ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Массажистка (СИ)
Ты письмо мое, милый, не комкай
Мужчины, женщины и отношения. Как достигнуть мира и гармонии с противоположным полом
Код вашей судьбы: нумерология для начинающих
Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры (сборник)
Ее последний вздох
Инженер-лейтенант. Земные дороги
Сестры
Умрешь, если не сделаешь
Содержание  
A
A

— Мы над этим работаем. Хотя все отлично понимаем, что этого будет недостаточно.

Щит не мог стать совершенным средством защиты. К его сооружению пришлось приступить для того, чтобы во время солнечной бури блокировать пиковую солнечную энергию в диапазоне видимого света. Но при этом щит ничего не мог сделать с рентгеновскими лучами, гамма-лучами и прочими пакостями, имевшими вторичное значение в общей мощности бури, но для Земли потенциально губительными.

— Мы не в состоянии сделать все, — сказала Шиобэн.

— Знаю. Я так своим ребятам и говорю. Но как бы мы ни пахали, все равно кажется, что мало… Посмотрите-ка. Кажется, они там готовы к пробному запуску.

Грузовая капсула встала на свое место в сверкающем рельсе. Кран отъехал в сторону. На глазах у Шиобэн капсула пришла в движение — сначала медленно, и это говорило о ее массе, а затем все быстрее и быстрее. Только движение и больше ничего. Никаких тебе спецэффектов — ни горящего пламени, ни клубящегося дыма. Но по мере того как генераторы изливали свою энергию в пусковую установку, Шиобэн ощутила странное покалывание под ложечкой. Возможно, это была какая-то биохимическая реакция на могучие токи, бушующие всего в нескольких сотнях метров.

Капсула, продолжая набирать скорость, скрылась из глаз.

Бад сжал кулак.

— Сегодня мы способны только проделать еще одну дырку в дне кратера Клавиус. Но уже через шесть месяцев с небольшим мы сумеем запускать грузы на орбиту. Представьте себе, что вы едете в этой штуковине — верхом на молнии по Луне!

По дну кратера к месту падения капсулы уже мчались вездеходы, оставляя позади себя ржаво-серые хвосты лунной пыли. Кран вернулся на место, все приготовились к очередному пробному пуску.

20

Человеческие ресурсы

Юджин сидел в своей комнате за небольшим столиком, сложив перед собой руки. В комнате не было ничего лишнего и личного: она отличалась минимализмом даже по лунным стандартам, где на все смотрели с точки зрения стоимости доставки с Земли. У Юджина даже шкафа для одежды не было — его вещи лежали в картонной коробке. Наверное, это была та самая коробка, в которой он привез свои пожитки с Земли.

Для Шиобэн Юджин оставался загадкой. Большой красивый ребенок. Если бы можно было его заморозить и немножко поработать над его руками и ногами, из него получился бы неплохой манекенщик. Но он сутулился, его лицо всегда искажали гримасы озабоченности и смущения. Шиобэн думала о том, что никогда в жизни не встречала человека, у которого внешность до такой степени контрастировала с внутренним содержанием.

— Ну, как вы себя чувствуете, Юджин?

— Выбиваюсь из сил, — буркнул он в ответ. — Вопросы, вопросы, вопросы. Днем и ночью — вопросы.

— Но вы же понимаете почему, — сказала она. — Мы уже начали строить щит, а на Земле идут другие подготовительные работы. И все это делается на основании вашего прогноза. Да, это очень большая ответственность.

И, к сожалению, Юджин, сейчас только вы можете это делать для нас.

Она заставила себя улыбнуться.

— Если строишь щит диаметром в тринадцать тысяч километров, ошибка даже в одну миллионную означает расхождение в метр, а то и больше.

— Это мешает работе, — заявил Юджин.

Шиобэн с большим трудом удержалась от того, чтобы не рявкнуть в ответ: «А я — королевский астроном. Я тоже кое-какой наукой занималась. И я понимаю, чего требует от нас наука. Но сейчас мы говорим о спасении всей планеты, так что, ради бога, перестаньте разыгрывать из себя примадонну…»

Но она этого не сказала, потому что увидела в выражении лица Юджина искреннюю тоску.

«В конце концов, — подумала она, — если с кем-то говорить о расстановке приоритетов или сроках исполнения, то хуже кандидатуры, чем Юджин, просто не придумаешь».

У Мэнглса наверняка попросту начисто отсутствовала способность справляться с конфликтующими между собой требованиями. Кроме того, ему недоставало тактичности в разговорах с теми, кто такие требования выдвигал — начиная от президентов и премьер-министров.

А еще на него свалилась мировая известность.

У Шиобэн было такое чувство, что даже теперь, несмотря на все самые серьезные научные заявления, на политические воззвания и споры, большинство людей по-настоящему, нутром, не верили в то, что солнечная буря случится. Первое обращение Альварес вызвало волну тревоги и вспышки спекуляций на биржах, где многие начали скупать золото. Также неожиданно обострился интерес к приобретению собственности в Исландии, Гренландии, на Фолклендах и в других местах на крайних широтах. Люди ошибочно предполагали, что там они окажутся подальше от бури. Но для большинства — покуда вертелась Земля, покуда светило солнце — ощущение грядущей катастрофы быстро отступило.

Началось осуществление грандиозных спасательных программ типа сооружения щита, но людям эти работы не были видны. Аналитики говорили, что это похоже на выдуманную войну: почти все забыли о какой бы то ни было угрозе и попросту продолжали жить, как жили прежде. Даже Шиобэн порой ловила себя на том, что ее раздражает оторванность от собственных долгосрочных космологических проектов.

Но среди миллиардов землян находилась доля процента таких, которые были либо наделены изрядным воображением, либо попросту безумны. Они грядущую катастрофу принимали слишком близко к сердцу, а некоторые искали, кого бы в оной катастрофе обвинить. Очень многие были готовы считать виновником своих страхов Юджина, как человека, который предсказал солнечную бурю. Ему даже угрожали расправой.

«Счастье для него, — думала Шиобэн, — что он остается на Луне, где относительно легко обеспечить его безопасность. Но все равно, наверное, он чувствует себя так, словно его раздели догола и бичуют».

Она достала свой софт-скрин и начала делать заметки.

— Позвольте, я вам помогу, — сказала она. — Вам нужен офис. Секретарь…

Она сразу увидела панический ужас в глазах Юджина.

— Хорошо, не секретарь. Но я подыщу кого-нибудь, кто будет вместо вас принимать звонки. И отчитываться этот человек будет не перед вами, а передо мной.

«Но все же нужен кто-то здесь, на Луне, кто держал бы тебя за руку», — думала она. И тут ее осенило.

— Как насчет Михаила?

Юджин пожал плечами.

— Я его давно не видел.

— Я знаю, у него своих хлопот хватает.

Космическую метеослужбу, неожиданно превратившуюся из мало кому известного или добродушно осмеиваемого ведомства в одну из самых важных организаций в Солнечной системе, и ее представителей почти так же, как Юджина, засыпали звонками и письмами. Но Шиобэн видела, как Михаил работает с Юджином, у нее было такое ощущение, что этот гелиоастроном сумеет справиться с молодым гением. А если учесть, как Михаил смотрел на Юджина, то можно было не сомневаться: за эту работу он возьмется квалифицированно и с любовью.

— Я попрошу его проводить с вами больше времени. Возможно, он мог бы перебраться сюда, на «Клавиус», — ведь ему не обязательно лично находиться на полярной метеостанции.

Юджин не выказал особой радости, услышав эту идею. Но и не отверг сразу же, поэтому Шиобэн заключила, что добилась кое-какого успеха.

— Что еще? — Она склонилась к столу, чтобы лучше разглядеть его лицо. — Как вы себя чувствуете, Юджин? Вам что-то нужно? Вы должны понимать, как это важно, чтобы у вас все было хорошо, — как это важно для всех нас.

— Ничего не нужно, — ответил он мрачновато и даже, пожалуй, с тоской.

— То, что вы обнаружили, необычайно важно. Быть может, вы спасли жизнь миллиардам людей. В вашу честь будут воздвигать памятники. И поверьте мне, ваши труды — а особенно вашу классическую работу о солнечном ядре — будут читать всегда, во все времена. Эти слова вызвали у Юджина вялую улыбку.

— Я скучаю по ферме, — вдруг признался он.

Эти слова застали Шиобэн врасплох.

— По ферме?

— По «Селене». Я понимаю, почему понадобилось там все расчистить. Но я все равно скучаю.

32
{"b":"2448","o":1}