ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А вам, знаете ли, и в самом деле палец в рот не клади.

– Эй, вы оба, – воскликнула Энджи, – объявляется тайм-аут, хорошо?

– Я отгоню свою машину, чтобы вы могли выехать.

– Кейт, постой!

Кейт взглянула на Энджи и заметила, что та все еще крепко держится за руку Дэйва.

– Я стою, – тихо ответила Кейт.

– Я собиралась рассказать тебе. Правда, собиралась.

– В самом деле, Энджи?..

Для Кейт было совершеннейшей загадкой, как могла ее подруга закрутить роман с таким ничтожеством, как Дэйв Нильсен. Впрочем, задав себе этот вопрос, она быстро поняла, что ответ на него очевиден. Дэйв был преуспевающим юристом из богатой и известной семьи. Энджи могла поддаться иллюзии, что ей досталась завидная добыча. Единственная проблема заключалась вот в чем: Кейт знала, что Дэйв никогда в жизни не женится на Энджи.

– Кейт, пожалуйста, не сердись. Я как-то пыталась рассказать тебе все, но ты торопилась в суд, и…

– Он прав, Энджи. Ты вправе встречаться с кем тебе угодно.

Энджи вскинула голову и в упор посмотрела на Кейт:

– Я слышу, что ты говоришь, но не верю, что это искренне.

Кейт усмехнулась:

– Ну и хорошо. Поговорим об этом в другой раз.

– Идем, детка, – настаивал Дэйв, пытаясь утянуть ее за руку в машину. – Давай уберемся отсюда к чертовой матери.

Видно было, что Энджи хочет возразить, но она промолчала. Она кинула в сторону Кейт унылый и беспомощный взгляд, а затем последовала за Дэйвом в его «линкольн».

Ах, зачем только она их познакомила, упрекала себя Кейт. За несколько месяцев до этого Кейт взяла Энджи с собой на прием, который устраивала фирма, и, когда к ним подошел Дэйв, слонявшийся от одной группы к другой, Кейт поневоле пришлось их познакомить. Больше она об этом не думала. До сегодняшнего дня.

Так что же у Дэйва на уме, терялась она в догадках, пока заводила машину и задним ходом отгоняла ее с подъездной дороги. Когда «линкольн» Дэйва скрылся за поворотом, она вернулась к дому и припарковала машину. Какая же корысть заставила Дэйва затеять интрижку с Энджи? Кейт ни на минуту не могла допустить, что у Дэйва не было никаких тайных мотивов. Месть казалась ей наиболее правдоподобным объяснением.

С тяжелым сердцем вошла она в свое жилище. Радость возвращения домой была отравлена.

– Погоди-ка, Сойер!

Сойер услышал окрик издалека и заколебался, хотя каждый нерв, казалось, подавал ему сигнал: надо срочно вскочить в «ягуар», сорваться с места и умчаться куда глаза глядят.

– Фу, черт! – выругался он. Ему некогда было валять дурака с Харленом – по крайней мере сейчас. Через темные очки Сойер наблюдал, как спешит к нему воротила бизнеса.

– Какая удача, что я тебя перехватил, – объявил Харлен, не вполне отдышавшись. – Твоя секретарша сказала, что ты только что ушел. Еще немного – и я бы с тобой разминулся.

– Ну, что случилось?

Раздражение Сойера было очевидным, и от этого радостное возбуждение Харлена слегка поостыло.

– А то, черт возьми, что я хотел с тобой поговорить, – рявкнул он, багровый от возмущения.

– Так спешно? У меня назначена встреча, и я уже опаздываю.

Ни на какую встречу он не опаздывал, но, если бы не эта невинная ложь, ему было бы не отвязаться.

– Я раздобыл информацию, которая, кажется, могла бы быть полезной.

– Для чего?

– Для твоего расследования насчет Кейт Колсон.

Сойер замер.

– Ну да?

– Вчера я побывал у Джонса и Страссберга и там разузнал кое-что интересное.

– А именно? – нетерпеливо спросил Сойер. Он нутром чуял, что – по причинам, в которые он не желал особенно вдаваться, – ему не понравятся принесенные Харленом новости.

Харлен поджал губы.

– Ее бывший босс – ни больше, ни меньше – только что отвалил ей здоровый куш на избирательную кампанию.

– Ну?

Харлен покраснел еще больше.

– «Ну»! – негодующе передразнил он. – Это все, что ты можешь сказать?

– Вообще-то я мог бы сказать еще что-нибудь, только пока что не вижу, как это может помочь расследованию.

– Господи, да ведь она спит с этим человеком!

– Это доказанный факт или просто слухи?

Хвастливая самоуверенность Харлена несколько увяла.

– Пока просто слухи, но я уверен, что дыма без огня не бывает. Я ведь уже говорил тебе, как быстро она продвинулась в этой конторе. И наверняка это объясняется очень просто: сделала карьеру, лежа на спине. – Он расхохотался, но смех не украсил его лицо. – Голова у нее варит, спору нет, но не настолько же! Просто она знает, где какую кнопку нажать, и ставлю десять против одного, что эти же самые кнопки она нажимает с кем-нибудь из своих коллег-судей.

– Буду иметь это в виду.

– Тебе что, вожжа под хвост попала?! – Харлен уставился на него. – Никак она и тебя проняла? Вот чертовщина, неужели и ты размечтался об этой кисочке? Думаешь, она и тебя ублажит?

– На вашем месте я бы выбирал выражения.

Ледяной тон Сойера, по-видимому, произвел на Харлена должное впечатление.

– Ну, не сердись, – пробормотал Харлен.

– Если можно считать ваше выступление законченным, я отправлюсь по делу. – Сойер подчеркнуто помедлил. – По делу Кейт Колсон.

Глаза Харлена загорелись.

– Что же ты сразу не сказал?

– Да вы не дали мне рта раскрыть, пока не выпустили лишний пар.

Харлен хлопнул Сойера по плечу:

– Я знаю, ты не подведешь. Выследи ее, сынок!

Сойер сел в машину, включил зажигание и рванулся с места. Но как бы далеко он ни заехал, с какой бы скоростью ни гнал машину, он не мог избавиться от противного привкуса во рту.

Глава 28

Неоновая вывеска потускнела и слегка скособочилась; тем не менее она была на месте: «Мотель «Тенистая дубрава»». Ниже светящейся надписи виднелась другая: «Есть свободный номер». Воспоминания о ночах, которые Сойер провел в загаженных притонах вроде этого, обрушились на него как лавина.

Безнадежность и омерзение – вот все, что он сейчас испытывал.

Он выбрался из машины и двинулся пешком по тротуару, озираясь по сторонам. Легко было представить себе, что здесь все оставалось неизменным в течение многих лет и что это зрелище было таким же и в те дни, когда сюда подбросили новорожденную девочку. Но Сойер не мог не подумать снова о том подонке, который оказался способен на такое.

Дух заброшенности нависал над этим местом, как плотное одеяло. Здание не просто нуждалось в окраске, ему требовался капитальный ремонт. Сойер готов был побиться об заклад, что стены в этих клетушках перекошены, а шаткие стады готовы рассыпаться, если поставить на них хотя бы стакан.

Сойер помедлил на узком крыльце и сквозь окно, наполовину задернутое шторой, попытался вглядеться внутрь. У конторки никого не было видно, но он не сомневался, что поблизости кто-то есть.

Он открыл дверь, которая при этом жалобно заскрипела. Почти в тот же миг в дверном проеме справа от конторки показался толстый, пузатый человек. Ковыряя в зубах зубочисткой, он пристально смотрел на Сойера.

– У нас свободен только один номер, – сообщил он. – Хотите – занимайте, не хотите – езжайте своей дорогой.

Сойер ответил не сразу. Он осматривал вестибюль. Изнутри стало заметно, что заведение пребывает в еще более плачевном состоянии, – если это вообще возможно, – чем казалось снаружи. На полу лежал зеленый ковер, который скорее всего в незапамятные времена был подобран в тон обивке мебели. И ковер, и обивка, заляпанные застаревшими пятнами, давно прохудились. Неистребимый запах кухни вызывал дурноту. Сойер с трудом сдерживал желание повернуться и послать все к чертям, только бы выбраться на свежий воздух.

Вместо этого он расправил плечи и прямо взглянул в лицо толстяку, который разглядывал его с наглым любопытством.

– Ну, мистер, что дальше? Я не собираюсь тут стоять целый день.

– Мне не требуется номер, – сказал Сойер.

Толстяк нахмурился:

38
{"b":"2444","o":1}