ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот почему необходимо беречь научные традиции. На этой основе приобретают смысл и оправдание представления о национальных «школах» в науке. При всей «интернациональности» научных исследований и достижений у них сохраняются определенные национальные корни. И кому, как не нам в первую очередь, заботиться о традициях российской, советской науки? Таков наш долг, не исключающий ни сомнений, ни новаций. Тем более что новое — не обязательно лучшее.

Известно, что за последние сто лет отечественные геологи открыли огромное количество самых разнообразных полезных ископаемых в разных районах страны и на разных глубинах. И это не фарт, не слепая удача, а достижения, основанные на добротном знании геологии. Надо ли ломать эти традиции ради какой-либо новой «ведущей» схематичной, а тем более глобальной теории? А если мы вновь, как это с нами постоянно случается, потеряем значительно больше, чем приобретем?

Вообще упования в конкретной геологической работе на общую глобальную теорию выглядят, прошу прощения, наивными. Да и не в этом дело. Мы теряем свои замечательные геологические традиции, теряем кадры квалифицированных и талантливых разведчиков недр. И в геологии, увы, торжествует вал, абсурдная экономика затрат, снижение качества образования и научного уровня специалистов, приспособленчество, рвачество. Куда идет такая геология — очевидно. Сколько угодно могут геологи-схематизаторы теоретически перемещать литосферные плиты, и пусть даже при этом посчастливится обнаружить некоторые реальные закономерности некоторых геологических процессов; и пусть ученые будут находиться на «общей идейной платформе, которой могла бы быть лишь тектоника плит» (слова В. Хаина), даже при всем этом, как мне представляется, больших успехов в познании Земли не добьешься. Как бы не наоборот.

С грустью вспоминаешь, что рожденное в нашей стране учение о биосфере расцвело, обрело популярность сначала на Западе, а затем уже «гидропонировалось» на родимой почве. Кстати, более 20 лет назад советский ученый Л. И. Красный выдвинул интересную и перспективную концепцию геоблоков, но и она не была поддержана и развита отечественными геологами.

Мне уже приходилось писать, что эмпирически безупречное обобщение Вернадского — учение о биосфере — в ряде пунктов находится в резком противоречии с некоторыми положениями тектоники литосферных плит. Это не означает, что теория из-за этого должна быть отвергнута. Однако заставляет предполагать в ней существенные изъяны. Не мешало бы теоретикам всерьез поработать над теорией, прежде чем навязывать ее как «единственно верную» и «ведущую».

Да что это я заладил: схематичная, упрощенная, примитивная или даже мертволистическая — и все это в адрес научной теории, очень популярной не только на Западе, но и у нас. Понятно — оценки слишком субъективные. Да и кто я такой, чтобы критиковать маститых ученых? Подумаешь тоже — писатель, журналист, геолог-практик… «Разве может быть собственное мнение у людей, не удостоенных доверием начальства?» — вопрошал бессмертный Козьма Прутков в своем, увы, нестареющем «Проекте о введении единомыслия в России». Мы давно уже реализовали Проект в полном объеме и даже чуть шире, а я пытаюсь высовываться с личным мнением. А сам-то могу что-то предложить толковое?!

Толковое или нет, время покажет. А достаточно фантастическое — пожалуй.

Представьте себе материки не каменными ковчегами, впаянными в литоплиты, а как нечто подобное гигантским амебам, передвигающимся на подкоровом субстрате.

Нелепость? Не думаю. Не торопитесь.

Надо представить эти глобальные существа в масштабе геологического времени, исчисляемого не минутами и днями, а веками и миллионолетиями. В таких масштабах времени каменные массы, находящиеся под чудовищным давлением и при высоких температурах, могут течь, пластично сжиматься и сминаться, образуя складки; передвигаться по упругой податливой поверхности верхней мантии, по астеносфере.

В отличие от мертвых тел подобные фантастические геосущества способны к самодвижению. Оно происходит главным образом так. Накопленные на окраинах континентов массы горных пород «подворачиваются» (в особых активных зонах, например, по периметру Тихого океана) под край материка. Здесь действуют круговороты литосферы. Получается как бы «перетекание» континента, с затягиванием в свою плоть отдельных фрагментов более инертной океанической коры, которую действительно следовало бы представлять в виде системы геоплит…

Вообще-то о круговоротах литосферы и самодвижении материков я сравнительно подробно писал в нескольких своих книжках. Эта идея помогает понять сопряженность океанических глубоководных желобов и вулканических горных массивов, динамику островных дуг, устойчивое различие материковой и океанической коры…

Не менее интересно и другое. «Геосущества» находятся в постоянном обмене веществ с окружающей средой. Они при активном содействии живых организмов ассимилируют лучистую солнечную энергию, осуществляют газовое дыхание (термин Вернадского), ассимилируют, а затем выделяют воду. Кроме того, они «питаются» более пассивной океанической корой и глубинными подстилающими горизонтами.

Фантастика? Нет, не только. Попытка в зримых образах, в «органической», а не механической модели представить, изобразить жизнь земной коры.

* * *

Для любителей ссылок на авторитет. «Живой организм биосферы сейчас эмпирически должен изучаться как особое, целиком не сводимое на известные физико-химические системы тело». Так писал Вернадский (в биосферу он включал верхнюю часть земной коры, гидросферу и тропосферу, а иногда и всю земную кору). По его представлениям, земная кора вся насыщена солнечной энергией благодаря геологическим круговоротам веществ.

Так, может быть, живем мы на живой планете, в живой Вселенной?

Быть может, всюду торжествует жизнь, а подвержены смерти лишь крохотные частички великого живого целого?

Но мысль не останавливается на этом. Она вдруг обращает внимание на странные соответствия: два существенно разных полушария Земли (океаническое с Тихим океаном и преимущественно континентальное) и два полушария головного мозга; складки земной коры, подкоровое вещество… Случайные аналогии?

А если — не случайные?

3
{"b":"2465","o":1}