ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана
Мужчине 40. Коучинг иллюзий
Роза и крест
Кафе маленьких чудес
Гид по стилю
Вино из одуванчиков
Клинки императора
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Вещные истины
A
A

От волнения у него на лбу проступили капельки пота.

– Спасибо… А я… много раз собиралась тебя поблагодарить. За тот пакет, – закончила она шепотом.

– Меня благодарить не за что. – Сойеру было трудно говорить. – Это самое меньшее, что я мог сделать.

– Выпьешь чего-нибудь? Может быть, шампанского?

– Нет, я на минуту.

– Я рада, что ты зашел.

Его глаза подернулись влажной дымкой.

– Это правда?

– Да, – прошептала она, не понимая, как будет жить без него.

– Кейт, ради всего святого, не смотри так на меня. Ты, наверное, просто…

– Обними меня, Сойер, – сказала она.

Он прижал ее к груди.

– Кейт, у меня и в мыслях не было ничего дурного. – Он покрыл поцелуями ее губы, лицо, шею. – Я не сказал Харлену ни слова. Ни единого слова.

Кейт не хотела тратить время на объяснения. Она хотела только одного: наверстать упущенное.

– Ш-ш-ш, я знаю, – еле смогла она выговорить между поцелуями. – Прости. Я так виновата, что плохо о тебе подумала.

– Я люблю тебя, – повторял он. – Я люблю тебя.

– Я тебя тоже люблю.

Они все еще стояли обнявшись в мерцании лунного света. Наконец Сойер отстранил Кейт и посмотрел ей прямо в глаза.

– Ты согласна выйти за меня замуж?

Ее глаза погрустнели. Она высвободилась.

– Я должна тебе сказать одну вещь.

– Что-то очень страшное? – поддразнил он.

– Когда родилась Эмбер… врачи сказали, что у меня больше никогда не будет детей.

Сойер сразу стал серьезнее.

– Это очень грустно, родная, но почему ты не отвечаешь на мое предложение?

– Ты мне как-то сказал, что хотел бы… иметь ребенка.

– Иди ко мне, – тихо позвал он.

Кейт со слезами бросилась к нему на грудь.

– Ничего страшного. Если мы захотим непременно иметь ребенка, можно будет усыновить какого-нибудь малыша.

Кейт подняла на него глаза:

– Ты говоришь так, чтобы меня не обидеть?

– Мне нужна ты. А все остальное приложится.

Она тихонько рассмеялась от счастья:

– О, Сойер Брок, как я тебя люблю.

– Я тебя тоже.

Вдруг она снова замерла.

– И еще одно.

– Что на этот раз?

– Эмбер. Должна тебя предупредить, что я буду всеми силами стараться скрасить ей жизнь.

– Предлагается поправка, – сказал Сойер. – Мы будем стараться.

Глава 52

В доме пахло Рождеством. В глиняных кашпо курились пучки ароматических трав. Кейт наряжала елку. У нее на руке висела последняя гирлянда. Елка уже блестела и переливалась игрушками, шарами и бусами, но Кейт почему-то непременно хотела найти местечко для этой последней гирлянды.

Она услышала какой-то шорох и решила, что это Сойер. Но ее муж безмятежно спал на кушетке. Оказалось, что это потрескивают дрова в камине.

Кейт с улыбкой смотрела на его умиротворенное лицо. Горькие складки у рта разгладились, черты лица смягчились. Семейная жизнь пошла ему на пользу, с нежностью подумала она. И ей самой – тоже. Они оба никогда прежде не знали такого покоя и счастья.

Они поженились через три дня после ее избрания на должность и с тех пор не могли наговориться друг с другом. Обоим выпало несчастливое детство. Может быть, по этой причине Кейт хотела, чтобы их первое Рождество стало настоящим веселым праздником. Она по традиции украсила дом живыми пуансеттиями и ветками омелы и даже напекла печенья и пирожных. Сойер всячески подшучивал над ней за то, что первая порция печенья подгорела.

Кейт широко улыбнулась, вспомнив, как он уплетал подгоревшее печенье. Когда он признался, что у них в семье никогда ничего не пекли, у нее навернулись слезы.

– Пора бы остановиться, – охрипшим со сна голосом сказал Сойер. Он встал и направился к ней в одних трусах и майке. – Что может быть прекраснее, чем само совершенство.

– Чудесная елка, правда?

– При чем тут елка?

Она не успела обернуться, как он обнял ее сзади и потерся носом о ее шею.

– М-м-м, как ты вкусно пахнешь. Так бы тебя и съел!

– Сойер, у тебя только два желания: либо сесть со мной за стол, либо лечь со мной в постель.

Он посмеялся, просунул руку в вырез ее легкого домашнего платья и обхватил полную грудь.

– Это потому, что я тебя люблю.

– Я тебя тоже люблю, – откликнулась она.

– Докажи! – с горячностью попросил он.

Она приблизила губы к его лицу и прильнула к нему всем телом, чувствуя, как в нем нарастает страсть.

– Я не могу насытиться тобой, – шептал он, стягивая с нее платье и увлекая за собой на мягкий ковер. – Кто бы мог подумать, что ты, такая ласковая, такая горячая, – это и есть строгая судья, восседающая на троне.

– Не говори глупостей. Лучше поцелуй меня.

Теперь слова были не нужны. Он ласкал ее тело то руками, то языком. Кейт дрожала от нетерпения. Наконец она не выдержала и взмолилась:

– Прошу тебя… Я хочу настоящей близости.

– Родная моя, – прошептал он и поднялся над ней, словно собираясь взлететь, а потом опустился и заполнил ее целиком. – Хочу быть сверху.

В следующую минуту у Кейт вырвался стон наслаждения, потом еще, еще. И они оба захлебнулись от счастья.

Им удалось на короткое время утолить свою жажду. Кейт не понимала, как она прожила столько лет, не подозревая, что значит по-настоящему любить и быть любимой. Сойер протянул руку и кое-как прикрыл их наготу ее платьем.

– Я не слышу твоего дыхания. Тебе плохо? – испугался он.

– Мне чудесно, – ответила она.

Сойер убрал с се лица влажный от пота завиток волос.

– Я люблю тебя. Могу повторять это без конца.

– Повторяй. Я буду слушать.

Они лежали обнявшись и наслаждались теплом друг друга.

– Как ты думаешь, – нерешительно начала Кейт, – можно будет взять Эмбер домой на Рождество? – Она смотрела на елку, туда, где висела коробочка с именем Эмбер. В ней лежала нитка жемчуга, доставшаяся Кейт от матери. Ей не терпелось надеть это скромное ожерелье на шею дочки.

Сойер поднялся на локте и заглянул ей в глаза.

– Конечно. Кто нам мешает привезти нашу дочь домой?

По щеке Кейт скатилась непрошеная слеза.

– Когда? – шепотом спросила она.

– Что «когда»? – не понял он.

– Когда мы сможем за ней поехать?

Сойер сел.

– Да хоть сейчас.

– Сейчас? – Кейт не верила своему счастью. – Прямо сейчас?

Сойер по-мальчишески улыбнулся:

– Знаешь, что мне пришло в голову? Давай сначала оденемся!

– О, Сойер! – закричала Кейт и бросилась ему на шею, но тут же вскочила и закружилась по комнате. Вдруг она остановилась и обернулась к нему: – Подумать только: если мы привезем домой Эмбер, у нас будет настоящая семья.

– Так оно и будет, дорогая моя. Навсегда.

74
{"b":"2444","o":1}