ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, не кажется.

– Нет так нет, – отрезал Сойер и поднялся на ноги. – Поиграем пока по вашим правилам, Кейт, если это доставляет вам удовольствие. Только такая игра долго не продлится.

И снова она не ответила. Они хранили молчание и после того, как вышли из ресторана в тишину наступившей лунной ночи.

– Я позвоню вам, – бросил Сойер.

И опять он был слишком близко. Кейт, насторожившись, подняла на него глаза. Их взгляды встретились. В этот момент могло показаться, что воздух готов разорваться от напряжения, изматывающего и грозного, рискованного и внезапного.

Тело Кейт напряглось. Ей хотелось отвести глаза – из страха, что он прочтет ее мысли. Но что это с ним самим? О чем думает он? Он внезапно отвернулся, но перед этим Кейт успела заметить тревогу у него в глазах.

Момент миновал, но притяжение осталось. И оно было взаимным. А потом ее осенило: она в точности осознала, что происходит. Опасность угрожала не только ее работе и призванию. Легко могло оказаться, что опасность угрожает и ее сердцу.

– Спокойной ночи, – сказала Кейт, и голос ее не мог скрыть панику, овладевшую ею.

И она села в машину.

Он захлопнул за ней дверцу, а потом снова открыл.

– Будьте осторожны за рулем, – сказал он глухо.

Вцепившись руками в руль, Кейт тронулась с места, носмотрела в зеркало заднего вида. В свете уличных фонарей его глаза не были видны, но Кейт знала, что он смотрит ей вслед. Она окинула взглядом улицу и нажала на педаль акселератора.

«Ты ходишь по узенькой дорожке, Кейт Колсон», – сказала она себе.

Ее совесть никак не откликнулась на это предупреждение.

Глава 27

– Мистер Симпсон, назовите мне хоть один приемлемый довод, почему я должна предоставить вам отсрочку? Суд готов к рассмотрению дела. Может быть, вы не готовы? Я хочу также знать, почему эта надобность в дополнительном времени возникла у защиты так внезапно?

Кейт сложила руки на груди и пристально посмотрела на собеседника. Она прекрасно понимала, чем вызвана эта просьба. Знала она также, что у обвинения больше шансов на выигрыш дела. Ей незачем было позволять этому ленивому адвокату тянуть время.

Клиентке Симпсона, молодой женщине, было предъявлено обвинение в причинении ущерба здоровью пациента в доме престарелых. Хотя из свидетельских показаний не вытекало, что эта женщина находилась в палате в момент смерти пациента, но было очевидно, что это произошло во время ее дежурства, когда именно она должна была обеспечивать надлежащий уход за больным.

Подоплека просьбы об отсрочке заключалась в том, что Симпсон никогда не был готов к разбирательству, вне зависимости от того, сколько времени было в его распоряжении. Однако это было для Кейт недостаточно веской причиной, чтобы пойти у него на поводу.

– Ваша честь. – Симпсон стоял и вертел в руках авторучку. – Я приношу суду извинения, но я не имею возможности разглашать те особые обстоятельства, которые дают мне основание просить о дополнительном времени. Я могу только заявить, что, если вы предоставите защите такую отсрочку, это, может быть, коренным образом изменит весь ход дела.

– Ваша честь, – воскликнул обвинитель, вскочив с места, но сохранив презрительную мину на лице, – мистер Симпсон несколько вышел за рамки дозволенного. Всему есть предел. С каких это пор слабая подготовка материалов защиты стала оправданием для напрасных трат времени суда и денег налогоплательщиков?

– Ну, это как раз встречается частенько, советник, – сказала Кейт, не потрудившись хоть как-то скрыть свой сарказм. – Только не тогда, когда в суде председательствую я. Итак, мистер Симпсон, ваше ходатайство об отсрочке отклоняется.

Симпсон засуетился:

– Но, ваша честь…

Кейт не позволила ему продолжить.

– Мистер Симпсон, – сказала она выразительно, – не нужно причитать. Любая следующая попытка оказать давление будет рассматриваться как неуважение к суду.

Симпсон бросил на нее негодующий взгляд, но от дальнейших высказываний воздержался.

Кейт мгновение помедлила, а потом произнесла внятно и четко:

– Пригласите вашего первого свидетеля.

Ноги у Кейт затекли чуть ли не до судорог, тело онемело. Она провела в сидячем положении несколько часов. Но теперь дневные труды были завершены, и она ехала домой.

Она не могла дождаться, когда сможет наконец забраться в свою массажную ванну, чтобы смыть с себя горести и боли минувшего дня.

Обстоятельства, ставшие достоянием гласности из свидетельских показаний во время слушания дела о смерти в доме престарелых, тяжким грузом давили ей плечи.

Она никогда не могла понять, откуда в мире берется столько подлости и низости, а ведь и ей довелось испытать их на себе. Она не в силах была забыть ту боль, которую перенесла в прошлом, и растравляла себя этими горькими воспоминаниями.

Случались дни, когда приходилось заниматься делами вроде сегодняшнего, и тогда ее чувства отчаяния и гнева вновь вырывались из-под спуда.

Кейт надеялась, что в этот вечер Энджи не будет дома. Ей хотелось побыть одной. Она предвкушала, как после ванны устроится на шезлонге у себя в спальне и примется за работу: предстояло перечитать несколько набросков и продумать некоторые тактические решения для предвыборной кампании.

Вскоре Кейт свернула на свое шоссе. Вид ее прекрасного дома на вершине холма всегда казался ей каким-то чудом. Время от времени ей приходилось ущипнуть себя – надо же было удостовериться, что все это она видит не во сне, а наяву, что этот дом действительно принадлежит ей… ну, ей и еще компании по недвижимости.

Если бы настал день, когда ее дочка… Кейт отогнала эту мысль. Нельзя думать об этом. Если привыкнешь тешить себя надеждой, а отыскать дочь не удастся, боль, которую она носила в себе, станет еще более мучительной.

Кейт добралась до длинной подъездной дороги к своему дому и готовилась уже свернуть на нее, но вдруг притормозила. Перед гаражом стоял автомобиль. Она нахмурилась. Это был черный «линкольн». Она нахмурилась еще больше. Точно такая машина была у Дэйва Нильсена. Неужели это Дэйв? У ее дома? Невероятно. Хотя…

Немного не доехав до «линкольна», Кейт остановилась и уже открыла дверцу, чтобы выйти, но тут из-за угла дома показалась парочка.

У Кейт перехватило дыхание, и кровь отхлынула от лица. Это действительно был Дэйв. И Энджи. Кейт зажала рот ладонью, чтобы не вскрикнуть. Эти двое не просто были вместе: они шли, держась за руки, и смеялись.

Кейт несколько раз моргнула, но видение не исчезало. Эти двое действительно шли к ней навстречу.

Кейт каким-то образом сумела найти в себе достаточно самообладания, чтобы спокойно выйти из машины. Перед ее «кадиллаком» парочка остановилась. В течение долгого времени никто не мог нарушить неловкое молчание.

Кейт смотрела куда-то мимо Энджи и видела, как легкий ветерок играет в листве деревьев. В кроне ближайшего дуба перепрыгивали с ветки на ветку две резвые белки. Наблюдая за их игрой, она пыталась найти какие-то слова, которые были бы уместны в этой обстановке.

Энджи заговорила первой:

– Извини, что Дэйв загородил тебе проезд.

– Ничего страшного, – ответила Кейт, и собственный голос показался ей чужим.

– Мы… думали, что уедем до того, как ты вернешься… – не очень-то удачно оправдывалась Энджи, явно пытаясь разрядить атмосферу.

Ее перебил Дэйв:

– Ну так что новенького в избирательной кампании?

Кейт перевела взгляд со смущенного личика Энджи на физиономию Дэйва, которая так и лоснилась самодовольством. «Не позволяй ему заметить, что тебе до боли хочется стряхнуть эту улыбочку, хотя бы и хорошей оплеухой. Не горячись».

– Все идет отлично. Просто замечательно.

– А как оцениваются ваши шансы на победу? – настаивал Дэйв.

– Вас это и в самом деле заботит? – парировала Кейт, невзирая на лекцию, которую только что прочла сама себе.

Лицо у Дэйва застыло, потом он рассмеялся:

37
{"b":"2444","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Здоровый сон. 21 шаг на пути к хорошему самочувствию
Руководство по DevOps. Как добиться гибкости, надежности и безопасности мирового уровня в технологических компаниях
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Черновик
Я говорил, что скучал по тебе?
Я открою ваш Дар. Книга, развивающая экстрасенсорные способности
Знаки ночи
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль