ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ах вот как, это уже лучше, – с улыбкой прокомментировал Харлен. – Думаешь, она тебе все расскажет?

Дэйв не колебался.

– Не думаю, а знаю. Само собой вышло так, что именно сегодня утром разговор у нас зашел о Кейт.

Харлен потер подбородок.

– Любопытно.

– Сейчас я могу из Энджи веревки вить.

– Держи меня в курсе.

– Непременно, – кивнул Дэйв.

Когда дверь за ним закрылась, глаза Харлена сузились, а мысли уже перескочили с Кейт на его партнера, которому в скором будущем предстояло стать его экс-партнером.

Никто не посмеет безнаказанно встать поперек дороги Харлену Муру. Никто.

Глава 31

Нервы у Кейт были взвинчены до предела. Ей предстояло встретиться с Сойером. Он должен был о чем-то ей сообщить.

Пытаясь успокоиться, она несколько раз глубоко вздохнула. Это помогло, и она сумела подправить косметику и заново уложить волосы. В конце концов, уже готовая выйти из дома, она помедлила перед высоким – во весь рост – старинным зеркалом в спальне и вгляделась в свое отражение.

Недурно, подумала она, усмехнувшись, особенно если учесть, что встала она сегодня очень рано и весь день провела за работой. Для этого случая она выбрала полотняное платье ярко-розового цвета и подходящий к нему по цвету жакет. Волосы были завиты, собраны на затылке и скреплены золотой заколкой.

Она снова вздохнула. С чего бы это ей так беспокоиться о том, как она выглядит? Твердо решив не заниматься больше всякой ерундой, она вышла из дома и уселась в машину; только тут она осознала, что у нее влажные руки. Тем не менее она завела машину и задним ходом выехала по подъездной дороге на шоссе.

Когда Кейт припарковала машину на пустой стоянке рядом с нужным ей зданием, возбужденное состояние, в котором она пребывала, уступило вдруг место смутным опасениям. Что, если новости, которые припас для нее Сойер, окажутся совсем не благоприятными? Что, если… Нет! Она не позволит разыграться своему воображению. Вечно она преувеличивает свои страхи.

Едва выйдя из машины, Кейт заметила, что небо затянуто темными тучами. В последнюю минуту она схватила зонтик, лежавший на переднем сиденье, и успела добраться до стоящего в некотором отдалении кафе, которое когда-то облюбовал Сойер. К тому времени, когда Кейт открыла дверь и перешагнула порог, губы ее были сухими, как бумага.

В маленьком кафе было темно и сыро. Она поежилась: хорошо, что сообразила надеть жакет. При более внимательном изучении помещение кафе оказалось безупречно чистым, и ароматы, доносившиеся из кухни, были неотразимо заманчивыми.

Ее желудок весьма кстати напомнил ей, что после завтрака она сегодня ничего не ела.

– Вы можете садиться, куда пожелаете.

Кейт обернулась на звук голоса. Женщина за окошком кассы улыбалась ей почти с таким же усердием, с каким жевала резинку.

– Спасибо, но я договорилась тут кое с кем встретиться.

С видом заговорщицы женщина повела куда-то глазами:

– А это, случайно, не тот джентльмен, вон там?

Кейт повернулась в том направлении, куда указывала ей женщина. Да, за столиком в углу сидел Сойер; перед ним стояла бутылка пива.

Кейт покраснела, безошибочно догадываясь о том, что думает эта женщина. Не глядя на нее, Кейт поблагодарила:

– Спасибо.

Сойер заметил ее только тогда, когда она почти подошла к нему.

– Ах, вы пришли. Отлично.

Он встал и пододвинул ей стул.

– Вы же знали, что я приду, разве не так?

Он пожал плечами:

– Нет, не знал. Вы достаточно ясно дали мне понять, что не хотите встречаться со мной на людях. Вот я и…

– Не важно. Здесь очень мило.

Губы Сойера тронула легкая улыбка.

– Отлично. Я рад, что вам нравится.

Кейт ожидала услышать в его голосе уже знакомую ей насмешливую нотку, но если такая нотка и прозвучала, Кейт не удалось ее уловить.

– Ну, по крайней мере это место отличается от других.

Сойер сел и отхлебнул пива.

– Совершенно верно.

Кейт огляделась по сторонам. Столики были из коричневого пластика; в центре каждого горела свеча. Обедающих в зале не наблюдалось, но у стойки бара сидели несколько человек.

Внезапно раздался удар грома, и стены кафе задрожали. Кейт вскочила.

– Что это с вами? – удивился Сойер. – Не обращайте внимания.

Прежде чем Кейт успела ответить, к Сойеру подошла официантка.

– Желаете что-нибудь заказать?

– Мне только кофе, – сказала Кейт, в то же время наблюдая за Сойером. Одет он был в темные слаксы и явно не испытывал потребности в галстуке. Расстегнутый ворот шелковой рубашки позволял увидеть жесткие черные волосы на груди Сойера. Кейт отвернулась, чтобы он не смог перехватить ее взгляд.

– А мне пока ничего не надо, – ответил Сойер официантке.

Как только она отошла, наступило молчание. Сойер потихоньку расправлялся со своим пивом и, казалось, был целиком поглощен этим занятием.

Кейт хотелось крикнуть, чтобы он побыстрее выкладывал свои новости; нужно было скорее уносить отсюда ноги – подальше от него.

Официантка принесла кофе.

– Если вам понадобится еще что-нибудь, позовите, – сказала она и снова отплыла от них.

Кейт поднесла чашку к губам, и в этот миг новый удар грома потряс здание. Потоки дождя обрушились на оконные стекла. Было видно, как дрожат тонкие рамы.

– Вы всегда так дергаетесь? – спросил Сойер. – Может быть, вам сейчас не помешал бы стакан вина?

– Ответ на первый вопрос: да, я всегда так дергаюсь во время грозы. Ответ на второй вопрос: нет, я не хочу вина.

Сойер посмотрел в окно:

– Должен признать, мать-природа устроила сегодня настоящую преисподнюю.

Кейт почувствовала, что нервное напряжение мало-помалу ослабляет свою хватку. Может быть, все окажется не так уж страшно. Она отпила глоток из своей чашки и невольно сделала гримасу.

– В чем дело? Кофе невкусный?

– Одна вода. Что за окном – что в чашке.

– Ну так не пейте его. Нет, правда, выпейте лучше вина. Вам сразу полегчает.

Он засмеялся, и смех разогнал облако хмурой задумчивости, омрачавшее его лицо. Кейт вдруг ощутила, что когда он смеется, она легко может забыть, почему они здесь и кто он такой. Они вполне могли сойти за парочку нарушителей супружеской верности, предвкушающих то, что должно произойти, и смакующих это ожидание, в котором важно все: и задушевная беседа, и крепкие напитки, и нежные прикосновения… Она почти задохнулась, осознав, куда заводят ее такие мысли. Как видно, что-то отразилось на ее лице, потому что он спросил:

– Что-нибудь не так?

– Нет-нет, – спешно возразила она, прилагая все усилия к тому, чтобы вернуть ход событий на ровную колею. – Просто я, как правило, не пью вина.

– Почему? Говорят, вино полезно для кровообращения.

– Возможно, но иногда оно мешает сохранять контроль над собой.

– Утрата контроля над собой – не такая уж страшная вещь. Изредка, конечно.

– Для вас, возможно, это хорошо, а для меня – нет.

Глаза их встретились, но они не сразу отвели взгляды.

– Вам лучше знать, ваша честь. Люди мы разные.

Кейт отвернулась, понимая, что эти слова – не комплимент. Но она ничего не могла с собой поделать. В течение многих лет контроль над своими чувствами и поступками был для нее задачей номер один. И все-таки каждый раз, когда она оказывалась поблизости от Сойера, нити этого контроля так и норовили ускользнуть из ее рук.

Она считала, что во всем виновато ее физическое влечение к нему. Даже свежий и едва уловимый запах его одеколона был для нее мучительно-притягательным, и столь же притягательными были резкие линии в уголках его глаз и рта – линии, которые смягчались, когда он улыбался.

– Итак?

Она покачала головой:

– Что «итак»?

– Вы уже поняли, почему я такой сообразительный? – спросил он напрямик.

Кейт задохнулась.

– Вы себя переоцениваете.

– Не думаю, – возразил он с ленивым спокойствием. – Но это не имеет значения. Я отвечу на любой вопрос, который вы пожелаете задать. То есть почти на любой.

44
{"b":"2444","o":1}