ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вы говорите, что эта ткань растет, как растение. Ну а я смогла бы растить ее?

— Что-что?

— Я серьезно. Допустим, могла бы я поместить эту штуку в горшок на окне, подкармливать, поливать, держать на солнце…

Шиобэн открыла рот и тут же закрыла.

— Не знаю. Обычный цветочный горшок точно не годится, в этом я уверена. Но возможно, какое-то сравнительно несложное приспособление могло бы подойти. Вероятно, конструкцию можно было бы приспособить к местным источникам питательных веществ…

— Что это значит?

— Я имею в виду почву. А может быть, даже домашние бытовые отходы.

— А начинать с чего?

Шиобэн немного подумала.

— Наверное, нужно что-то вроде зерна. Частица смарт-скина, вмещающая достаточный объем кодированной информации о конструкции и механизм запуска макроскопического роста.

— Но если мой сосед сумеет вырастить немного смарт-скина, он может передать мне «семена». А я смогу передать «семена» от моего… «растения» кому-то еще.

— А потом понадобится какая-то система сбора готового смарт-скина на централизованных пунктах… Но погодите-ка, — проговорила Шиобэн, лихорадочно соображая. — Общая площадь щита — около ста тысяч миллиардов квадратных метров. Один процент от этого… а население Земли — около десяти миллиардов человек… Получается, что каждый мужчина, женщина и ребенок на планете должны будут вырастить… скажем так… одеяло размером десять на двадцать метров. Каждый человек.

Бисеза усмехнулась.

— Ну, все-таки поменьше, если заводы будут исправно делать свою работу. Получится не так много. У нас есть еще три года. Вы просто не представляете, на что способны бойскауты и герлгайды, когда они твердо решили чего-то добиться.

Шиобэн покачала головой.

— Надо подумать. Но если окажется, что это возможно, я буду у вас в неоплатном долгу.

Бисеза искренне удивилась.

— Но ведь это так очевидно. Если бы не я это придумала, вы бы додумались сами — или еще кто-то.

— Может быть. — Шиобэн улыбнулась. — Вас бы надо с моей дочерью познакомить. «Спасение мира — это просто из ужастиков девяностых годов! Теперь уже никто не верит в героев, мам…» А тут получится, похоже, что все станут героями. Может быть, даже у моей Пердиты разыграется воображение.

Бисеза спросила:

— А почему вы мне показали этот материал?

Шиобэн вздохнула.

— Потому что он реален. Это продукт инженерной мысли и техники. Это то, что мы делаем, производим в данное время. Я подумала: вот вы увидите это и…

— И откажусь от своих фантазий, — подсказала ей Бисеза.

— Ну да, что-то в этом духе, наверное.

— Понимаете, только из-за того, что нечто слишком велико и недоступно человеческому пониманию, оно не перестает быть менее реальным, — серьезно проговорила Бисеза. — И не имеет меньшее отношение к делу. Как бы то ни было, я вам уже говорила: вы не обязаны мне верить. Просто поищите доказательства.

Шиобэн встала.

— Мне действительно нужно вернуться на совещание. — И все же она растерялась. — Знаете, я достаточно широко мыслящий человек и могу согласиться с возможностью существования внеземной цивилизации. Но то, что описываете вы, лишено смысла с точки зрения психологии. Зачем этим гипотетическим Первенцам пытаться уничтожить нас? И даже если бы это было так, зачем им тогда понадобилось снабжать вас всеми этими намеками и показами? Зачем им кого-то из нас предупреждать — и почему они предупредили именно вас?

Но уже произнося эти слова, Шиобэн размышляла над тем, каков может быть ответ на ее возражения.

Потому что эти Первенцы не едины, потому что среди них есть какие-то группировки. Они не более единодушны в своих мнениях, чем представители человечества, — с какой стати более высокая цивилизация должна быть однородной? Потому что среди них есть хотя бы некоторые, полагающие, что так делать нельзя.

«Какая-то часть этих Первенцев, — думала Шиобэн, — через эту женщину, Бисезу, пытается нас предупредить».

«Но эта женщина, вероятно, не в своем уме», — тут же приходило ей в голову.

Даже после встречи с ней она лишь на девяносто процентов была уверена в том, что это правда. И все же в ее истории был определенный смысл.

«А вдруг она права? Вдруг удастся провести расследование и окажется, что ее утверждения истинны? Что тогда?»

Бисеза смотрела на Шиобэн так, будто читала ее мысли. Шиобэн не решилась заговорить с ней снова и поспешила удалиться.

Когда она вошла в кабинет для совещаний, «говорящие головы» на дисплеях, до того оживленно болтавшие, притихли. Шиобэн остановилась на середине комнаты и обвела экраны взглядом.

— Вы ведете себя так, будто вам есть чего стыдиться.

Бад ответил:

— Наверное, есть, Шиобэн. Похоже, все не так беспросветно, как нам казалось. Вопрос о давлении солнечного света и позиционировании щита… Один из нас предложил решение. И мы думаем над этим предложением.

— Кто? — Шиобэн пристально посмотрела на Роуз. — Роуз. Уж конечно, не вы.

Роуз искренне смутилась.

— Да ведь мы об этом уже раньше говорили. Вспомните — когда я что-то сказала насчет отсутствия проблем, если бы можно было пропустить солнечный свет прямо через щит. Это заставило меня задуматься. Есть, есть способ, как сделать наш щит прозрачным. Мы не будем отражать солнечный свет. Мы будем его отклонять.

Поступило предложение сделать щит прозрачным, но одну его сторону покрыть параллельными рядами маленьких стеклянных призм.

— Ага, — задумчиво произнесла Шиобэн. — И тогда каждый солнечный лучик будет отклонен в сторону. Мы будем сооружать не зеркало, а линзу. Огромную линзу Френеля*.[17]

Громадная, абсолютно прозрачная линза, способная совсем немного отклонить лучи Солнца — всего на градус, а то и меньше. Но этого хватит, чтобы спасти Землю от удара солнечной бури. А линза при этом примет на себя лишь крошечную долю того фотонного давления, которое пришлось бы на абсолютно отражающую поверхность зеркала.

Роуз сказала:

— Отметим, что в данном случае нагрузка на промышленность не более серьезная, чем в случае с предыдущей конструкцией. А вот общая масса может оказаться намного меньше.

— Следовательно, мы вернулись в область осуществимых конструкторских решений? — уточнила Шиобэн.

— Угу, — просиял Бад. — Здорово!

Шиобэн снова обвела взглядом лица своих соратников. Теперь в их глазах она видела нетерпение и, пожалуй, даже жажду деятельности. Им всем нестерпимо хотелось возвратиться к своим сотрудникам и начать опробовать эту новую идею.

«Отличная команда, — с гордостью подумала Шиобэн. — Самая лучшая, какая только может быть».

Им можно было доверить новую идею, а потом останется только с волнением ждать, пока все научные выкладки будут полностью интегрированы в конструкцию и программу строительства… А к этому времени запросто может появиться какое-то новое препятствие, и тогда они снова соберутся здесь.

— Прежде чем мы разойдемся, — сказала Шиобэн, — я хочу сообщить вам еще одну приятную новость. Вполне возможно, что у меня есть решение проблемы производства нанотехники.

Все, как по команде, широко раскрыли глаза. Она улыбнулась.

— С этим повременим немного. Как только идея станет чуть более весомой, я сообщу вам подробности электронной почтой. Всем спасибо. Совещание окончено.

Дисплеи, один за другим, мигнули и погасли.

— Ну, вы даете, — ухмыльнулся Тоби.

— Надо обязательно их недокармливать.

— А насчет смарт-скина — это вы серьезно?

— Нужно будет еще хорошенько проработать эту идею, но, думаю, да — серьезно.

— Знаете, — сказал Тоби, — в математическом смысле «эль один» — это поворотная точка. Точка, где кривизна изменяет направление снизу доверху. Вот почему она является точкой равновесия.

— Я это знаю… А, поняла. Вы намекаете, что сегодня мы миновали поворотную точку в деле осуществления проекта?

вернуться

17

Френель, Огюстен Жан (Fresnel, Augustin-Jean) (1788–1827), французский физик, один из создателей волновой теории света, автор работы по физической оптике. Изобрел ряд интерференционных приборов (зеркала Френеля, биопризма Френеля, линза Френеля). (Прим. ред.)

37
{"b":"2448","o":1}