ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Выпь» нырнула вниз, и Шиобэн с относительно небольшой высоты увидела сверкающие призмы и стеклянные балки, посреди которых стояли небольшие постройки вроде строительных вагончиков и неторопливо перемещались машины, похожие на трактора. Женщина-астронавт осторожно шла по поверхности и несла длинную балку, изготовленную из невероятно легкого лунного стекла. Казалось, что муравей тащит соломинку, которая во много раз больше него размером и весом.

А еще Шиобэн разглядела нечто вроде флагов, стоявших ровно и совсем не колышущихся в отсутствие ветра.

— Что это такое?

Бад невесело ответил:

— Могил у нас тут нет. Умерших просто выбрасывают в межпланетное пространство. Но остается памятный знак: флаг твоей страны или знамя твоей веры — что угодно. При строительстве щита мы движемся по спирали, уходим от центра по кругу все дальше и дальше. И флаг всякий раз ставится на переднем крае.

Зная, что искать взглядом, Шиобэн сразу увидела несколько десятков флагов.

— Уже сотни людей умерли здесь, — смущенно проговорила она.

— Это замечательные люди, Шиобэн. Даже в отсутствие непосредственного риска, который всегда есть на космической стройке, некоторые из них проработали в невесомости без перерыва по два года, а то и больше. Медики говорят, что у всех нас накапливаются проблемы со структурой костей, с сердечно-сосудистой системой и всем прочим. Знаешь, какие тут самые частые хирургические операции? Удаление камней в почках. Из твоего тела вынимают куски кальция. Не говоря уже об облучении. Все знают про повреждение ДНК, про риск заболевания раком. А головной мозг? Мышление особенно страдает от космического излучения, Шиобэн, а восстанавливается оно с большим трудом. В космосе люди тупеют.

— Я не знала, что…

— Конечно не знала, — кивнул он. Видно было, что на сердце у него тяжело. — Это подтверждено медицинскими обследованиями тех, кто работает на щите. Каждый год здесь сокращает человеку жизнь на десять лет. И все же эти люди остаются и трудятся до самой смерти.

— О Бад… — Она порывисто схватила его за руки. — Я здесь не для того, чтобы нападать на твоих людей, ты это знаешь. И я не хочу ссориться с тобой.

Он тяжело выговорил:

— Но…

— Но ты знаешь, зачем я здесь.

Речь шла о коррупции.

Аудиторы на Земле, просмотрев объемистые электронные бухгалтерские книги, обнаружили, что часть средств и материалов, отправленных в космос, исчезла в неизвестном направлении. По мнению светил бухгалтерии, решение о расходовании этих фондов было принято здесь, на строительстве щита.

— Бад, власти не смогли бы махнуть на это рукой, даже если бы захотели. В конце концов, если это будет продолжаться, весь проект окажется на грани риска…

Бад прервал ее.

— Шиобэн, спустись с небес на землю — как ни странно это может прозвучать. Я не стану отрицать растрату. Но господи боже, ты погляди вокруг. Этот проект поглощает львиную долю ВВП целой планеты. Сам Крез не смог бы откусить от этой кучи столько, что это кто-то заметил бы. Нужно думать о перспективах. В процентном выражении…

— Не в этом дело, Бад. Ты должен задуматься о психологии. Ты говоришь, что твои люди здесь жертвуют собой. Знаешь, мы на Земле тоже многим жертвуем для того, чтобы выкраивать средства на строительство этой штуковины. И если что-то из этих средств было украдено…

— «Украдено», — фыркнул Бад и отвернулся. — Шиобэн, ты понятия не имеешь о том, каково тут работать. Два миллиона километров от Земли, от родных. Да, я тут спасаю планету. Но еще я хочу спасти своего сына.

У Шиобэн сердце екнуло. Он никогда не говорил ей, что у него есть сын.

Но ее мысли уже побежали дальше.

— Ты тоже в этом участвуешь. Ты что-то кладешь себе в карман, да?

Он не смог встретиться с ней взглядом.

— Послушай, — наконец выдавил он. — Есть ферма в Монтане. Они там выкупили старые шахты для пуска ракет с ядерными боеголовками — давным-давно пустующие, списанные шахты. Эти колодцы были предназначены для того, чтобы внутри них можно было пережить атомный взрыв и еще несколько недель прожить. Я читал документацию. Очень может быть, что если заберешься туда, бурю можно переждать.

— Даже если щит не поможет?

— Есть шанс, — вызывающе отозвался Бад. — Но цену билетика ты можешь себе представить. Понимаешь? Находясь здесь, я ничегошеньки не могу сделать для Тодда и его детишек, ямку в земле выкопать не могу. Но так, забирая крошечную долю процента от одного процента бюджета щита…

— И все остальные здесь так поступают?

— Не все. — Он посмотрел на нее в упор. — Теперь ты знаешь. Вернемся на «Аврору» — и я предоставлю тебе все отчеты, какие пожелаешь, до последнего треклятого цента, ушедшего на сторону… Понимаю, вы можете меня отозвать на Землю после этого.

— Это было бы чистой воды самоубийством, когда до цели остается всего несколько месяцев.

Бад явно испытал нешуточное облегчение.

— Но мошенничество не может больше продолжаться, — сказала Шиобэн. — Мысль о том, что вы пользуетесь средствами, отпускаемыми на строительство щита, для спасения своих семей — это нарушение доверия. А доверие и так слишком хрупко.

Она задумалась.

— Нужно все раскрыть. Твои подчиненные разлучены со своими близкими во время беспрецедентного кризиса, и большинство из вас останутся здесь во время бури. Вы должны быть уверены в том, что с вашей стороны сделано все для спасения ваших родных. Я об этом позабочусь. Считайте это авансом к вашей зарплате. Постараюсь убедить власти начать законное разбирательство после того, как вы спасете Землю.

Бад усмехнулся.

— Идет.

Он выжал ручку управления вперед, и они помчались к «Авроре».

Шиобэн осторожно проговорила:

— Бад, ты никогда не говорил мне, что у тебя есть сын.

— Долгая история. Тяжелый развод, много лет назад. — Он пожал плечами. — Он — не часть моей жизни и частью твоей жизни никогда не стал бы.

В этот миг Шиобэн почувствовала, что потеряла его — если считать, что он вообще ей принадлежал. Но не только ее роман с Бадом мог дать трещину в такое тяжелое и странное время.

Она отвела взгляд и погрузилась в созерцание необъятных просторов щита.

32

Личность, наделенная правами

Вернувшись на «Аврору», Шиобэн с облегчением начала готовиться к официальной цели своего визита.

Щит был настолько велик, что в него можно было завернуть Луну, как рождественский подарок, но люди, строившие щит, для себя оставили очень мало драгоценного обитаемого пространства, поэтому для торжественных церемоний тут места не было. Для этого особенного момента — включения искусственного интеллекта щита — Бад решил выделить командный отсек старушки-«Авроры». К его стыду, этот отсек уже давно служил душевой, но на поспешную подготовку ушло всего несколько часов. Только едва заметный запах мыла и пота остался.

Паря в невесомости, Шиобэн подплыла к дальней стене, держась одной рукой за поручень. Здесь ее ждали Бад и несколько его сотрудников. Другие работники строительства следили за церемонией с помощью электронных средств связи, так же как их друзья на Луне и на Земле, включая представителей правительства Евразии и США.

— И еще, — сказала Шиобэн в начале своей речи, — здесь присутствует самая важная персона сегодняшнего дня — не в этой комнате, но повсюду вокруг нас… Господь Бог…

— И налоговая инспекция, — добавил кто-то, сдавленно рассмеявшись.

— Для меня большая честь присутствовать при этом рождении, — продолжала Шиобэн. — Да, это в прямом смысле слова рождение. Как только я нажму на эту кнопку, включится компьютер — но более того: во Вселенной появится новое существо. В отличие от Аристотеля и Фалеса, которым, как личностям, пришлось утверждаться перед нами, эта личность с самого мгновения ее рождения будет персоной, наделенной правами. Не будучи человеком, она, тем не менее, будет обладать всеми правами в той же мере, в какой ими обладаю я.

52
{"b":"2448","o":1}