ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Спустившись с небес на землю, Кейт прошла в здание, полная решимости получить максимум удовольствия от этого неожиданного визита.

… График работы в суде во второй половине дня был перегружен разными делами, связанными с торговлей наркотиками и с вопросами опеки над детьми. Однако самой верхней строчкой в ее расписании на сегодня было напоминание: позвонить в штаб-квартиру Томаса в Сан-Антонио, чтобы выяснить, вернулся ли тот из России.

Она звонила туда уже дважды, и каждый раз отказывалась назвать свое имя. Оба раза ей сообщали, что возвращения преподобного Дженнингса ожидают в течение ближайшей недели.

В следующей строке – после имени Томаса – было имя Сойера Брока. Она должна была ему позвонить после того, как получит какую-нибудь информацию от Томаса. И тогда, вероятно, Сойср сможет отыскать ее дочь.

Внезапная дрожь пробежала по телу Кейт при мысли о том, что она действительно увидит Сэйру во плоти, а не просто в своем воображении. Если Сойер Брок сделает свое дело, она сама сумеет совладать с чем угодно и даже с неуместным физическим влечением, которое – Кейт вынуждена была признать – она испытывала к этому человеку.

Кейт вошла в главный вестибюль. Он был исключительно уютен; обстановку его составляли два дивана, обтянутые желтовато-коричневой кожей, и четыре или пять кожаных кресел. На одном из низких столиков со стеклянными столешницами лежало несколько деловых и популярных журналов. Сводчатый потолок был застеклен; свет струился через него на многочисленные живые растения и дорогие картины, развешанные на стенах.

Кейт задержалась на минутку, чтобы переброситься парой слов с дежурным клерком и несколькими служащими, затем вошла на эскалатор и поднялась на верхний этаж, где располагались рабочие помещения Билла Джонса.

Его секретарша встретила Кейт широкой улыбкой.

– Доброе утро, судья. Выглядите вы великолепно, как всегда.

– Спасибо, Бренда. И вы тоже.

Бренда оторвалась от своих дел и подперла подбооодок ладонью; в глазах ее светился неподдельный интерес.

– Как дела в суде?

Кейт улыбнулась:

– Дел невпроворот.

– Много гадкого случается, правда?

– Бывают дни, когда мне кажется, что я нахожусь не в суде, а в зоопарке во время кормления зверей, – такой там ажиотаж.

Бренда засмеялась, отчего заколыхались локончики на ее кудрявой голове и вся ее полная фигура.

– Можно подумать, что речь идет о другом мире.

– Так оно и есть. Но я скучаю по вашей фирме.

– А мы скучаем без вас, – сердечно откликнулась Бренда, – особенно мистер Джонс.

– И мне тоже не хватает его. Сейчас можно зайти к нему? Если он занят, я хотела бы забежать в свой прежний кабинет и повидать мою секретаршу. – Кейт засмеялась. – Наверное, следовало бы сказать «экс-секретаршу».

– Да, вот кому по-настоящему вас недостает.

– Это чувство у нас взаимно.

На столе у Бренды прозвенел звонок. Она нажала кнопку и отозвалась:

– Слушаю, мистер Джонс.

– Кейт сейчас здесь?

– Да, сэр.

– Попросите ее зайти.

Кейт уже подходила к массивной двери, когда та широко распахнулась.

– Кейт, дорогая, как приятно!

– Мне тоже, – ответила она. Билл Джонс крепко пожал ее протянутую руку и жестом предложил Кейт садиться.

Расположившись в кресле, Кейт разглядывала своего прежнего шефа. Это был высокий мужчина с редеющими светлыми волосами и намечающимся брюшком. Красотой он не отличался, но что-то в его облике неотразимо привлекало внимание. Кроме того, он был одним из самых умных людей, которые повстречались Кейт на ее жизненном пути.

– Вы к нам наведались в первый раз? – спросил он, все еще стоя.

– Нет, я заезжала примерно месяц назад, но вас тогда не было в городе.

– Как насчет чашечки кофе?

Кейт улыбнулась:

– С удовольствием.

Билл направился к бару, а Кейт тем временем огляделась вокруг.

В этом кабинете она всегда чувствовала себя легко, хотя здесь на всем лежал отпечаток мужского вкуса. И богатства. В одном конце кабинета над всем доминировал дубовый письменный стол огромных размеров; на массивных полках размещались сотни книг. Стены были украшены личными фотографиями и ценными картинами.

Через обрамленное синими гардинами окно-фонарь, расположенное позади стола, открывался великолепный вид на город и реку Колорадо.

Билл подал ей чашечку кофе, а потом уселся на свое место за столом.

– Я уверен, что вы теряетесь в догадках, зачем я просил вас заехать к нам. – Он улыбнулся и продолжал: – Хотя, наверное, точнее было бы сказать «потребовал».

Кейт взглянула на него поверх своей чашки и усмехнулась:

– Я ничего не имею против. Мне и самой хотелось повидаться с вами, но я так завалена работой… У меня просто нет возможности куда-то отлучиться.

– Но эта работа вам нравится?

Глаза Кейт загорелись.

– О да. Я бы ее ни на какую другую не променяла.

Билл наклонил голову набок.

– И даже сюда не захотели бы вернуться?

– Вы позвали меня, чтобы поговорить об этом?

– Нет, только не поймите меня превратно. Я был бы рад, если бы вы вернулись, но понимаю, что сейчас вы делаете именно то, для чего созданы. – Он немного помолчал. – И вот почему мне понадобилось с вами повидаться. – Он снова помолчал и сделал глоток кофе. – Ваша предвыборная кампания уже стартовала и набирает обороты?

– Мы стараемся.

– Денежный взнос на нужды кампании не мог бы вам пригодиться?

Кейт выпрямилась в кресле.

– Конечно, мог бы.

– Хорошо, тогда будем считать, что все улажено.

Билл Джонс выдвинул ящик стола, достал оттуда чек и протянул его Кейт.

Кейт взглянула на обозначенную в чеке сумму и снова подняла на собеседника широко раскрытые глаза.

– Это для меня великая честь, и я очень благодарна.

– А я горжусь тем, что могу вам помочь. Я верю в то, чем вы занимаетесь, дорогая. Ваша жесткая позиция по отношению к преступникам – это и моя позиция, которую я отстаивал многие годы. А то обстоятельство, что вы женщина, – ну что ж, тем лучше.

Кейт прикусила нижнюю губу.

– У меня просто нет слов. Обыкновенного «спасибо» тут явно недостаточно.

Билл махнул рукой:

– Я знаю, что вы благодарны. Примите это и дайте мне возможность гордиться вами еще больше, чем до сих пор.

Кейт стояла, и глаза ее наполнились слезами.

– И снова я…

– Ничего говорить не надо. Просто заставьте эти деньги работать.

– Спасибо, я постараюсь, – сказала Кейт, проглотив под ступивший к горлу комок.

Они поболтали еще немного, а потом Кейт вышла из кабинета и задержалась в приемной, чтобы распрощаться с Брендой. Вскоре после этого, когда она выходила в холл, прямо перед ней открылась дверь, и фигура Дэнва Нильсена заполнила дверной проем.

– Фу-ты ну-ты, кого мы видим! – возопил он, расплываясь в улыбке. – Уважаемая судья Кейт Колсон собственной персоной!

Он прикрыл за собой дверь и вышел в коридор, загородив ей дорогу.

– Хелло, Дэйв, – ответила Кейт с холодной вежливостью, хотя вид этой самодовольной физиономии вызывал у нее сильнейшее желание отвесить ему пару звонких пощечин.

Для такого самовлюбленного типа, каким она его знала, выглядел он не блестяще, и, по-видимому, сам этого не осознавал. Был он среднего роста, средней упитанности, с волосами песочного цвета и холодными голубыми глазами. Усики он подстригал столь тщательно, что они казались просто нарисованными. В общем и целом он производил впечатление человека хладнокровного и расчетливого.

– Ну, так как же идут дела? Все еще не упускаешь случая наступить кому-нибудь на мозоль?

Кейт поморщилась:

– Тебе не кажется, что ты немного переигрываешь?

– Нисколько, – заявил Дэйв все с той же улыбкой, хотя глаза его оставались холодными, а тон саркастическим.

Кейт возмутилась:

– Слушай, это не моя вина, что Харлен тебя уволил. Ты же сам просил меня помочь ему разобраться с налогами.

33
{"b":"2444","o":1}