ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
С того света
Закон притяжения
Начало жизни. Ваш ребенок от рождения до года
История нового имени
Метро 2035: Стальной остров
Хрестоматия Тотального диктанта от Быкова до Яхиной
Суперфэндом. Как под воздействием увлеченности меняются объекты нашего потребления и мы сами
Бесконечная шутка
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Содержание  
A
A

Уже после войны, когда участие в Сопротивлении расценивалось не как преступление, но как подвиг, вдова Роммеля, фрау Люция, писала: «Я утверждаю, что мой муж не участвовал в подготовке событий 20 июля или руководстве ими. Он был солдатом, а не политиком». Уж кому бы, как говорится, знать лучше?

Ирония судьбы

Так из какого же зерна родились легенды о Роммеле – современном Ганнибале и герое Сопротивления?

С первой все просто: ее отцом было ведомство пропаганды рейхсминистра Геббельса. Начиная с, 1942 года в ходе войны уже явственно обозначился перелом, и для воодушевления народа был остро необходим герой. Кто же мог подойти на эту роль лучше, чем сражающийся в далекой Северной Африке Роммель? Пропаганда, надо сказать, оказалась столь эффективной, что убедила не только своих, но и чужих – именно ее опосредованным воздействием объясняется переоценивание полководческих талантов Роммеля некоторыми из английских и американских генералов. Впрочем, в этом последнем сыграло роль и традиционное стремление возвысить разбитого противника, увеличивая тем самым и ценность собственной победы.

Когда врут учебники истории. Прошлое, которого не было - im_077.png
Подлинный герой немецкого Сопротивления – полковник Клаус Шенк фон Штауффенберг

А вот героем Сопротивления, чуть ли не признанным лидером и душой заговора сделали Роммеля… сами же заговорщики, причем первыми среди них оказались тот самый доктор-лейтенант Хофаккер, начальник роммелевского штаба генерал Шпейдель и генерал Штюльпнагель. Называя на допросах имя «супернациста среди гитлеровских фельдмаршалов», который-де был «душой заговора, будущим рейхспрезидентом, готовым самолично свергнуть и казнить фюрера», они тем самым отводили подозрения от подлинных борцов с фашизмом (и замечу, благодаря этому маневру некоторым удалось остаться в живых). Но – ирония судьбы – подавляющему большинству этих счастливцев пришлось впоследствии хранить молчание или даже подпевать хору тех, кто после войны стал творить легенду о безупречном Роммеле.

И не только затем, чтобы не опровергать своих же слов: легенда отвечала потребностям времени. Мертвый генерал-фельдмаршал в ореоле мученика играл в послевоенной Германии роль чрезвычайно важную: поверженная нация испытывала чувство вины, мучилась комплексом неполноценности. И потому ей был жизненно необходим герой, не замаранный ни в холокосте, ни в военных преступлениях на Восточном фронте, далекий от берлинских интриг – герой, сама фигура которого подразумевала бы, что в тени колосса неизбежно должны крыться еще многие и многие борцы с режимом, а значит, и гитлеровская эра проходила вовсе не под знаком всеобщей фанатической преданности фюреру. Впрочем, такой герой был нужен не только Германии, но и бывшим ее противникам – недаром же именно с этих позиций написал в 1950 году свою биографию Лиса пустыни британский бригадный генерал Десмонд Юнг.

Со сравнительно небольшим временным разрывом на кино– и телеэкраны США (а далее, естественно, – и без малого всего мира) вышло несколько фильмов, посвященных военным действиям в Северной Африке: «Крысы пустыни»[332] (с немецким актером Эрихом фон Штрохеймдтом в роли Роммеля), «Лис пустыни» (с Джеймсом Мейсоном в той же роли), телесериал «Крысы пустыни», не так давно прокатившийся и по российским телеканалам, и т.д. Эволюция образа Роммеля от первого, антинемецкого (не в националистическом, разумеется, а в политическом смысле), до последнего, уже совершенно (и, я бы сказал, совершенно излишне) политкорректного, чрезвычайно показательна. Умный, но жестокий враг на глазах превращается в противостоящего, но благородного героя.

И даже сейчас, когда от крушения Третьего рейха нас отделяет более полувека, а современников событий почти не осталось в живых, отдельные и все еще довольно робкие покушения на роммелевский миф мгновенно вызывают взрыв всеобщего возмущения. В частности, жертвой такого всеобщего гнева стал уже упоминавшийся Дэвид Ирвинг, осмелившийся развенчать легенду о Лисе пустыне. Вице-адмирал в отставке Фридрих Руге объявил, что все выводы британца – «чистейший вымысел». Генерал Шпейдель (теперь уже не нацистский, а натовский) во множестве газетных и телевизионных выступлений не употреблял эпитетов более слабых, нежели «бред» и «ложь». Президент Красного Креста Вальтер Брагатцки призывал всех порядочных людей дать отпор наглой клевете английского историка… И так далее, и так далее. Подобных примеров можно привести немало.

Оно и не удивительно: трудно смириться с покушением на святыню, в которой важна не подлинность, а ее необходимость душам и сердцам.

А еще меня не оставляет еретическая мысль, будто рождение роммелевского мифа – последняя, пусть даже невольная и посмертная хитрость человека, не случайно прозванного не Львом, например (согласитесь, львы для Северной Африки куда более естественны!), но именно Лисом пустыни, этаким истинно немецким Рейнеке – лисом…

Часть III.

Инакобывшее

Глава 13.

Битва мифов

…всегда хотелось знать, что произойдет, когда необоримая сила натолкнется на неодолимое препятствие?

Артур Кларк

Байки Сфинкса,

или Миф египтологов

Вряд ли Шампольон[333], публикуя в 1822 году свое «Письмо г-ну Дасье относительно алфавита фонетических иероглифов…» – книгу, излагавшую основы дешифровки древнеегипетской письменности, – предполагал, какую лавину стронет с места его труд. Иероглифы стало можно не только читать – ими даже научились писать: в Египетском зале Сиденхемского дворца помещенными в овалы картушей иероглифами были выведены имена королевы Виктории и ее любимого супруга, принца-консорта Альберта[334]; в Берлине иероглифами же обозначены годы строительства Египетского музея; немецкий археолог Лепсиус прибил к пирамиде Хеопса табличку, увековечившую в иероглифах имя Фридриха-Вильгельма IV[335], давшего деньги на его экспедицию… Деяния бесполезные, но горделивые. Главное же – заговорили письмена, безгласные вот уже почти две тысячи лет; вновь обрел дар речи так надолго умолкший Сфинкс.

Высеченные в камне и начертанные на папирусе тексты искали, копировали, читали, публиковали… Правда, подавляющая их часть наводила на грустные размышления о неиссякаемой потребности рода людского доносить и клянчить. Вот что писал, например, митаннийский царь Тушратта фараону Аменхотепу III[336], чьи фиванские сфинксы украшают ныне набережную Невы: «Ты поддерживал очень тесную дружбу с моим отцом. Теперь, когда дружбу заключили мы, она вдесятеро крепче, чем дружба с моим отцом. И теперь я говорю своему брату: пусть мой брат уделит мне в десять раз больше, чем моему отцу! Пусть пришлет мне очень много золота, бесчисленные количества золота пусть пришлет мне брат мой, пусть мой брат пришлет мне больше золота, чем моему отцу!» И это, заметьте, не требование дани, а нахальная и настырная просьба о дарах; письмо же отнюдь не специально отобрано, а весьма типично… К счастью, подобные писания составляют лишь статистическое большинство древнеегипетских текстов, среди которых время от времени встречаются и подлинные жемчужины – произведения религиозные и поучительные, исторические и беллетристические. Каждая такая находка для египтологов – праздник души. Об одном из последних и пойдет речь.

Написанное ритмической прозой, оно получило название «Поэмы Пентаура»[337]. На русский язык это не слишком пространное[338] произведение переводили дважды – Н.С. Петровский и М.А. Коростовцев, так что всякий желающий без труда может его прочесть, а потому я ограничусь лишь пересказом и короткими цитатами.

вернуться

332

«Крысы пустыни» – прозвище солдат британской 7-й бронетанковой дивизии, противостоявшей Африканскому корпусу Роммеля в составе Армии пустыни фельдмаршала сэра Арчибальда Уэйвелла (подразделение это существует и поныне – 17 000 их участвовало в войне в Ираке). Знатоки утверждают, что в действительности «крыс пустыни» по-русски правильнее называть «тушканчиками», а происхождение этого названия таково. Кто-то из солдат 7-й бронетанковой приручил тушканчика, а один из штаб-офицеров, увидев это, заметил: «Нам следовало бы сделать эту зверюшку своей эмблемой – нам следует научиться жить в песках так же, как она». Правда это или красивая легенда – не знаю. Подозреваю, однако, что если и правда, то не вся. Почему, например, защитников Тобрука называли «тобрукскими крысами»? Сдается, дело еще и в том, что отношение к этим грызунам у нас и у англосаксов разное: нам слышится в нем едва ли не ругательство, нечто если и не отвратительное, то малосимпатичное, они же – в соответствии с данными этологии, высоко ценят ум, смелость, настойчивость и коллективизм сего длиннохвостого племени…

вернуться

333

Шампольон Жан-Франсуа (1790–1832) – французский ученый, иностранный почетный член Петербургской Академии наук (1826), который, изучив трехъязычную надпись на Розеттском камне, разработал основные принципы дешифровки древнеегипетского иероглифического письма и создал первую грамматику древнеегипетского языка.

вернуться

334

Виктория (полное имя Александрина-Виктория; 1819–1901) – королева Соединенного королевства Великобритании и Ирландии (с 1837 г.), императрица Индии (с 1876 г.), дочь герцога Кентского, четвертого сына короля Георга III, последняя из Ганноверской династии. Вступила на трон после смерти своего дяди короля Вильгельма IV. В 1840 г. вышла замуж за принца Альберта Саксен-Кобург-Готского, причем не столько из династических соображений, сколько по любви. Ее беспрецедентно долгое в английской истории царствование связано с укреплением морального авторитета короны. Последний германский император Вильгельм II был ее внуком, российский император Николай II был женат на ее внучке.

вернуться

335

Фридрих-Вильгельм IV (1795–1861) – прусский король из династии Гогенцоллернов (с 1840 г.). В 1857 г. в связи с психическим расстройством отошел от государственных дел.

вернуться

336

Аменхотеп III – фараон из XVIII династии, правивший в 1405–1367 до Р.Х. При нем могущество Египта достигло апогея, были сооружены храм Амона-Ра в Луксоре и заупокойный храм с огромными статуями Аменхотепа III – знаменитыми «колоссами Мемнона».

вернуться

337

Иногда его называют также «Эпосом Пентаура». «Поэма Пентаура» сохранилась на папирусах Британского музея Sallier III, Chester-Beatty III, а оригинал – на стенах храмов в Карнаке и Луксоре (совр. Фивы) и в Абидосе, что в Верхнем Египте.

вернуться

338

343 строки иероглифического текста или около 20 000 знаков по-русски.

65
{"b":"2453","o":1}