ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Кейси постучал кусочком мела по нарисованной им карте мира.

— Мы полагаем, что перед нами массы суши, участки которых избирательно заменены такими же по площади участками из более ранних эпох. Но насколько мы можем судить — со скидкой, в частности, на то, что оборудование на «Союзе» не самое совершенное, — в целом материковые массы сдвинулись с места весьма незначительно. Пока судить рано, но скорее всего, и этих незначительных сдвигов хватит для того, чтобы через некоторое время усилилась вулканическая активность.

Редди уже стоял с поднятой рукой.

— Материковые массы, конечно же, никуда не сдвинулись, как вы изволили выразиться. С чего бы им куда-то двигаться?

Кейси недовольно проворчал:

— Ну да, для вас ведь Альфред Вегенер[13] — пятилетний мальчик. Тектонические плиты. Дрейф материков. Долго рассказывать. Поверьте мне на слово.

Бисеза спросила:

— Насколько глубоки сдвиги во времени, Кейси?

— Похоже, нет ни одного участка, которому больше двух миллионов лет.

Редди немного истерично рассмеялся.

— Всего-то пара миллионов лет — вот счастье, правда?

Кейси продолжал:

— По всей вероятности, «вырезанные» из иных времен участки захватывают часть атмосферы и простираются на какое-то расстояние в глубь планеты — а может быть, до самого ее центра. Вероятно, каждый такой «кусок» представляет собой громадный клин из земной коры, мантии и неба.

Гроув спросил:

— И каждый такой кусок принес на себе свои растения, своих обитателей и свой воздух?

— Похоже на то. И погода так испортилась, на наш взгляд, именно из-за смешения разных по времени участков поверхности. — Кейси прикоснулся к софтскрину. На дисплее начали сменять друг друга снимки, где были видны массивные тропические циклоны — сливочно-белые завитки, плывущие от южной Атлантики и обрушивающиеся на восточное побережье Америки, а также фронты комковатых черных туч, кружевами обвивавших всю территорию Азии. — Некоторые участки — из зимы, некоторые — из лета. А климат Земли меняется в пределах более долгих циклов — эпохи оледенения наступают и проходят, и в этом плане все тоже смешалось. — Он показал несколько снимков поверхности, где был отчетливо виден окованный льдом почти квадратный участок поверхности в том месте, где во Франции находился Париж. — Горячий воздух поднимается выше холодного, это вызывает ветер; в горячем воздухе больше водных паров, чем в холодном, и над остывшей сушей эти пары конденсируются и выпадают в виде осадков — вот вам ваши ливни. И так далее. Все это бушует, и мы имеем жуткую погоду.

Абдыкадыр поинтересовался:

— А на какое расстояние эти «куски» простираются вверх?

— Этого мы не знаем, — ответил Кейси.

— Уж не до Луны, это точно, — робко вставил капрал Бэтсон. — А не то бы она исчезла вовсе или рассыпалась по своей… как это… орбите.

Кейси глубокомысленно вздернул брови.

— Хорошая мысль. Я об этом не подумал. Но мы точно знаем, что какое-то расстояние над поверхностью Земли захвачено изменениями.

— «Союз», — понимающе кивнула Бисеза.

— Верно. Бис, их часы идут точно так же, как наши, секунда в секунду. Видимо, он пролетали прямо над нашими головами — по чистой случайности, — когда произошел Разрыв, и оказались в одном «куске» вместе с нами. — Кейси потер кончик мясистого носа. — Мы попытались нанести эти участки поверхности на карту, и кое-где нам это удалось. Вот Сахара… — Он показал на клочки зелени посреди пустыни. Одни из них имели неправильную форму, а другие были очерчены геометрически четкими дугами и прямыми линиями. — «Лоскутки» очень похожи друг на друга даже при том, что они разделены полумиллионом лет. И все же есть возможность датировать некоторые участки — приблизительно, по геологическим изменениям.

Он повернулся к своей карте и нарисовал мелом большую звездочку в центре Африки.

— Судя по всему, вот здесь располагается самый древний участок. Об этом можно судить по ширине рифтовой структуры… И посмотрите сюда: Сахара не простирается так далеко на юг, здесь есть озера, местами — зелень. Но это — с высоты, а на поверхности все перемешано. — Замелькали новые снимки. — Мы полагаем, что Азия находится на участке из последних пары тысячелетий. Вот здесь, в степях, заметны признаки обитания человека, но о техническом развитии не может быть и речи — следы дыма от костров, электричества нет. Самая большая концентрация населения находится вот здесь. — Он указал на территорию в восточной Азии севернее Китая. — Кто это такие — мы не знаем.

Он продолжал свой рассказ, сопровождаемый показом снимков, словно бы как гид повел дальше группу не слишком радостных туристов на экскурсию по преобразившейся планете. Австралия выглядела очень странно. Большая часть центральных районов имела красновато-коричневый цвет, как и во времена Бисезы, но вдоль побережий и в долинах рек зелень была густой и роскошной. На нескольких снимках, сделанных с достаточно сильным увеличением, были видны животные. Бисеза разглядела кого-то наподобие гиппопотама, пасущегося на опушке леса. Снимки быстро сменяли друг друга, и возникло ощущение мультфильма. Из леса выскочила стая крупных животных, скачущих на задних лапах. Возможно, они спасались от хищника.

«Это, наверное, гигантские кенгуру», — подумала Бисеза.

Австралия, похоже, вернулась к своему девственному состоянию, в котором пребывала до прибытия людей. Южная Америка, между тем, полностью покрылась темной зеленью: тропические влажные леса, к двадцать первому веку почти уничтоженные, умирающие, здесь восстановили свое древнее великолепие.

В Северной Америке вдоль северных и восточных районов простирались ледяные пустоши — вверх до самого полюса, а вниз — до широты Великих озер. Кейси сказал:

— Лед на этой территории — из разных веков. Это видно по расселинам и изрезанным краям.

Он продемонстрировал сделанные с большим увеличением снимки южного края ледяного щита. Лед здесь был похож на грубо изодранную бумагу. Бисеза видела, как глыбы подтаявшего льда скользят вниз, как образуются огромные озера из талой воды, как формируются обширные грозовые фронты и льются на землю проливные дожди — судя по всему, это происходило в тех местах, где холодные ветры, дующие от полярной шапки, пролетали над более теплой землей. К югу от ледяного массива лежала ровная зелено-коричневая суша — тундра, скованная вечной мерзлотой и истязаемая ледяными ветрами. Сначала Бисеза не разглядела здесь никаких признаков пребывания человека, но вспомнила, что люди добавились к американской фауне сравнительно недавно.

Абдыкадыр полюбопытствовал:

— А что с Аляской? Как-то это район незнакомо выглядит.

Кейси ответил:

— Она тянется к Берингии — ну, ты знаешь, когда-то существовал сухопутный «мост», соединявший Азию с Америкой. Именно по нему первые люди пришли в Северную Америку. Потом море поглотило этот участок суши, образовался Берингов пролив…

Экскурсия продолжалась. Люди с нелегким сердцем смотрели на мелькающие снимки.

— А Европа? — напряженным голосом спросил Редди. — Англия?

Кейси показал всем Европу. Большая территория этой части света была покрыта густыми зелеными лесами. На более открытых южных участках Франции, Испании и Италии находились какие-то поселения типа деревень, но их было очень мало.

«Очень может быть, что эти поселения построены не современными людьми», — подумала Бисеза, вспомнив о том, что на юге Европы когда-то обитали неандертальцы.

А уж в Англии людей искать и вовсе не имело смысла. Здесь, южнее той линии, вдоль которой некогда был воздвигнут Адрианов вал, простирались густые лесные чащобы. К северу по сосновым лесам пролегал широкий белый шрам, он тянулся поперек шотландских нагорий — кусок ледяной шапки, захваченной из эпохи оледенения.

— Она исчезла, — оторопело выговорил Редди.

Бисеза с изумлением увидела, что его глаза под толстыми стеклами очков наполнились слезами. — Может быть, мне так горько именно из-за того, что я родился за границей. Но Родины больше нет, совсем не осталось, со всей ее историей, вплоть до древних римлян и еще дальше в глубь веков. Все испарилось, как роса.

вернуться

13

Вегенер Альфред Лотар (1880–1930) — немецкий геофизик. Автор (1912) теории дрейфа материков.

26
{"b":"2447","o":1}