ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Наверное, вы правы, – согласилась Кейт, – но почему-то на душе у меня все равно неспокойно.

На душе у нее и без того было неспокойно. И последний визит Сойера Брока только добавил переживаний. Сердце у нее забилось неровно. Когда она уперлась ладонью в его грудь… Нет. Она не станет вновь и вновь прокручивать в уме эту дурацкую сцену. Она не поддастся эмоциям, которые пробуждал в ней этот человек. Жизнь ее была тщательно спланирована; мужчина никак не вписывался в эти планы. Даже если бы у нее возник личный интерес, она не выбрала бы человека такого типа, как Сойер: он всегда слишком явственно напоминал бы ей о прошлом.

Тут Кейт вдруг сообразила, что сегодня еще не съела ни крошки, не сделала даже глотка кофе.

Она вышла из спальни и направилась в кухню.

Чемодан она заметила только тогда, когда споткнулась об него.

– Ох! – вскрикнула она, наклоняясь и потирая ушибленный палец на ноге. Она удостоверилась, что на пальце не осталось ссадины, а когда подняла голову, то встретилась взглядом с Энджи, стоявшей поблизости. Глаза Кейт расширились.

– Извини, – сказала Энджи, отводя взгляд.

Кейт откинула волосы с лица и искоса посмотрела на подругу, которая сейчас напоминала побитого щенка. Лицо у Энджи было осунувшееся и, может быть, немного испуганное.

– Что тут происходит? – подозрительно спросила Кейт.

– Я подумала, что будет лучше, если я уеду.

– С чего, скажи на милость, ты додумалась до такого?

– По-моему, причина очевидна.

– О, Энджи! – закричала Кейт, ощутив, как тяжело стало у нее на сердце. Она должна была предвидеть такой исход, только вот оказалась слишком занята собой, чтобы обращать внимание на других.

– Я и так слишком долго была тебе обузой.

– Как у тебя язык поворачивается? – негодующе запротестовала Кейт.

– Ах, Кейти, когда-то это все равно пришлось бы сказать, – начала Энджи. – Мы обе знаем, что…

– Что я не одобряю Дэйва, – закончила за нее Кейт эту тираду.

– Именно.

– Послушай, на этом ведь жизнь не кончается, правда?

Ну конечно, думала Кейт про себя. Ей-то, допустим, известно, что Дэйв – настоящая крыса, и ничего больше. А вот Энджи еще не видела его истинную сущность, но, Бог даст, увидит.

А пока Кейт не могла примириться с мыслью, что Энджи уйдет и будет вынуждена поселиться в какой-нибудь лачуге. Она была секретаршей, и работа ее оплачивалась довольно скудно. Но если отбросить все прочее, Энджи – ее подруга и всегда подругой останется. Этого никому не дано отнять, и уж Дэйву – тем более.

Наконец Кейт скомандовала:

– А ну-ка распаковывайся. Никуда ты не уйдешь.

– Я не перестану встречаться с Дэйвом, – заявила Энджи с вызовом в голосе. Тот же вызов блеснул и в ее взгляде.

– По-моему, ты совершаешь большую ошибку. – Когда Энджи открыла рот, чтобы возразить, Кейт жестом остановила ее и продолжала: – Выслушай меня. Я ведь тебе сказала с самого начала, что ты свободна делать здесь все, что хочешь. Я и сейчас на том стою. Если ты полагаешь, что Дэйв создан для тебя и вы нужны друг другу – кто я такая, чтобы судить об этом? – Она помедлила и глубоко вздохнула. – Просто будь осмотрительна. Это все, о чем я прошу.

– Это все, ты уверена?

– Уверена. – Кейт заставила себя улыбнуться. – Иди распаковывай чемодан, а я сотворю что-нибудь нам с тобой на завтрак.

У Энджи задрожал подбородок.

– Спасибо, Кейт. Я у тебя в неоплатном долгу.

– Ничего подобного, – мягко сказала Кейт, – вспомни, в каком долгу я у тебя.

Глава 30

– М-м, я бы могла провести так целую вечность, – промурлыкала Энджи, теснее прижимаясь к обнаженному телу Дэйва.

Держа ее в объятиях, Дэйв водил пальцем вверх-вниз по ее спине. Но мысли его были за много миль отсюда.

Он знал, что пора вставать и одеваться. День предстоял трудный. Его губы внезапно сжались, образовав тонкую прямую линию. Он не мог позволить себе наделать новых ошибок – по крайней мере заметных. Создавалось такое впечатление, как будто Билл Джонс не спускает с него глаз и ждет случая наброситься на него, как голодная собака на кость, если он, Дэйв, сделает хоть одно неверное движение.

– Что случилось? – спросила Энджи, откинувшись назад и удивленно глядя на него.

– Ничего не случилось. С чего ты взяла?

Она вздохнула и легко коснулась губами его груди.

– Ты так вздрогнул, как будто страшный сон увидел. – Она улыбнулась. – Но ведь ты же не спал.

Дэйв многое бы отдал за то, чтобы его проблемы ограничивались только страшными снами. Но с этой женщиной он не собирался обсуждать ни свою работу, ни другие важные дела. Энджи была хороша в постели, но только и всего. А именно сейчас его мысли были заняты тем, как бы не подставить задницу под обстрел.

С тех пор как случился скандал по поводу налогов Харлена Мура, жизнь Дэйва изменилась. Когда Мур поднял шум и передал ведение своих дел Кейт Колсон, Джонс пришел в неистовство. Босс редко спускал то, что он называл грубыми ошибками. По оценкам Джонса, Дэйв не просто наделал грубых ошибок, но и капитально изгадил все дело, и тот инцидент так и не был забыт.

И все по вине той стервы.

– Ты уверен, что все в порядке? – прошептала Энджи, приблизив губы к самому его уху. Увидев, что Дэйва передернуло, она объяснила: – Ты все еще натянут как струна, и мне стало неуютно.

– Просто я только что подумал про твою подружку.

На этот раз напряглась Энджи:

– Кейт… – Это было утверждение, а не вопрос.

– Ага.

– А что ты про нее подумал?

Дэйв поднял брови: ее тон действовал ему на нервы.

– Слушай, а ты, часом, не ревнуешь меня к ней?

– Что ты, конечно, нет, – торопливо заверила она.

– И на том спасибо.

Энджи поцеловала его в губы.

– Ладно, я сознаюсь: любая женщина, которая смотрит на тебя, пробуждает во мне ревность.

– А уж это зря, – грубо отрезал Дэйв. – Я встречаюсь не с любой, кто смотрит, а с кем сам захочу.

Нижняя губа Энджи предательски дрогнула.

– Извини, я не собиралась становиться единоличной собственницей. – Энджи выдержала паузу, а потом все-таки спросила: – Так что насчет Кейт?

– Она меня выставила дураком.

– Ты шутишь. Этого не может быть. Ты такой умный, у тебя такая светлая голова…

– Поверь мне, она очень постаралась.

– Я… не знала.

– Ну, об этом я никому не рассказывал.

– Слушай, она никогда не делает подлостей. Я и представить себе не могу…

– Это было гнусно.

Энджи наморщила лоб.

– Конечно, Кейт очень честолюбива, но все же…

Глаза Дэйва потемнели. Он лежал, не шевелясь, несколько долгих мгновений, потом сказал:

– Хватит разговоров про эту дрянь. Давай лучше трахнемся разок.

Энджи легонько провела языком по его соску, твердому, как пуговица.

– А я-то думала, что мы только этим и занимались. Всю ночь.

– Ага, и что худого, если мы займемся тем же самым? Давай-ка побыстрее, а то мне уже пора бежать.

– Ну и наглец же ты. Ты хоть сам-то это понимаешь?

– Жалуешься?

– Еще чего!

– Вот и я считаю, тебе не на что жаловаться.

Теперь губы и язык Энджи передвинулись с груди Дэйва на его живот. Кончиком языка она коснулась его пупка.

– А-а-ах, да, детка.

– Хочешь так? Тебе приятно?

– О, еще! – хрипло выдохнул Дэйв.

Ободренная, Энджи скользнула рукой вниз, охватила ладонью то, что заставляло ее забыть обо всем на свете, и начала ритмично сжимать и разжимать пальцы. Дэйв тяжело дышал.

– Возьми в рот, – приказал он, задыхаясь.

– Все, что захочешь, – пылко прошептала Энджи и раскрыла мягкие, податливые губы.

Дэйву казалось, что он может просто отдать концы под напором той страсти, с которой она делала все, чего он хотел. Он взмывал до небес от блаженства. Трудно, конечно, было предугадать, сколь долго Энджи будет ему нужна для достижения его целей, но пока он не прогнал ее пинком из своей постели, он намеревался получить от этой затеи как можно больше удовольствия.

42
{"b":"2444","o":1}