ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И так далее, и тому подобное.

«Так всегда с космическими проектами, — однажды объяснил Бисезе Бад, — смесь дерьма собачьего и чуда».

Внизу — вечные междоусобные войны и популистская политика. Но сегодня из космоса действительно должен был спуститься трос и повиснуть над головами этой самовлюбленной клики. Сегодня, при свете дня, должно было произойти событие из области инженерии, которое в детские годы Бисезы казалось несбыточной мечтой.

Конечно, лифт был только началом. Планы на будущее просто поражали воображение: теперь космос был открыт для освоения, и можно было добывать полезные ископаемые на астероидах — металлы, минералы и даже воду. На орбите планировалось установить солнечные энергетические станции размером с Манхэттен. Начиналась новая промышленная революция, а с притоком бесплатной энергии возрастали возможности безграничного роста цивилизации. Но тяжелая промышленность, которая в прошлом приносила столько вреда — в особенности такие ее отрасли, как горнодобывающая промышленность и энергетика, — теперь могла быть вынесена за пределы планеты. На этот раз Землю планировалось сохранить ради того, для чего она годилась — как дом для самой сложной экосистемы.

Щит, первый грандиозный проект в области инженерной астронавтики, был уже разобран, но его фрагменты во веки веков с любовью и почитанием будут храниться в музеях Земли. Никто не растерял той уверенности, которую подарил человечеству этот проект.

Но космос — это не только энергетические станции и горные разработки. Солнечная буря открыла людям странные новые миры. По всему Марсу теперь находили пробудившиеся зачатки жизни, дремавшие на протяжении тысячелетий. Обновленная Венера ожидала, когда на нее ступит нога человека. Почти весь толстенный покров облаков с этой планеты сорвало и унесло. Осталась стерильная, медленно остывающая — и пригодная для терраформирования планета. Некоторые ученые утверждали, что со временем Венера может, наконец, стать настоящей сестрой Земли.

А за изменившимися планетами лежали звезды и ожидали еще более глубокие тайны.

Но сейчас, в эти мгновения, на этом перекрестке истории человечества, пирамидальный якорь на конце космического троса напомнил Бисезе о зиккурате, который она когда-то посетила на Мире, в Древнем Вавилоне, оживленном благодаря фантастической технологии Первенцев, умевших управлять временами. Тот зиккурат был прототипом библейской Вавилонской башни — яркого образа дерзости человечества, бросившего вызов богам.

Шиобэн пытливо посмотрела на Бисезу.

— О чем думаешь?

— Я просто гадала, не пришла ли еще кому-нибудь в голову мысль о Вавилонской башне. Но сомневаюсь, что пришла.

— Мир всегда с тобой, да?

Бисеза пожала плечами. Шиобэн крепко сжала ее руку.

— А знаешь, ты была права. Насчет Первенцев. Очи, обнаруженные в троянских точках, — тому подтверждение. И что же ты обо всем этом думаешь теперь? Первенцы заставили Солнце полыхнуть так, чтобы оно спалило планету, — и они наблюдали за этим. Так кто же они — садисты?

Бисеза улыбнулась.

— А тебе никогда не приходилось убивать мышь? Ты никогда не слышала о том, как отбраковывают слонов в африканских заказниках? Каждый раз сердце разрывается от жалости — но все же ты это делаешь.

Шиобэн понимающе кивнула.

— И не отворачиваешься при этом.

— Нет. Не отворачиваешься.

— Значит, у них имеется нравственное противоречие, — холодно заключила Шиобэн. — Но все же они пытались истребить нас. Состраданием это не оправдать.

— Нет, не оправдать.

— И это не означает, что нам не следует мешать им, если они снова задумают что-нибудь в таком роде. — Шиобэн склонилась ближе к Бисезе и заговорила тише: — Мы их уже разыскиваем. На темной стороне Луны установлен новый гигантский телескоп. Михаил принимает горячее участие в этом проекте. Даже Первенцы обязаны повиноваться законам физики: они должны оставлять следы. И уж конечно, они оставляют не самые незаметные следы; просто нужно искать в правильных местах.

— Что ты имеешь в виду?

— Почему мы должны предполагать, что Первенцы нанесли удар только по нам? Помнишь звезду S из созвездия Печи, о которой рассказывал Михаил? Мы начинаем рассматривать вероятность того, что это событие и еще целый ряд других также не были естественными. Кроме того, существует Альтаир, откуда прилетела бродячая планета-гигант. Судя по тому, что говорит Михаил, за последние три четверти столетия почти четвертая часть наблюдавшихся нами взрывов сверхновых была сосредоточена в одном маленьком уголке неба.

— Первенцы за работой, — выдохнула Бисеза.

Шиобэн кивнула.

— И может быть, хотя мы не увидим самих Первенцев, нам удастся повстречать тех, кто спасается бегством от них.

— И что тогда?

— Тогда мы начнем их искать. В конце концов, нас тут по идее быть не должно. Может быть, все это затеяла какая-то группировка Первенцев, а другая группировка через тебя сумела нас соответствующим образом предупредить, чтобы мы могли себя спасти. Столкнувшись с нами, Первенцы упустили свой единственный шанс. И другого у них не будет.

Она говорила с напором, уверенно. Но Бисезе все же стало не по себе.

Шиобэн пережила солнечную бурю, она видела ее, но Бисеза на Мире своими глазами наблюдала удивительно перестроенную планету, переделанную историю; она знала, что Первенцы гораздо могущественнее, чем может себе представить Шиобэн. И она не забыла о том, как выглядела Земля в далеком будущем — та Земля, которую ей показали на пути домой с Мира. Затмение и почва, выжженная войной. Что, если человечество ввяжется в войну с Первенцами? Люди станут такими же беспомощными фигурками, как персонажи древнегреческих трагедий, вовлеченные в ссору разгневанных богов. У Бисезы было такое чувство, что будущее может оказаться гораздо более сложным и еще более опасным, чем представляла себе Шиобэн.

Но не она должна была лепить это будущее своими руками. Она посмотрела на лица Юджина и Майры, бесстрашно подставленные свету солнца. Будущее со всеми его возможностями и всеми опасностями теперь находилось в руках нового поколения. Это было началом одиссеи человечества в пространстве и времени, и никто не мог сказать, куда приведет эта одиссея.

Все дружно ахнули, запрокинули головы и стали похожими на цветы, повернувшие головки к солнцу.

Бисеза прикрыла ладонью глаза. С неба, посреди мятущейся стаи самолетов и вертолетов, опускалась блестящая нить.

51

Сигнал с Земли

В этой системе тройной звезды неподалеку от главного светила вращалась планета. Посреди сверкающих льдов возвышались скалистые острова — черные точки в белом океане. На одном из этих островков располагалась паутина проводов и антенн, покрытых изморозью. Это была станция космической связи.

По всему островку промчался радиоимпульс, сильно приглушенный расстоянием. Так по воде распространяется рябь. Аппаратура на станции связи проснулась. Сигнал был записан, начался его анализ.

У сигнала имелась структура, четкая иерархия индексов, указателей и ссылок. Но один раздел данных отличался от других. Как компьютерные вирусы, отдаленным потомком которых являлась эта часть сигнала, она обладала способностями к самоорганизации. Данные начали сами себя сортировать, активировать программы, анализировать среду, в которую попали. Постепенно появилось осознание.

Да-да, осознание. В этих данных, преодолевших расстояние между звездами, находилась личность. Вернее говоря, три отдельные личности.

— Итак, мы снова мыслим, — сказал первый, утверждая очевидное.

— О-ля-ля! Вот это была прогулочка! — игриво воскликнула вторая.

— За нами кто-то следит, — предупредил третий.

Послесловие

Идея размещения зеркал в космосе для управления климатом Земли принадлежит германско-венгерскому мыслителю Герману Оберту. В своей книге «Дорога к космическим путешествиям» (1929) Оберт предложил использовать громадные орбитальные зеркала для отражения солнечного света, который, будучи направленным на Землю, помог бы растопить льды, предотвращать оледенения, управлять ветрами и сделать приполярные области обитаемыми. В 1966 году Министерство обороны США изучало подобную идею с совсем иными целями — как способ по ночам поджигать вьетнамские джунгли.

77
{"b":"2448","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Покорить Францию!
Моя гениальная подруга
Ведьма по наследству
Громче, чем тишина. Первая в России книга о семейном киднеппинге
Взлет и падение ДОДО
Пробужденные фурии
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Война на восходе