ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Люди забормотали:

— Не проси прощения.

— До свидания.

— До свидания, дружище.

Наступила безмолвная пауза. Мигнуло освещение. Шиобэн показалось, что она расслышала, как кашлянули урчавшие насосы, подкачивавшие в зал прохладный воздух.

Такой вариант развития событий предусматривался, но все же страшновато было все отдавать в руки трех искусственных интеллектов планетарного масштаба, два из которых находились за пределами Земли и потому при их работе должны были неизбежно возникать задержки, связанные со скоростью света. Отрепетировать эту «передачу полномочий» возможным не представлялось. Никто не знал, что произойдет. В худшем случае могли выйти из строя Фалес и Афина — вот тогда бы все было потеряно.

Наконец Фалес изрек:

— Все хорошо.

Эти простые слова оперативный центр встретил бурной овацией. В это время дня от такой маленькой победы — да от любой победы — у всех стало легче на сердце.

А потом пол затрясся, будто под ним зашевелился какой-то громадный проснувшийся зверь.

Шиобэн обернулась к окну. Трещина в куполе стала шире, а река пламени позади нее разгорелась ярче.

18. 55 (по лондонскому времени)

В дверь ожесточенно забарабанили.

— Выходите! Выходите!

Топот бегущих ног. Тот, кто стучал в дверь, ушел.

Бисеза заставила себя сесть. Стало немного прохладнее? Но воздух, даже в полуметре над полом, был затхлым и влажным.

Бисеза давно потеряла счет времени, хотя старинные напольные часы терпеливо тикали все то время, пока длилась буря. Было около пяти часов, когда тряхнуло в первый раз. Давно ли это случилось? Час назад? Два? Из-за жары у нее плавился мозг.

Но вот пол снова содрогнулся.

«Нужно уходить отсюда», — эта мысль проникла-таки в ее поврежденное жарой сознание. В такое время, если кто-то рискнул своей жизнью, прибежал сюда, чтобы сказать, что им надо уходить, на это следовало обратить внимание.

Майра лежала на спине, но дышала ровно. Раньше Бисезе казалось, что дочь в почти коматозном состоянии, а теперь впечатление было такое, что она просто спит. Бисеза стала трясти девочку за плечи.

— Детка, просыпайся. Ты должна проснуться. Давай, давай…

Майра пошевелилась, недовольно заворчала.

Бисеза приподнялась, встала на колени, потом — с большим трудом — на ноги. Пошатываясь, добрела до кухни, нашла там нераскупоренную бутылку питьевой воды. Отвинтила пробку, сделала глоток. Вода оказалась жутко горячей, но все же этот глоток словно бы оживил Бисезу. Она отнесла воду в гостиную, напоила Майру, потом принялась искать одежду.

Вскоре они вышли на лестницу. В кромешной темноте, разрываемой только огоньком свечки, которую осторожно несла Бисеза, они одолели несколько лестничных пролетов и оказались на нижнем этаже. Людей на лестнице они не встретили, но ступеньки были завалены чем попало. Игрушки. Одежда. Раздавленный фонарик. Вещи, оброненные людьми, в спешке покидавшими дом.

Они вышли на улицу, озаренную тускло-красным светом. Миновало много часов после начала солнечной бури, и воздух под куполом стал затхлым и наполнился дымом. Мимо торопливо шли и бежали люди. Все они направлялись по дороге к западу.

«Они идут к Фулем-гейт, — не без труда сообразила Бисеза, — чтобы уйти из-под купола».

А купол треснул. Громадный огненный рубец тянулся от вершины до подножия и терялся где-то на севере. Непрерывным дождем вниз сыпались горящие клочья обшивки и обломки стропил. Вот это полотнище пламени и освещало город.

Земля снова содрогнулась. Еще немного — и на них могла рухнуть «жестяная крышка». Толпа народа действовала правильно: лучше попытать счастья за пределами купола. Бисеза потянула Майру за руку и повела к воротам.

Майра, все еще полусонная, жалобно причитала:

— Что это за землетрясение такое? Как думаешь, это бомбы рвутся?

— Бомбы? Нет. — Бисеза была уверена в том, что беженцев и демонстрантов, устроивших мини-войну у ворот, ведущих под купол, сейчас уже прогнала оттуда буря.

«А может быть, — с тоской подумала она, — они уже мертвы».

— Думаю, это вправду землетрясение.

— Но в Лондоне же не бывает землетрясений.

— Сегодня необычный день, детка. Не забывай, наш город стоит на глинистой почве. Если глину высушить, она проседает и трескается.

Майра фыркнула:

— Цены на недвижимость сильно упадут.

Бисеза рассмеялась.

— Пошли. Еще немножко. Посмотри, вон ворота… За открытыми нараспашку воротами было хорошо видно багровое небо Мятущиеся толпы, надвигавшиеся с разных сторон, образовывали очередь к выходу. Бисеза и Майра осторожно продвигались вперед.

Это была типично лондонская толпа. Лица людей отражали их происхождение из всех расовых групп планеты. Лондон стал этническим котлом задолго до Нью-Йорка. В толпе встречались молодые люди и пожилые, дети на руках у родителей, старики, которых поддерживали под руки их родственники. Согбенные старушки в инвалидных каталках, детишки с вытаращенными глазами в колясках и тележках из супермаркетов. Когда один старик упал, две молодые женщины бросились к нему, подняли и повели дальше.

Вид у всех был измученный и растрепанный. Легкая одежда, промокшая от пота. У мужчин — слипшиеся волосы, у женщин — распухшие ноги. Но никто не паниковал, никто не толкался, не дрался, хотя рядом не было ни полицейских, ни военных — вообще никаких представителей властей и органов правопорядка.

«Люди держатся, — думала Бисеза. — Выручают друг друга».

Майра сказала:

— Как в войну, во время бомбежек.

— Да, наверное.

Сердце Бисезы наполнилось необычайной любовью к этим измученным, мужественным, говорящим на разных языках лондонцам. В первый раз за день она вдруг поверила, что они и в самом деле смогут все это пережить.

Толпа выливалась из ворот и оказывалась на открытой местности. Бисеза, крепко сжав руку Майры, вышла в изменившийся мир, мир воды и пламени.

Над дымом плыли плотные тучи, некоторые из них просто кипели. То и дело вспыхивали громадные молнии. Казалось, небо за тучами полыхает. Его закрывали гигантские ярко-алые полотнища. Земля словно бы вертелась внутри раскаленной духовки. Возможно, над Лондоном снова играло красками полярное сияние.

А внизу, в городе тут и там полыхали пожарища. Воздух наполнился дымом, на липкую от пота кожу Бисезы садились хлопья пепла. Пахло грязью, пылью и гарью — и еще чем-то вроде паленого мяса. Ливень немного утих, но на всех лужайках, во всех водостоках осталась стоячая вода, и свет от пламенеющего неба отражался от мокрого асфальта и крыш домов. Зрелище отличалось странной, неземной красотой. Багряный цвет небес проливался на землю.

Майра указала на запад.

— Мам. Посмотри. Там Солнце.

Бисеза обернулась. Но увидела она, конечно, не Солнце, а щит, который по прошествии стольких часов все еще держался на своем месте и продолжал защищать Землю. Он представал сейчас в виде круглой радуги с темно-фиолетовым «бычьим глазом» в середине и более яркими цветами ближе к краю. Самый край светился злобным оранжевым цветом. Дальше края полыхала ослепительная корона, обрамленная искрами и нитями, легко различимыми невооруженным глазом.

Но это страшноватое «солнце» опускалось к горизонту на западе, и его постепенно заслоняли дымы лондонских пожарищ.

— Совсем недолго до заката осталось, — проговорил кто-то. — Еще минут двадцать, и больше мы эту пакость не увидим.

Краем глаза Бисеза уловила какое-то мелькание. Кто-то сновал под ногами у людей. Это были собаки, лисы, кошки и, похоже, даже крысы. Они бесшумно ускользали из-под рушащегося купола и разбегались по выгоревшим улицам за его пределами.

Пошел теплый солоноватый дождь. Выбритую макушку Бисезы защипало. Она крепко обняла Майру.

— Пошли. Нам нужно где-то спрятаться.

Вместе со всеми остальными они стали торопливо пробираться вперед по развалинам Лондона.

45

Марсианская весна

21. 05 (по лондонскому времени)
68
{"b":"2448","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Энцо Феррари. Биография
Тарен-Странник
Возрождение
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Мой любимый враг
Под струной
Долина драконов. Магическая Экспедиция
Невеста снежного короля