ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы позволили себе самовольную отлучку?

— Нет, — терпеливо ответила Бисеза. — Это они так считают. Сейчас мне предоставили «щадящий отпуск», как они это называют. Но за мной все равно наблюдают.

— И дата, по вашему мнению…

— Вы имеете в виду двадцатое апреля две тысячи сорок второго года?

Шиобэн пристально посмотрела на собеседницу.

— Ладно, хорошо. Уговорили. Откуда вам это известно?

— В этот день произойдет солнечное затмение.

Шиобэн вздернула брови.

— Аристотель?

— Она права, Шиобэн, — прошептал ей на ухо Аристотель.

— Ладно. Ну и что? Затмение — это всего-навсего день, когда Солнце, Луна и Земля выстраиваются в одну линию. Это не имеет никакого отношения к солнечной буре.

— Имеет, — покачала головой Бисеза. — Когда я возвращалась домой, мне было показано затмение.

— Когда вы возвращались, — кивнула Шиобэн.

Она успела лишь мельком просмотреть досье Бисезы. Встретиться с ней она решила, повинуясь душевному порыву. Уж очень хотелось хоть на время уйти с телепереговоров. Но она уже начинала сожалеть о своем решении.

— Кое-что из вашей истории мне известно. У вас было какое-то видение…

— Не видение. Я не хочу тратить ваше и свое время и объяснять. У вас есть все необходимые файлы, можете проверить потом, если пожелаете. А сейчас выслушайте меня. С того самого дня, как я вернулась, я знала, что с Землей должно случиться что-то ужасное. Показав мне затмение, они пытались дать мне понять, что это как-то связано с Солнцем.

— Они?

Бисеза помрачнела. Она словно бы и сама не до конца верила в это и хотела, чтобы все было иначе. И все же она продолжала:

— Профессор Макгоррэн, я считаю, что солнечная буря — не случайность. Я считаю, что она станет результатом преднамеренного желания чужеродной силы причинить нам зло.

Шиобэн выразительно посмотрела на часы.

— О какой чужеродной силе речь?

— О Первенцах. Мы их так называли.

— Мы? Впрочем, это все равно. Насколько я понимаю, никаких доказательств у вас нет.

— Нет. И я понимаю, что вы думаете. У таких, как я, никогда нет никаких доказательств.

Шиобэн позволила себе улыбнуться, потому что она подумала именно это.

— Но представители командования обнаружили кое-какие отклонения в моем физическом состоянии, которые они не могут объяснить. Вот почему они предостави ли мне отпуск. В каком-то смысле, это доказательство. А еще есть принцип заурядности.

— Заурядности? — озадаченно переспросила Шиобэн.

— Я не ученый, но разве у вас это не так называется? Принцип Коперника. В отдельно взятой точке пространства и времени не должно быть ничего особенного. А если отыщется логическая цепочка, которая укажет, что что-то в данном моменте особенное есть…

— Никогда нельзя доверять совпадениям, — прервала ее Шиобэн.

Бисеза наклонилась к столу и заговорила быстро и напряженно:

— А вас не удивляет то, что солнечная буря, которая должна произойти сейчас, является самым грандиозным из совпадений всех времен? Задумайтесь. Человечеству всего сто тысяч лет. Земля и Солнце в сорок тысяч раз старше. Если бы все было совершенно естественно, наверняка солнечная буря могла бы случиться в любое время на протяжении истории Земли. Почему же у Солнца, образно выражаясь, сносит крышу именно сейчас, как раз в то самое время, когда на планете только-только начал царствовать разум.

В первый раз за время их разговора Шиобэн стало немного не по себе. В конце концов, она и сама, бывало, размышляла примерно в этом духе.

— Вы хотите сказать, что это не случайно.

— Я хочу сказать, что солнечная буря производится намеренно. Я хочу сказать, что мы — под прицелом.

Последние слова Бисезы повисли в воздухе. Она смотрела так пристально, что Шиобэн не выдержала и отвела взгляд.

— Но это всего лишь рассуждения. Подлинных доказательств у вас нет.

Бисеза решительно проговорила:

— А я так думаю, что если вы поищете доказательства, вы их найдете. Об этом я вас и прошу. У вас есть контакт с учеными, которые изучают Солнце. Вы сумеете. Может быть, это жизненно важно?

— Вот как?

— Для будущего человечества. Потому что если мы не понимаем, с чем имеем дело, как мы можем одержать победу?

Шиобэн изучающе смотрела на свою настойчивую собеседницу. Что-то в ней было странное — она словно бы была не отсюда, из иного мира. Но говорила она по-военному четко и убежденно.

«Возможно, она ошибается в своих суждениях, — подумала Шиобэн, — но вряд ли она сумасшедшая».

Не особенно задумываясь, она сунула руку в карман куртки и вынула кусочек материала.

— Позвольте, я покажу вам, над чем мы работаем в данный момент, чтобы вы поняли, с какими проблемами я сражаюсь. Вы о смарт-скине что-нибудь слышали?

Это был пробный образец материала, который в один прекрасный день (если все остальное пойдет хорошо) должны были натянуть на каркас щита, изготовленный из лунного стекла. Материал представлял собой паутинку из стекловолокна, отличался большой сложностью, его наполняли всевозможные компоненты, выполненные в виде мельчайших, еле видимых невооруженным взглядом чешуек.

— Этот материал содержит сверхпроводящие волокна для переноса энергии и обеспечения связи. Есть еще алмазные волокна, они не видны, но обеспечивают структурную целостность. Датчики, усилители, компьютерные чипы и даже парочка крошечных ракетных двигателей. Вот они, видите?

Лоскуток размером с носовой платок почти ничего не весил; а микроскопические ракетные моторчики были похожи на булавочные головки.

— Вот это да! — вырвалось у Бисезы. — А я думала, что щит будет похож на громадное скучное зеркало.

Шиобэн невесело покачала головой.

— Это было бы слишком легко, правда? Не обязательно весь щит изготавливать из «умного» материала, но примерно один процент его поверхности должен быть таким. Получится нечто вроде громадного взаимодействующего организма.

Бисеза уважительно прикоснулась к лоскутку.

— А в чем же проблема?

— В производстве смарт-скина. Беда в том, что этот материал должен быть нанотехнологичным…

Нанотехнологии пока пребывали в зачаточном состоянии. Но такой материал, сложность которого измерялась субмолекулярным уровнем, можно было произвести только с помощью нанотехнологии — то есть атом за атомом.

Бисеза улыбнулась.

— Можно, я расскажу об этом моей дочке? Она такой современный ребенок. Просто обожает нанотехнические сказки.

Шиобэн вздохнула.

— В том-то и беда. В сказках достаточно бросить щепотку волшебной пыли — и наноустройства построят все, что твоей душе угодно — так ведь? Что ж, наноустройства действительно могут построить что угодно, но нужно ведь что-то, из чего строить, а еще нужна энергия, с помощью которой это будет делаться. Наноустройства, в каком-то смысле, имеют большее отношение к биологии. Подобно растениям, они впитывают энергию и материалы из окружающей среды, используют их как топливо для собственного метаболизма и строят себя.

— Вместо листьев и стволов — космические щиты.

— Да. В природе обменные процессы протекают медленно. Однажды я видела, как у меня на глазах вырастал росток бамбука. Рост наноустройств имеет направленный характер и протекает быстрее. Но не намного быстрее.

Бисеза погладила лоскуток смарт-скина.

— Значит, эта ткань растет медленно.

— Слишком медленно. На планете недостаточно заводов для производства нужного нам объема смарт-скина. Мы в тупике.

— Так попросите помощи.

Шиобэн озадаченно переспросила:

— Помощи?

— Знаете, люди обычно мыслят в гигантских масштабах — что для меня может сделать правительство, как бы добиться, чтобы промышленность произвела то, что мне нужно? А я за время службы в войсках ООН обнаружила, что чаще всего что-то хорошее в мире получается тогда, когда самые обычные люди помогают друг другу и самим себе.

— И что вы предлагаете?

Бисеза осторожно взяла в руки лоскуток смарт-скина.

36
{"b":"2448","o":1}