже в том захолустном городишке, где прошла его юность, девчонки буквально вешались ему на шею, особенно одна, Кейт Колсон. Та просто млела от него. Но вспоминать о ней не хотелось.

Пронзительный телефонный звонок прервал его размышления.

– Слушаю.

Звонила его секретарша. Он привез с собой целый штат, чтобы не знать никаких бытовых забот.

– Святой отец, вам звонят из дома. Ваша супруга.

– Скажите ей, что я занят.

– Но, сэр…

– Какие могут быть «но»?

– Она, похоже, очень взволнована.

– Скажите Аннетте, что я перезвоню попозже.

– Хорошо, сэр.

– Кстати, почему бы вам не закрыть офис и не прогуляться по городу? Завтра я даю вам выходной.

– О, благодарю вас. – Даже по голосу было заметно, что она просияла от радости. – Вы очень добры.

Томас едва удержался, чтобы не швырнуть трубку. Если Аннетта позвонит еще раз, он… он просто не знал, что с ней сделает. Мерзкое создание. Приходится ее терпеть из-за тестя.

Томас смешал себе еще один коктейль и лег на диван, не выпуская стакана из рук. На него опять снизошло умиротворение. Перед вечерним выступлением на стадионе ему предстояла одна важная встреча, которой он ждал целый день. Его губы тронула улыбка.

Словно по волшебству в дверь тихонько постучали.

– Открыто, – отозвался он.

В номер вошла смазливая девица. Томас не мог отвести глаз от твердых сосков, торчащих под легкой блузкой.

– Хелло, – нежно прошептала она.

Томас проглотил слюну и хрипло позвал:

– Иди ко мне.

Гостья уверенно ступала по ковру. Томас расстегнул брюки.

– Становись на колени.

Не говоря ни слова, она опустилась на пол и послушно открыла рот. Ее губы мягко сомкнулись вокруг горячей мужской плоти.

– Ну, еще, так, так! – кричал Томас, не в силах сдерживаться, когда сладостные судороги побежали по его телу.

Глава 19

Кейт двадцать минут полежала в массажной ванне и словно заново родилась. Большое полотенце вместе с каплями влаги впитывало остатки усталости. Кожу приятно покалывало после водного массажа, но Кейт знала, что усталость может вернуться, когда это ощущение пройдет.

День начался с пересмотра дела одного осужденного, который несколько лет назад поздним вечером ударил ножом женщину в бакалейной лавке. Жертва была матерью-одиночкой с четырьмя детьми на руках – это обстоятельство особенно сильно всколыхнуло общественное мнение. Убийцу приговорили к пожизненному заключению, однако его адвокат по прошествии нескольких лет сумел добиться пересмотра дела на том основании, что у суда присяжных не было возможности рассмотреть вопрос о вменяемости подсудимого.

Сегодня адвокат представил суду соответствующие справки, но они не опровергали вопиющей жестокости преступления: у подсудимого были обнаружены лишь легкие отклонения. Это означало, что он полностью отдавал себе отчет в своих преступных действиях. На суде страсти накалились до предела. Прокурор и адвокат осыпали друг друга обвинениями. Досталось и свидетелям той и другой стороны. Кейт постоянно приходилось урезонивать участников процесса и при этом следить за всеми перипетиями разбирательства, чтобы не оказаться в плену юридических уловок. Закончить процесс за один день не удалось. Было назначено продолжение, но ни у кого не осталось уверенности, что присяжные сочтут дело исчерпанным за два дня.

Кейт растерла тело душистым лосьоном и накинула махровый халат. Прежде чем вернуться в гостиную, она зашла на кухню и приготовила кофе со сливками.

Настал долгожданный миг, когда можно было забраться с ногами на диван и пригубить бодрящий напиток. Но в портфеле лежали груды бумаг, которые ждали се внимания.

Старинные настенные часы пробили четыре. До прихода Энджи оставалось не менее двух часов, и Кейт собиралась насладиться покоем и одиночеством.

25
{"b":"2444","o":1}