ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Здравствуйте, Кейт, – сказал кто-то из мужчин. Его приветствие подхватили двое других.

Кейт вгляделась в смущенные, покрасневшие лица.

– Добрый день. Рада вас видеть.

– Как продвигается предвыборная кампания? – спросил чей-то голос.

– Неплохо, – вежливо ответила Кейт.

В воздухе снова повисло молчание. Кейт прошла мимо собравшихся и направилась в свой прежний кабинет. Она сказала себе, что не стоит обращать внимание на подобные эпизоды.

– Кейт, как я рада, что ты зашла. – Барбара Бишоп помолчала, с пристрастием разглядывая ее. – Выглядишь ты отлично, вот только круги под глазами…

Кейт укоризненно посмотрела на свою бывшую секретаршу и скорчила гримасу. Барбара расхохоталась.

У Кейт был неплохой повод заехать к «Джонсу и Страссбергу»: она собиралась поздравить мистера Джонса с днем рождения и позаимствовать кое-какие справочники. Однако положа руку на сердце она призналась себе, что просто не хочет оставаться в одиночестве. Когда она находилась на людях, ей легче было отключиться от мыслей о Сойере.

Кейт предложила Энджи сходить в кафе, а потом в кино, в надежде что они смогут поговорить по душам, как раньше. В последнее время они лишь обменивались вежливыми фразами. Энджи отказалась, объяснив, что у нее назначено свидание. Кейт без труда догадалась, что это будет свидание с Дэйвом Нильсеном. Это был источник ее постоянного огорчения.

– Эй, что с тобой? – окликнула ее Барбара. – Настроение плохое?

Кейт медленно покачала головой:

– Извини. Настроение у меня действительно не блестящее. Плохо, что это так заметно.

– Другим, может, и не заметно, но я не зря с тобой столько лет работала.

Кейт подошла к окну.

– Жаль, что это время кончилось.

Барбара, сообразительная, преданная и работящая, оказалась незаменимой.

– Приятно слышать. – Барбара примостилась на краю письменного стола и не сводила с Кейт испытующего взгляда. – Я и сама по тебе скучаю. Расскажи, чем ты занимаешься?

– В основном работаю.

– Вот и я тоже, – улыбнулась Барбара. – Работа из нас все соки тянет, верно?

Кейт посмеялась и взглянула на часы. Скоро должен был начаться именинный вечер. Были приглашены только сотрудники фирмы. Кейт подозревала, что Билл Джонс своей рукой приписал ее имя к списку гостей. К этому вечеру подготовили самый просторный конференц-зал.

– Ну, пойдем, что ли? Все уже собрались.

Барбара вздохнула:

– Да, пора. – Но при этом не двинулась с места. Она склонила голову набок и все так же смотрела на Кейт.

Кейт стало неловко от этого пристального взгляда. Она не скрывала этого.

– В чем дело? У меня что-то на лбу написано?

Барбара не улыбнулась.

– Да нет. Просто я раздумываю, сказать тебе одну вещь или нет.

У Кейт по спине пробежали мурашки.

– Ты прекрасно знаешь, что можешь мне говорить все.

Барбара покачала головой:

– Не уверена.

– Барби, не тяни. Выкладывай, что там такое?

– Ну слушай. Вся фирма гудит, как пчелиный рой.

– Перемывают мне косточки. – Кейт не спросила, а констатировала факт.

Барбара вытаращила глаза:

– Значит, ты в курсе?

– По правде говоря, нет. Просто когда я полчаса назад входила в вестибюль, все внезапно замолчали. Вот я и подумала, что они как раз сплетничали про меня. Но потом я решила, что это всего-навсего моя мнительность.

– Нет, это не мнительность, – твердо сказала Барбара.

– И что про меня болтают?

Барбара залилась краской.

– Что я ради карьеры ложилась под каждого начальника? – подсказала ей Кейт. – Точно?

– Точно, – подтвердила Барбара.

– Поверь, я это уже сто раз слышала. Пусть себе треплют языком – я не беру в голову.

– А я каждый раз прихожу в бешенство. – Барбара немного помолчала, потом добавила: – Но это еще полбеды.

– Неужели? – спросила Кейт настороженно, но без всякого удивления. У нее в жизни все складывалось непросто, за что бы она ни бралась.

– Ходят слухи, что Дэйв выдвигает свою кандидатуру на пост окружного судьи.

– Дэйв? На пост судьи? – Кейт не поверила своим ушам. – Но это чистейшей воды сумасбродство!

Барбара поджала губы.

– Вот-вот. И я то же самое сказала.

– Тогда понятно, почему всколыхнулись всякие сплетни. Дэйв рассчитывает перетянуть часть моих избирателей на свою сторону, и в первую очередь среди персонала фирмы.

– Учти, что официального заявления еще не было, – забеспокоилась Барбара.

– Не волнуйся, я тебя не выдам. Кроме того, он упустил время. Никому не известный кандидат вроде Дэйва практически не имеет шансов победить, кто бы за ним ни стоял.

– Значит, ты считаешь, за ним стоят большие шишки?

Карие глаза Кейт стали совсем темными.

– Безусловно, – веско сказала она. За ним стоял Харлен Мур. Кейт сама не смогла бы объяснить, откуда ей это известно, но она не сомневалась, что только он мог подвигнуть Дэйва на этот рискованный шаг. Наверное, к такому выводу ее привело душевное родство этих двоих: беспринципность и полное отсутствие порядочности.

– Не сердишься, что я тебе это рассказала? – Барбара не могла успокоиться.

Кейт улыбнулась:

– Наоборот, я бы рассердилась, если бы ты отмолчалась.

Барбара облегченно вздохнула:

– Слава Богу. Тогда пошли, а то мистер Джонс за нами армию пришлет.

В празднично украшенном зале собрались все приглашенные. Фирма нечасто устраивала такие многолюдные вечера. Кейт могла припомнить только один случай. Но сегодня Биллу Джонсу исполнялось шестьдесят пять лет, и он считал эту дату важной жизненной вехой. Кейт была с ним совершенно согласна. Если человек дожил до таких лет, работая до седьмого пота, он заслуживает немалых почестей.

Они смешались с нарядно одетой толпой, и секретаршу тут же похитил один из младших партнеров. Кейт не возражала. Она хотела показаться всем, кому возможно, а потом потихоньку улизнуть. Хотя большинство присутствующих были ее знакомыми, она чувствовала, что прежнего взаимопонимания между ними больше нет.

– Дорогая, вы, как всегда, восхитительны.

Кейт с улыбкой обернулась и увидела Билла Джонса.

– Благодарю вас, сэр, вы меня всегда хвалите, несмотря ни на что.

– Что правда, то правда, – посмеялся Джонс. – Но сегодня, думаю, на это есть особая причина: по результатам опросов общественного мнения вы намного опережаете своих конкурентов.

Кейт махнула рукой:

– Я не особенно верю в эти опросы. В отличие от моей помощницы. Если кампания идет гладко, то исключительно благодаря Джинджер.

Джонс фыркнул:

– Ну уж, скажете тоже! У вас светлая голова. Не сходите со своего пути – и победа вам обеспечена. Помните, что я всецело на вашей стороне, так же как и многие из собравшихся здесь.

Кейт испытывала смешанное чувство благодарности и смущения. Она понимала, что Билл Джонс намекает, чтобы она не беспокоилась по поводу Дэйва Нильсена и отвратительных пересудов.

– Я вам чрезвычайно признательна, – сказала она, и ее голос чуть заметно дрогнул.

Джонс лукаво подмигнул ей:

– Я не зря для вас стараюсь: у меня есть своя корысть.

– Да что вы говорите?

Он рассмеялся:

– Если вам надоест судейское кресло, я вас снова переманю сюда.

– А если не надоест? – поддразнила Кейт.

– Что ж, тогда нашему городу в кои-то веки повезет на настоящего судью.

Кейт в порыве благодарности поцеловала его в щеку.

– Спасибо за все. – Она едва удерживала слезы. – Вы столько для меня сделали.

В этот самый момент она заметила Дэйва Нильсена. Он стоял у двери, лениво потягивая коктейль, и не сводил с Кейт нахального, саркастического взгляда.

Кейт вся ощетинилась, но постаралась этого не показать. Она сделала шаг назад и одарила Билла жизнерадостной улыбкой.

– Идите к гостям, дорогая, я хочу, чтобы вы как следует повеселились, – сказал он. – Да, кстати, не обращайте внимания на то, что газеты болтают про ваш приговор по делу об убийстве из милосердия.

58
{"b":"2444","o":1}