ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После всего, что уже довелось пережить, это казалось так несправедливо. Будто дети играли и уже должны были победить, а потом пришел взрослый дядя и изменил правила игры.

«Но может быть, — с нелегким сердцем думал Бад, — если та чокнутая британская лейтенантша права насчет своих Первенцев, как раз это самое и случилось».

Ему вдруг захотелось оказаться рядом с Шиобэн.

«Будь она со мной, — думал он, — все бы не казалось так плохо».

Но такое желание выглядело эгоистично. На Земле, где бы сейчас ни находилась Шиобэн, ей было безопаснее, чем здесь.

Бад перевел взгляд на развешанные по стенам командного отсека софт-скрины. Посмотрел в печальные глаза Михаила. Он понимал, что эти люди смотрят на него. Даже теперь следовало не забывать о моральном духе.

— Итак, — собравшись с силами, выговорил Бад, — какие у нас есть варианты?

Михаил только покачал головой. Юджин, нервно сверкая глазами, отвел взгляд.

И тут неожиданно в разговор вступила Афина.

— У меня есть один вариант.

Бад изумленно запрокинул голову. Михаил от удивления широко раскрыл рот.

— Не волнуйся, Бад. Мне было так же плохо, когда я это поняла. Но мы выкарабкаемся, вот увидишь.

Бад обреченно воскликнул:

— Что ты несешь, Афина? Как это, интересно, мы можем из этого выкарабкаться?

— Я уже взяла на себя смелость предупредить представителей власти, — примирительно проговорила Афина. — Я связалась с администрациями президентов Евразии и Америки, а также с некоторыми лидерами Китая. Я приступила к процессу переговоров еще тогда, когда буря шла своим чередом. Бад, я не хотела отвлекать тебя. У тебя было столько дел.

Бад оторопело выдавил:

— Афина…

— Одну минутку, — вмешался Михаил. — Афина, позволь кое-что прояснить. Ты отправила свои послания с предупреждениями до того, как мы с Юджином вышли на прямую связь с Бадом. Значит, ты все это вычислила до того, как мы сообщили о наших наблюдениях за выбросом коронарной массы полковнику Туку.

— О да, — радостно отозвалась Афина. — Свои предупреждения я сделала не на основании ваших наблюдений. Ваши наблюдения только подтвердили мои теоретические прогнозы.

— Какие теоретические прогнозы? — затравленно осведомился Юджин.

Бад проворчал:

— Михаил, растолкуйте мне, что здесь происходит?

— Судя по всему, она прогнозировала шквал элементарных частиц, — озадаченно выговорил Михаил. — По всей вероятности, Афина разрабатывала свои собственные модели — и они были лучше наших — и увидела, что надвигается шквал заряженных частиц, еще в то время, когда мы этого не поняли. Вот почему ей удалось предупредить власти в то время, когда мы, засучив рукава, сражались с бурей.

— Я вообще-то очень сообразительная, между прочим, — заметила Афина без тени иронии. — Не забывайте о том, что в Солнечной системе нет существа, обладающего более плотной системой взаимосвязей и более высокой процессорной мощностью. Неудача модели Юджина, доведенной до экстремальных пределов, была вполне предсказуема. Но не стоит себя за это винить. Ты сделал все, что мог, Юджин.

Юджин заметно приободрился.

— А вот моя модель…

Бад прервал ее.

— Афина. Шутки в сторону. Скажи точно, когда именно тебе стало известно об этом выбросе? Насколько раньше, чем нам?

— О, я знаю об этом с января.

Бад задумался.

— То есть с того времени, как тебя включили.

— Я не сразу это вычислила. Какое-то время ушло на обработку заложенных в меня данных и на то, чтобы сделать выводы. Но выводы сомнений не оставляли.

— Ты долго думала? Нет, не отвечай. — Для такой умницы, как Афина, от вопроса до ответа могло запросто пройти не более нескольких микросекунд. — Так… — с трудом проговорил Бад. — Но если ты уже тогда знала об опасности, почему же нам не сказала?

Афина вздохнула — совсем как глупенькая девушка.

— Но, Бад… Что хорошего это дало бы?

Новорожденная Афина, неожиданно узнавшая о будущем больше, чем люди, ее создавшие, мгновенно столкнулась с дилеммой.

— В январе щит был уже практически завершен, — приступила к объяснениям Афина. — Его конструкция изначально предполагала защиту Земли от излучения в рамках видимой части спектра. Для защиты от шквала элементарных частиц потребовалась бы совершенно иная конструкция. А для внесения изменений уже попросту не хватало времени. А если бы я сказала вам, что вы все сделали неправильно, вы бы тогда, возможно, совсем отказались от щита — а вот это стало бы подлинной катастрофой.

— И даже сегодня ты молчала и тянула с предупреждением до тех пор, пока не стало слишком поздно. Почему, Афина?

— Опять же — потому, что в этом не было смысла, — ответила Афина. — Двадцать четыре часа назад никто не был даже уверен в том, что щит вообще сработает! Даже я в этом не была уверена. Только тогда, когда стало ясно, что щит спасет основную массу человечества, появился смысл переживать из-за шквала заряженных частиц…

Бад мало-помалу начал понимать. Искусственные интеллекты, в мыслительном отношении во много раз превосходящие людей, порой все равно оставались весьма примитивными в этическом отношении. Афина выбрала для себя путь по невероятному нравственному лабиринту с изяществом слона, топающего по клумбе.

Она была вынуждена лгать. Она не отличалась такой тонкостью, которая позволила бы ей открыто заявить о своих нравственных терзаниях, но эти терзания проявились иначе. Интуиция не обманывала Бада: Афина, столкнувшись с конфликтами, возникшими на уровне глубинных этических параметров, мучалась от переживаний и комплексовала.

— Я всегда старалась беречь тебя, Бад, — печально проговорила Афина. — Все остальных тоже, конечно. Но тебя — особенно.

— Знаю, — осторожно отозвался Бад.

Сейчас самое главное было пройти через это и найти решение новой проблемы — если такое решение вообще существовало — и не нарушить то хрупкое равновесие, которого достигла Афина.

— Знаю, Афина.

Михаил нахмурился и склонился вперед.

— Послушай, Афина, — бережно выговорил он. — Ты сказала, что у тебя есть какой-то вариант. Ты сказала Баду, что мы выкарабкаемся. Ты знаешь, как одолеть шквал заряженных частиц, да?

— Да, — уныло призналась Афина. — Но я не могла сказать тебе, Бад. Не могла, и все тут!

— Почему?

— Потому что ты мог помешать мне.

За несколько минут им удалось уяснить принцип решения, предложенного Афиной. Оно оказалось довольно-таки простым. На самом деле и Михаил, и Юджин знали об этом методе задолго до того, как на Солнце начались роковые возмущения.

Радиационные пояса Ван Аллена*[28] простираются начиная с высоты в тысячу километров над экватором Земли до шестидесяти тысяч километров от планеты. Здесь заряженные частицы солнечного ветра, выбросы плазменной массы и прочие подарки нашего светила захватываются магнитосферой. У этого явления имеются практические последствия: электрические компоненты искусственных спутников, находящиеся в любом месте этой зоны, подвержены непрерывной деградации за счет того, что по ним непрерывно бьют заряженные частицы.

Но оказалось, что частицы из поясов Ван Аллена можно «выцеживать». Идея состояла в том, чтобы отгонять частицы с помощью радиоволн очень низкой частоты.

В области магнитных полюсов они должны были из «ловушек» Ван Аллена уходить в верхние слои атмосферы. Этот принцип начали исследовать начиная с две тысячи пятнадцатого года, когда вокруг поясов разместили флотилию защитных спутников. Теперь Бад узнал о том, что процедура не отнимала большого количества энергии: всего несколько ватт на выходе для каждого спутника — и время, проведенное электроном в области пояса Ван Аллена, сокращалось вдвое.

— Эти «чистильщики» большую часть времени спят, — объяснял Михаил. — Но их включают после самых сильных солнечных бурь. Да, и еще они работали после событий две тысячи двадцатого года, когда вследствие ядерной бомбардировки Лахора в верхние слои атмосферы попал большой объем высокоэнергетичных частиц.

вернуться

28

Ван Аллен (Van Allen), Джеймс Альфред (род. 1914) — американский астрофизик. В качестве главного исследователя космической программы, осуществляемой на искусственном спутнике Земли «Эксплорер-1», обнаружил (1958) заряженные частицы высокой энергии, образующие радиационные пояса вокруг Земли («пояса Ван Аллена»). (Прим. ред.)

72
{"b":"2448","o":1}