ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В эти последние мгновения перед бурей взгляд Бисезы приковывал к себе тот сектор экрана, на котором демонстрировалось солнечное затмение. Изображение передавалось с самолета, который уже больше часа летел внутри перемещающейся тени затмения. Сейчас тень находилась над западными областями Тихого океана, где-то неподалеку от Филиппин. В некотором роде затмение было двойным: тень от Луны усиливала тень, создаваемую щитом, но даже крошечная доля солнечного света создавала обычное чудесное зрелище — корону, похожую на змеиные волосы чудовищной Медузы, от которой Землю хотел уберечь щит Афины.

Наблюдательный самолет в небе был не одинок. Целая воздушная флотилия следовала за лунной тенью, плывшей по поверхности Земли, а внизу, в океане, под тенью плыли корабли — в том числе один громадный лайнер. Скрываться под тенью «дружественно настроенной» Луны — это была одна из самых рациональных стратегий, придуманных людьми для того, чтобы избежать свирепого взора Солнца. Тысячи людей сгрудились в этой полосе затененного океана. Конечно, это было тщетно. В любом месте на Земле полное затмение длилось всего несколько минут, а на любом из самолетов, летящих вместе с тенью, убежище можно было обрести не долее чем на три часа с небольшим.

«Но кто станет винить людей за эти попытки?» — думала Бисеза.

Почему-то из-за этого аккуратного хода небесных часов жуткое утро для Бисезы обрело реальность. Первенцы подгадали бурю в точности к этому моменту, и вот теперь в небе над Землей разыгрывалась космическая драма. У них даже хватило наглости показать ей, что они намереваются сотворить. И вот — все происходило в точности так, как они задумали, и это показывали по телевидению в прямом эфире…

Майра ахнула. Бисеза крепче обняла дочь.

В секторе с изображением затмения вокруг темного круга Луны хлынул свет, будто по другую сторону спутника Земли взорвалась бомба. Конечно, это началась солнечная буря. Часы Бисезы показывали, что все случилось в то самое мгновение, которое было указано в прогнозе Юджина Мэнглса. Несколько секунд наблюдалась мучительная картина: с неба падали самолеты, следовавшие за лунной тенью.

А потом этот сектор софт-уолла замигал, подернулся полосами помех и стал светло-голубым. Это означало, что сигнал исчез. Один за другим отключились и остальные секторы экрана, умолкли комментаторы.

03. 10 (по лондонскому времени)

На борту «Авроры-2» руководители операции распаковали пакетики с подсоленным арахисом.

Бад Тук сжал в руке свой пакетик. Это была старая традиция — нечто вроде тоста «за удачу», она родилась в центре управления полетами в Пасадене. Именно оттуда всегда «вели» беспилотные космические корабли НАСА, оттуда в проект щита пришли лучшие руки и лучшие умы.

«Удача не помешала бы», — думал Бад.

Один большой софт-скрин был отдан изображению Земли.

Отсек главного руководителя операции находился в самом центре щита, и небесная геометрия здесь выглядела просто. Здесь, в точке L1, щит висел между Солнцем и Землей. Поэтому для Бада диск Земли всегда выглядел полным. Но сегодня, как нарочно, Луна встала между Солнцем и Землей и потому проплывала по коридору тени, падавшей от щита. Этот коридор был почти в четыре раза шире Луны. Бад мог даже разглядеть еще более темную тень, отбрасываемую Луной на Землю, — большой серый диск, ползущий над Тихим океаном. Эта картина представала в призрачном, приглушенном свете, поскольку щит делал свое дело — отклонял почти все падавшие на него лучи Солнца, за исключением малой части.

Когда разразилась буря, освещенная сторона Луны на долю секунды вспыхнула, после чего шквал света рванулся к поверхности Земли.

Бад быстро обвел взглядом своих сотрудников. Некоторые из них сидели в несколько рядов в отсеке вместе с ним, изображения других передавались сюда непосредственно со щита и с Луны. Бад увидел шокированные, побледневшие лица, раскрытые рты. Он все время подчеркивал важность четкой дисциплины во время проведения операции, чтобы все шло по стандартам, выпестованным в НАСА за восемьдесят лет эры пилотируемой астронавтики. Эта дисциплина, эта четкость сейчас были важны, как никогда.

Бад прикоснулся к микрофону.

— Говорит руководитель полета. Пора за работу, ребята. Пройдемся по кругу. Оперативники, как там у вас?

Роуз Дели была окружена шатром из софт-скринов. В этот решающий день Бад поручил ей руководство всеми операциями.

— Нормально, Первый. По нам лупит неслабый дождичек. Весь набор — начиная от ультрафиолета и заканчивая рентгеном. Но пока мы держимся, и Афина команды выполняет.

Ожидалось, что наивысшая энергия бури проявится в спектре видимого света, но к нему примешивалась еще уйма всякой гадости с более короткой длиной волны — не говоря о вчерашней сильнейшей вспышке. Электронные компоненты щита, бронированные по военным стандартам, по возможности защитили и людей. Все понимали, что и щит, и люди пострадают, что будут потери, но все же конструкция щита имела солидный запас прочности.

Но для Земли они ничего сделать не могли. Щит изначально предназначался для отражения высокоэнергетичной бомбардировки, которая вскоре должна была начаться в видимой и близкой к инфракрасной частях спектра. Первая порция рентгеновских и гамма-лучей пройдет сквозь структуру щита так, словно никакой преграды на их пути не существует. Все давно знали, что так и будет: щит был не чудом, а результатом инженерной мысли, он не мог отразить все, что по нему ударяло. Приходилось делать нелегкий выбор — стараться изо всех сил и идти дальше. Но все же мучительно было торчать здесь, зная, что ты не можешь предложить Земле никакой помощи, совершенно никакой.

— Хорошо, — проговорил Бад. — Капком, ответьте руководителю.

— Руководитель, капком на связи, — отозвался Марио Понцо. — Готовы действовать по вашему приказу.

Марио, пилот шаттла, летавшего по маршруту Земля—Луна, попросился добровольцем на строительство щита вскоре после того, как познакомился с Шиобэн Макгоррэн во время одной из ее первых командировок на Луну. Марио отвечал за связь с техническими бригадами, члены которых были готовы, в случае чего, выйти на щит в тяжелых космических скафандрах. Бад дал ему для связи прозвище «капком», сокращение от «capsule communicator» — «связист из капсулы». На время операции Бад решил воспользоваться профессиональным жаргоном НАСА, и его должность руководителя полета была из этой же области. Все эти словечки восходили ко временам первых полетов «Меркуриев», когда действительно приходилось переговариваться с астронавтом, сидевшим внутри капсулы. Но до сих пор все знали, что означает «капком»: это слово несло в себе старую добрую традицию. У Марио имелись и собственные традиции: он носил самую большую бороду и из суеверных соображений в космосе не брился.

— Хирург?

Они постарались подготовиться к лучевому «дождю». Всех работников, находящихся на щите, снабдили медицинскими препаратами, снижающими токсические эффекты радиации, — лекарствами, содержащими свободные радикалы, для профилактики поражения молекул ДНК, а также химиопрофилактическими средствами, способными предотвратить смертельно опасный переход от мутации клеток к развитию рака. Для пострадавших от облучения имелся запас замороженного костного мозга и препаратов крови, в частности — интерлей-кинов, предназначенных для стимуляции кроветворения. Травматологические палаты были готовы принять пациентов, получивших различные ранения, перегрев, ожоги — любые повреждения, грозившие при работе на щите. Бригада медиков была, в силу обстоятельств, немногочисленна, но врачам помогали диагностические и лечебные алгоритмы, закодированные в памяти Афины. Кроме того, к дистанционному сотрудничеству были готовы команды специалистов на Земле и на Луне. Правда, никто не знал, долго ли сохранится связь с родиной.

В данный момент доктора и их ассистенты-роботы были готовы настолько, насколько могли. Они ожидали прибытия пациентов, больше им заняться было нечем, и требовать от них большего не стоило.

60
{"b":"2448","o":1}