ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Не сказал бы, — с едва заметной злорадной усмешкой проговорил Бад, — что эта пластиковая крышечка нас прямо-таки спасет, если что-то стрясется…

«Выпь» отлетела от «Авроры» с помощью электромагнитной пусковой установки, представляющей собой миниатюрную копию «Пращи» — гигантского лунного масс-драйвера. Ускорение получилось плавным, как на скоростном лифте; Шиобэн даже понравилось ощущение, когда ее ступни прижало к полу.

Когда они поднялись достаточно высоко, Бад проверил, исправно ли работают маленькие ракетные двигатели. Как он выразился, он их «продул». Впечатление было такое, словно по всей окружности пластиковой кабины произошли небольшие взрывы. Бад объяснил, что пусковая установка не дает никаких выхлопов, а ракетные двигатели, какими бы слабенькими они ни были, никогда не включают в непосредственной близости от поверхности щита.

— Мы строим зеркало из инея, вплетенного в паутину, — сказал он. — И стараемся на него не дышать.

«Выпь» покачивалась с боку на бок, кренилась то вперед, то назад. Казалось, что катаешься в кабинке какого-то странного аттракциона.

В какой-то момент Бад остановил машину и немного наклонил кабину вперед, чтобы Шиобэн могла посмотреть вниз.

— Полюбуйся на корабль-матку, — сказал он.

Почтенная старушка «Аврора-2» по-прежнему представляла собой центральный элемент щита, она походила на паука, сидевшего в самой середине ловчей сети. Несмотря на то, что корабль так безжалостно общипали, Шиобэн все же узнала знакомые черты — длинный изящный стержень с шаром обитаемого модуля на одном конце, замысловатые конгломераты реакторов, цистерн с топливом и ракетных двигателей — на другом.

— Славная старая пташка, — любовно проговорил Бад. — Надеюсь, она на нас не в обиде. Ей еще приходится играть свою роль — заботиться о том, чтобы щит был правильно повернут и сориентирован. Конечно, все это изменится, когда заработает ИИ и щит станет сам собой управлять.

Он потянул на себя ручку управления, заработали двигатели. Маленький кораблик плавно поднялся выше. Он набирал высоту над щитом, поднимаясь вдоль осевой линии, начинавшейся от корпуса «Авроры».

Шиобэн с восхищением смотрела на открывающуюся перед ней панораму. В стороне от старого корабля, предназначенного для полета на Марс, поверхность щита была настолько плоской и гладкой, что выглядела математической абстракцией, почти бесконечной плоскостью, разрезающей Вселенную пополам. Поверхность мерцала нежно, как мыльный пузырь. «Выпь» поднималась выше, и по глади щита, усеянной стеклянными призмами, начали разбегаться радуги. Щит лежал перпендикулярно Солнцу, и света через тонкую оболочку проникало немного, но все же Шиобэн смогла разглядеть «скелет» конструкции — балки, распорки, спицы из изящного лунного стекла. Сказочный каркас отбрасывал длинные, стройные тени.

— Это чудесно, — вырвалось у нее. — Самый грандиозный инженерный проект в истории — а все сделано из стекла и света. Словно из прекрасного сна.

— Вот почему, — загадочно проговорил Бад, — я выбрал для нее такое имя — в смысле, для искусственного интеллекта щита.

«Для нее?»

Но больше Бад ничего не сказал.

Он снова включил высотные двигатели и наклонил платформу назад — так, что за окнами кабины стала видна Земля. Родная планета висела в пространстве идеально правильным мраморным шариком. Рядом со своей матерью плыла бело-коричневая Луна, уступавшая Земле размерами раз в тридцать. Точка L1 находилась далеко от орбиты Луны; при взгляде с такого расстояния можно было не сомневаться, что Луна и Земля — двойная система.

— Наш дом, — бесхитростно проговорил Бад. — Мы уже столько времени здесь торчим, что порой стоит напоминать себе о том, ради чего мы так упираемся.

Он склонился ближе к Шиобэн и указал в сторону.

— Видишь — вон там? И там?

На фоне бархатной черноты плыли искорки. Две, три, четыре — неровной линией передвигались они среди космической ночи от Земли к щиту.

Бад прикоснулся к иллюминатору.

— Увеличение, пожалуйста.

Изображение в окне быстрыми скачками увеличилось в размерах, и Шиобэн увидела около десятка кораблей. На обшивке самых крупных из них можно было различить надписи и знаки, пластины солнечных батарей, лучи антенн. Конвой выглядел будто игрушечные модели звездолетов, выложенные на черный бархат.

— Караван с Земли, везет нам смарт-скин, — с довольной усмешкой объяснил Бад. — Карабкаются, так сказать, вверх по гравитационному склону к «эль один». Ну разве не фантастическое зрелище? И это продолжается днем и ночью уже несколько лет. Если навести телескоп на темную сторону Земли, увидишь стартовые вспышки. Они следуют одна за другой.

На Земле Шиобэн наблюдала за процессом сборки. Полотнища смарт-скина, выращенные на окнах и балконах Лондона и других городов мира, приносили в местные приемные пункты, после чего перевозили на большие склады в аэро— и космопорты и, в конце концов, доставляли к большим стартовым комплексам — на мыс Канаверал, в Байконур, Куру, Вумеру. Даже то, что происходило на Земле, представляло собой грандиозную по масштабам деятельность — словно многонациональная река текла по поверхности планеты. А кульминацией становились эти искорки, храбро пересекающие пространство ночи.

Бад сказал:

— Положение дел тебе известно. Мы вкладываем все, что у нас есть, в эти старты, как и во все прочие аспекты проекта. Представляешь, даже старинные космические шаттлы забрали из музеев в Смитсонианском центре и Хантсвилле, и теперь эти милые пташки летают снова. Изношенные главные двигатели «челноков» тоже пошли в ход: из грузового отсека и хвостовой части шаттла получаются неплохие стартовые сопла. Русские раскопали старые чертежи «Энергии», и две здоровенные ракеты опять летают.

Но и этого мало. Поэтому «Боинг», «Макдоннелл» и другие крупные подрядчики лепят ракеты-носители, как сосиски. Кстати, некоторые из новых пташек по конструкции разве что самую малость сложнее машины для фейерверков в честь актового дня в Итоне*.[21] Наводи да стреляй, как говорится. Но все работает почти со стопроцентной надежностью. И дело делается…

Шиобэн догадывалась, что для Бада этот колоссальный космический проект — осуществление мальчишеской мечты: быстрое, мощное, эффективное крупномасштабное строительство. То есть — то, как все было прежде, пока стоимость, политика и нежелание рисковать не стали помехой на пути у этой мечты.

— Знаешь, — сказал Бад, — я думаю, из-за этого изменится все. — Махнув рукой, он указал на щит. — Наверняка никому не захочется после этого возвращаться к прежним временам, когда мы, так сказать, на цыпочках ходили. Нет, мы сбросили цепи. Это совершенно новое направление. Дорога вперед.

— Если переживем солнечную бурю.

Бад немного смутился.

— Ну да, конечно.

Шиобэн услышала подтекст: «Пускай я — космический хвастун, но свой долг я знаю».

У нее сердце защемило от сострадания к Баду, она пожалела о том, что не может взять свои слова обратно. Неужели между ними начала вырастать стена — еще до того, как она добралась до главного, для чего прилетела сюда на этот раз?

Бад выжал ручку от себя, «Выпь» качнулась и помчалась вперед.

У Шиобэн было такое впечатление, будто она летит над искрящимся полем. Ее взгляд притягивал к себе «горизонт», но в отличие от поверхности Земли щит был абсолютно плоским от середины до края, и прямая линия горизонта выглядела резкой, как лезвие бритвы в вакууме. Это зрелище обескураживало, поскольку перспектива получалась совершенно неправильной. Шиобэн словно бы летела над поверхностью чудовищной планеты, размерами в тысячу раз превышающей Землю.

Бад сказал:

— Порой щит начинает шутки шутить. И тебе кажется, будто ты видишь изгиб горизонта — так, будто летишь на самолете на небольшой высоте. Ну, или отправляешь бригаду на работу, и тебе кажется, что они от тебя всего в паре сотен метров, а на самом деле до них несколько километров. — Он покачал головой. — Даже теперь у меня с трудом умещается в голове грандиозность нашей затеи, когда я думаю о том, что двое моих ребят, работающих на разных краях щита, отделены друг от друга расстоянием, равным диаметру Земли. И все это построили мы.

вернуться

21

Четвертое июня (Fourth of June) — актовый день в привилегированной мужской школе Итон; по случаю торжества организуются крикетные матчи, фейерверки, парад лошадок и др. Празднуется в день рождения короля Георга III (1738–1820), патрона школы. (Прим. ред.)

51
{"b":"2448","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сила мифа
Черная кость
Три факта об Элси
Гвардия в огне не горит!
Сумерки
iPhuck 10
Мститель. Долг офицера
Эффект прозрачных стен
Раунд. Оптический роман