ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тогда у нас еще будет возможность продолжить разговор.

Кейт поблагодарила Джима. Он кивнул и вышел из кабинета.

Она открыла папку и начала читать с первой страницы. Трудно сказать, сколько времени она сидела, склонившись над этим докладом, когда в приемной послышались громкие крики.

Кейт нахмурилась и хотела посмотреть, что там происходит, однако дверь распахнулась, и на пороге появилась встрепанная, но не утратившая решимости Лесли. Закрыв за собой дверь, секретарша бессильно прислонилась к ней спиной.

– Что там за шум?

– Пришла какая-то женщина, – сообщила Лесли. – Требует, чтобы я пропустила ее к вам, и грозится, что не уйдет, пока не добьется своего. Помните того нахального газетчика, Престона? Это его копия в юбке.

– Не волнуйтесь, Лесли. Кто она такая?

– Говорит, что ее зовут Аннетта Дженнингс, – ответила Лесли.

«Неужели Аннетта Дженнингс явилась в здание суда? Что ей здесь надо? Впрочем…»

– Давайте я вызову судебного пристава, чтобы он ее выставил, – предложила Лесли.

Кейт покачала головой:

– Не стоит беспокоить Бена, пусть поест по-человечески. Если он мне понадобится, я сообщу.

– Неужели вы ее примете? У нее такой вид, будто она частенько заглядывает в рюмку, хотя спиртным вроде не пахнет. Но глаза какие-то остекленелые и сильная одышка.

– Пригласите ее, – коротко распорядилась Кейт.

– Не пожалеть бы потом. Такая стерва, – пробормотала Лесли себе под нос и открыла дверь.

– Наконец-то! – В кабинет ворвалась, как ураган, Аннетта Дженнингс.

Лесли бросила на нее уничтожающий взгляд и вышла, закрыв за собой дверь.

Некоторое время в кабинете царило молчание. Женщины приглядывались друг к другу.

– Что вас сюда привело, миссис Дженнингс? – спросила наконец Кейт.

Аннетта скривила гуоы, отчего ее лицо, как показалось Кейт, стало еще более злобным. И жалким. Присмотревшись к Аннетте поближе, Кейт поняла, что Лесли была права: жена Томаса явно прикладывалась к бутылке.

– Меня сюда привело то, что вы, мисс Колсон, не оставляете в покое моего супруга. Вы вторгаетесь в нашу жизнь.

Кейт держалась совершенно хладнокровно.

– Нас с Томасом связывают незавершенные дела.

Аннетта язвительно засмеялась, обнажив прокуренные зубы.

– Полно, ваша честь. С моим мужем ни хрена вас не связывает!

Во взгляде Кейт появилась жесткость.

– Вы все сказали? Тогда не смею задерживать. – Кейт отвернулась и пошла назад к столу.

– Нет, вы так просто не отделаетесь! – взвизгнула Аннетта, с силой схватила Кейт за локоть и развернула ее к себе. – Я еще не все сказала, ясно вам?

– Уберите руки, – ледяным тоном сказала Кейт.

Аннетта отпустила ее, но не двинулась с места. Уголки рта поползли кверху.

– Ты что думаешь, если ты с ним переспала и родила какого-то ублюдка, так тебе…

– Молчать! – отрезала Кейт, повышая голос. – И не сметь больше разговаривать со мной в таком тоне!

Аннетта была так ошарашена, получив отпор, что даже сделала шаг назад.

– Не на ту напала. Я и не с такими разбиралась – думаешь, у моего мужа, кроме тебя, других шлюх не было? Нечего меня пугать. И вот еще что: если ты не перестанешь трясти грязным бельем, мой папа тебя в порошок сотрет.

– Передайте своему папе, что у него руки коротки. И знайте: что аукнется мне, то откликнется Томасу. Это тоже можете доложить папе.

– Томас даже не икнет. – Аннетта перекосилась от злости. – Ты еще не знаешь Томаса Джсннингса.

Кейт решительно направилась к столу.

– Закройте дверь с другой стороны.

Когда за Аннеттой с грохотом захлопнулась дверь, Кейт оперлась локтями на стол и бессильно опустила голову на руки. Аннетта Дженнингс являла собой убогое зрелище. Может быть, она даже достойна сострадания. Однако сейчас Кейт испытывала только досадливое отвращение. Она не знала, сколько у нее еще достанет сил отражать все удары, которые наносит ей судьба.

Кейт валилась с ног от усталости, но все-таки решила дождаться возвращения Энджи. Надо было выяснить, рассказала ли она что-нибудь Дэйву. Необходимо было выяснить это раз и навсегда.

Кейт ждала этого разговора с тяжелым сердцем. Энджи могла ее предать. Такова реальность. Не менее ощутимая, чем вошедший в ее жизнь Сойер Брок.

После той ночи прошло более недели. При каждом стуке в дверь, при каждом телефонном звонке она надеялась, что это он. Вместо того чтобы думать о дочке, она думала о Сойере. Кейт горько упрекнула себя.

Она почувствовала ноющую боль в затылке. Часы показывали половину одиннадцатого. Кейт решила включить телевизор и посмотреть «Ночную линию», чтобы немного отвлечься от своих мыслей. Однако она вновь поймала себя на том, что была в ту ночь на вершине блаженства и тешила себя какими-то надеждами.

Как глупо, непозволительно глупо позволять себе так распускаться, желать повторения случайной близости. Он разбудил ее тело, и оно жаждало большего.

Кейт даже не подозревала, что близость с мужчиной может перевернуть все ее существо. Он захватил ее целиком. Его сильное тело покорило ее какой-то первобытной жаждой страсти. Она отдала ему себя без остатка.

Теперь ей трудно было решить, как собрать разбившееся вдребезги сердце.

– Кейт, что с тобой?

Кейт вздрогнула от звука голоса Энджи.

– Все в порядке. – Она заставила себя улыбнуться, но Энджи была так взволнована, что не заметила этой слабой улыбки. – Я, между прочим, тебя ждала.

– Зачем?

– Мне надо с тобой поговорить.

Энджи покачала головой, но Кейт заметила настороженность в ее взгляде.

– Уже поздно. К тому же я совершенно выдохлась.

– Ты встречалась с Дэйвом?

– Да, – нерешительно ответила Энджи.

– Прошу тебя, Энджи, присядь на минутку. Обещаю, я тебя не задержу.

Кейт подождала, пока Энджи не опустилась на самый краешек стула.

Она сразу перешла к больному вопросу:

– Поговаривают, что Дэйв собирается выставить свою кандидатуру на выборах окружного судьи.

Лицо Энджи не дрогнуло.

– Мне об этом ничего не известно. Уж кто-кто, а я бы знала, ведь мы… – Она осеклась.

– Ведь вы – что? – настаивала Кейт.

– Ничего. – Устыдившись своей резкости, Энджи покраснела. – Я тебе потом расскажу, ладно?

– Ладно, – со вздохом ответила Кейт. Она знала, что скажет ей Энджи. Кейт не могла примириться с мыслью, что Энджи надеется выйти замуж за Дэйва. Она-то понимала, что такой союз едва ли возможен: Дэйв просто использовал Энджи в своих корыстных целях. Бедная, доверчивая Энджи…

– Ты еще что-то хочешь спросить? – Энджи тяготилась молчанием.

– Дэйв задавал тебе вопросы о моем прошлом?

– О чем ты говоришь?! Как у тебя язык повернулся? – воскликнула Энджи с обидой в голосе.

– Обстоятельства складываются так, что я не могла не спросить.

Энджи встала.

– Какие обстоятельства? – Но прежде чем Кейт успела ответить, она жестом остановила ее. – Не отвечай. Не нужно. Просто поверь мне на слово.

– Это твой ответ?

– Это мой ответ, – с вызовом подтвердила Энджи. – Когда-то моего слова тебе было достаточно.

Энджи повернулась и пошла к двери, но на полпути остановилась:

– Чем подозревать меня, присмотрелась бы, что представляет собой Сойер Брок.

У Кейт упало сердце.

– Сойер Брок?

– Он самый. Зачем-то он ездил в Фор-Корнерс и вынюхивал неизвестно что о тебе.

Глава 42

– Где же это, черт подери, ты пропадал?

Скрипучий голос Аннетты раздражал Томаса. После долгого рабочего дня он приходит к себе домой – и даже тут ему нет покоя. В последнее время она всегда поджидала его и при этом вела себя как рыночная торговка. Впрочем, именно такова была ее сущность. Она ему просто опротивела, и, если бы не ее старикан, Томас давно отделался бы от нее.

– На работе, – отрезал он, не зная сам, почему вообще снизошел до ответа. Она валялась на кушетке в своем логове, и вид у нее был такой, словно она не спала уже несколько недель. Темный загар, которым она так гордилась, старил ее и делал еще вульгарнее. Как обычно, она дымила сигаретой и прихлебывала мартини.

60
{"b":"2444","o":1}