ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Все это было очень сложно, но точно так же, как пилотирование вертолета, сбор данных большей частью велся автоматизировано. Как только вертолет начал круговой облет, вернулась обычная рутина, и от скуки пилоты снова принялись подзуживать друг дружку.

Бисеза понимала, как они себя чувствуют. Она имела подготовку техника по наземному руководству боевыми действиями — то есть являлась специалистом по координации связи «земля-воздух» во время конфликта. Ее высаживали в горячих точках, и она, находясь на земле, руководила нанесением точечных ракетных ударов с воздуха. Пока ей еще ни разу не приходилось применять свою подготовку, будучи разозленной. Профессионально она идеально подходила для работы в воздушной разведке, но она не забывала о том, что готовили ее не для этого.

На пограничный пост миротворческих сил ООН она попала всего неделю назад, но ей казалось, что прошло гораздо больше времени. Военнослужащих здесь разместили в казармах, которые прежде были авиационными ангарами. Высокие потолки, голые стены, постоянный запах самолетного горючего и смазочного масла. Слишком жарко днем, слишком холодно ночью. Что-то угнетающее было в этих бездушных коробках из гофрированного металла и пластика. Неудивительно, что обитатели базы в шутку прозвали ее «Клавиусом» — по названию большой международной космической базы на Луне.

Военнослужащим полагались каждодневные физические тренировки, несение сторожевой службы, уход за оборудованием и выполнение прочих обязанностей. Но этого было недостаточно для того, чтобы целиком занять все время и удовлетворить потребности. В гулких ангарах военные играли в волейбол или в настольный теннис, затевали бесконечные турниры по покеру и рам-ми. И хотя мужчин и женщин на базе находилось примерно поровну, сексуальные страсти на «Клавиусе» просто бушевали. Некоторые из мужчин, по слухам, соревновались между собой в попытках достичь оргазма в самом необычном и непростом положении, какое только можно себе вообразить, — например, вися на стропах парашюта.

На взгляд Бисезы, не было ничего удивительного в том, что у мужчин вроде Кейси Отика слегка съезжала крыша.

Сама Бисеза держалась подальше от греха. С такими, как Кейси, она могла справиться довольно легко — даже теперь британская армия не была обителью равенства полов и благопристойности. Бисеза даже отклоняла учтивые ухаживания Абдыкадыра. В конце концов, у нее была дочь Майра — восьмилетняя девочка, тихая и серьезная, очень любящая свою маму. Майра находилась за несколько тысяч километров, в лондонской квартире Бисезы, там за ней присматривала няня. Для того чтобы здесь не свихнуться, Бисезе не были нужны игры и секс. Не свихнуться ей помогала Майра.

Кроме того, на нее оказывало влияние и понимание важности миссии ООН.

В две тысячи тридцать седьмом году область границы между Пакистаном и Афганистаном была центром международной напряженности, как и на протяжении многих веков в прошлом. Во-первых, эта местность являлась очагом непрекращающегося мирового противостояния между христианством и исламом. К радости всех, кроме горячих голов и агитаторов с обеих сторон, окончательная «война цивилизаций» так и не разразилась. Но все-таки в такой области, где войска, состоящие в большинстве своем из христиан, осуществляли полицейский надзор на территории, заселенной в основном мусульманами, всегда находился кто-то, готовый призвать людей или к крестовому походу, или к джихаду.

Имела место и вражда не на жизнь, а на смерть между местными жителями. Противостояние между Индией и Пакистаном не было ликвидировано за счет войны 2020 года, закончившейся ядерной бомбардировкой и разрушением города Лахор, несмотря на то что противоборствующие стороны вместе со своими иностранными союзниками отступили от той грани, за которой могли последовать еще более серьезные катастрофы. А помимо этого непростого конфликта, конечно, существовали еще страсти, надежды и права местных народов. Гордые пуштуны, хотя и были теперь вовлечены в цивилизованное устройство мира, продолжали придерживаться своих древних традиций и были готовы защищать родину до последней капли крови.

А кроме этих застарелых противоречий, была еще нефть, из-за которой к этой неспокойной области притягивало весь остальной мир. Несмотря на поистине потрясающие долгосрочные возможности холодного ядерного синтеза, самой многообещающей из новых технологий, ее промышленная практичность пока не была доказана, и мировые запасы насыщенных углеводородов сжигались почти сразу после того, как их добывали из-под земли. И вот там, где некогда из-за богатств Индии встали лицом к лицу Британская империя и царская Россия, теперь образовалось плотное, взаимозависимое противостояние Соединенных Штатов, Китая, Африканского Содружества и Евразийского Союза.

Миссия ООН состояла в том, чтобы сохранять в регионе мир за счет надзора и осуществления полицейских акций. Поговаривали, что больше ни одна территория на Земле не подвергается столь тщательному наблюдению. Миротворческая миссия была несовершенным, неловким режимом. Бисеза порой думала о том, что деятельность войск ООН в этих местах создает столько же напряженности и противодействия, сколько ликвидирует. Но до некоторой степени присутствие миротворцев себя оправдывало, и это происходило уже не первый десяток лет. Наверное, это было самым лучшим, на что оказались способны обычные люди и запутанные, имевшие массу изъянов, но при этом долговечные ооновские нормы — этот международный «кнут».

Все на «Клавиусе» понимали важность своей работы. Но мало что на свете так скучно для молодого солдата, как миротворчество.

Вдруг вертолет начал подпрыгивать в воздухе. У Бисезы часто забилось сердце. Возможно, полет окажется не таким уж ординарным и занудным.

Вертолет продолжал лететь по кругу, а Кейси с Абдыкадыром, невзирая на турбулентность, работали, непрерывно переговариваясь. Абдыкадыр попытался связаться с базой.

— Альфа четыре-три, это Примо пять-один. Альфа четыре-три…

Кейси ругался на чем свет стоит, бормотал что-то насчет потери связи со спутником. Бисеза догадалась, что он перешел на ручное управление и теперь сам вел вертолет через зону неожиданной турбулентности.

— Ох, — жалобно проговорил телефон Бисезы. Она поднесла его к самому лицу.

— Что с тобой?

— Я потерял сигнал. — На дисплее появились параметры диагностики. — Такого со мной раньше не случалось. Ощущение… странное.

Абдыкадыр оглянулся и посмотрел на нее.

— У нас связь тоже накрылась. Не отвечает сеть центра управления.

Бисеза с опозданием проверила собственное оборудование. Она тоже потеряла связь со своим командным центром, как с более высокими уровнями, так и с менее высокими.

— Похоже, сеть разведки тоже отказала.

— Значит, — резюмировал Абдыкадыр, — не работает ни военная, ни гражданская сеть.

— А чем это может быть вызвано? Грозой? Атмосферное электричество?

Кейси проворчал:

— Эти ослы из метеослужбы ничего такого не предсказывали. Как бы то ни было, мне случалось летать в грозу, и никогда ничего подобного не случалось.

— Тогда что же это такое?

Пару секунд они оба молчали. В конце концов, это была территория, где когда-то люди, обуреваемые злобой, применили ядерное оружие, и эпицентр того взрыва находился всего в двухстах километрах отсюда. При том, что отказала связь и ниоткуда налетел ветер, трудно было не заподозрить худшее.

— Как минимум, — сказал Абдыкадыр, — это могут быть помехи.

— Ой, — настойчиво проговорил телефон.

Бисеза встревоженно прижала телефон к груди. Он у нее был с детства — стандартная модель ООН. Тогда такие бесплатно раздавали каждому двенадцатилетнему подростку на планете. Трещавшая по швам древняя организация предприняла самую значительную попытку того времени объединить мир за счет средств связи. Большинство людей эти немодные правительственные игрушки попросту выкидывали, а Бисеза хорошо поняла причину этого подарка, сберегла его и заботливо хранила. Она ничего не могла с собой поделать — относилась к телефону как к другу.

7
{"b":"2447","o":1}