ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец, последнее (по счету, а не по значению): революция представляет собой не только разрешение комплексного кризиса в материальной и социальной сфере, но и кризис духовный, смуту в общественном сознании.

В. В. Кожинов имел в виду революционный переход общества в новое состояние, некий «квантовый скачок» на более высокий энергетический уровень; или, если угодно, это можно считать острой социальной болезнью переходного периода, после которой общественный организм обновляется.

Ничего подобного в эпоху дворцовых переворотов в России не было. Изменения происходили только в правящей верхушке.

Можно возразить: да разве этого мало? Разве серия подобных переворотов не свидетельствует об определенной смуте? И разве так уж безразлично для общества, какая группа находится у власти?

Нам кажется, что легкость совершаемых переворотов свидетельствует об устойчивом состоянии социальной общественной пирамиды при значительном отрыве правящей верхушки от народных масс, которым безразлично, кто находится у власти: хрен редьки не слаще.

Если бы речь шла о каких-то коренных переменах в жизни общества, то тогда бы перевороты грозили смутами и революцией. А перевороты были подобны порывам ветра, которые вызывают мелкую рябь или небольшие волны, но затрагивают только поверхностные слои водоема. Это можно наблюдать, например, на Неве, когда даже немалое волнение не препятствует ровному течению реки. Но стоит только прийти сильным устойчивым ветрам из залива, как течение реки замедляется в устье, и вся водная масса поднимается и обрушивается на берега.

Подобно тому, как вздымается река от сдерживающей ее преграды, выходя из берегов, так «эволюционные потоки» развивающегося общества приобретают в определенных условиях разрушительную мощь. И в этом смысле прав был Вадим Кожинов, говоря о том, что революции (оговоримся – часто) являются показателем силы и развития общества, а не слабости и упадка.

Тайны смутных эпох - any2fbimgloader62.png
Сословия в России конца XVIII в.

И еще несколько слов о «поверхностном» характере дворцовых переворотов. Они стали демонстрацией господства в российском обществе дворянства. Об этом же свидетельствует переворот 1762 года, когда к власти пришла Екатерина II (кстати сказать – немка). Никаких серьезных волнений в глубинных слоях общества, в народных массах это не вызвало.

Совершенно иначе все обернулось через 11 лет, когда началась знаменитая Пугачевская Смута. Тогда заявил о себе народ, и это можно считать революционным выступлением. А вот убийство кучкой офицеров Павла I или даже попытку восстания, предпринятую в 1825 году декабристами, вряд ли допустимо относить в разряд революционных событий. Когда мы пытаемся поджечь сырые дрова и это нам не удается, такое событие нельзя называть пожаром.

Глава 5

ОТ ВОССТАНИЙ К РЕВОЛЮЦИИ

Дерзновенны наши речи,

Но на смерть обречены

Слишком ранние предтечи

Слишком медленной весны.

Дмитрий Мережковский

НАЗВАНИЕ И СУЩНОСТЬ

Один из важных факторов, вызывающих сумятицу в умах людей, связан с неточностью, а то и с сознательным искажением формулировок. Наиболее преуспевают в этом неблаговидном занятии политические деятели.

В крупных политических баталиях не бывает сколько-нибудь значительной группировки, выступающей как «регрессисты». А вот «прогрессистов» всегда с избытком. Есть, конечно же, консерваторы, но и они вынуждены изменяться в угоду текущей ситуации. Впрочем, свои взгляды они никогда не называют регрессивными, а напротив, всячески доказывают, что они – передовые, а их противники – безнадежно отсталые.

Победившая партия непременно провозглашает свой курс наиболее прогрессивным. В этом усматривается обычная закономерность, которую еще в XVI веке отметил остроумный англичанин Джон Харрингтон (перевод С.Я. Маршака):

Мятеж не может кончиться удачей.
В противном случае его зовут иначе.

По той же причине бунт не принято считать революцией. Хотя в подобных случаях между бунтом, восстанием и революцией нередко усматривается различие и по существу. Более того, даже принято отделять перевороты от революций, несмотря на то, что в русском языке эти два слова синонимы, точнее, одно есть перевод на русский язык другого.

Например, И.В. Сталин обычно писал об «Октябрьском перевороте», тогда как официальная советская версия была иной: Великая Октябрьская Социалистическая Революция. На чьей стороне в этом случае была правда? Что произошло 25 октября (7 ноября) 1917 года: вооруженный переворот или революция?

Ответ зависит от того, как понимается в данном случае понятие «переворот». Он может захватывать только руководящую верхушку общества (дворцовый переворот). Однако результат даже такого небольшого по первоначальным масштабам изменения в общественной жизни может в последующем привести к серьезным переменам, социальным катаклизмам и перестройкам, которые вполне обоснованно можно считать революционными.

Перевороты совершаются быстро, порой в считанные часы, тогда как настоящие революции длятся чаще всего годами. Хотя в масштабах исторических событий несколько лет – срок малый, когда речь идет о значительных социально-политических и экономических преобразованиях.

«Революция, – писал П.А. Кропоткин, – это быстрое уничтожение, на протяжении немногих лет, учреждений, устанавливавшихся веками и казавшихся такими незыблемыми, что даже самые пылкие реформаторы едва осмеливались нападать на них. Это – распадение, разложение в несколько лет всего того, что составляло до того времени сущность общественной, религиозной, политической и экономической жизни нации; это – полный переворот в установленных понятиях и в ходячих мнениях по отношению ко всем сложным отношениям между отдельными единицами человеческого стада».

Тут следует сделать оговорку. Разрушение в несколько лет, скажем, религиозной жизни общества вряд ли возможно: для этого требуются по меньшей мере десятилетия.

Вообще, все те революционные изменения, которые упомянул Кропоткин (у него «общественный» в данном случае, по-видимому, синоним «социальный»), не происходят синхронно. Быстрее всего может измениться политическая ситуация, когда к власти приходит новая партия со своей программой решительных преобразований общества. Только окончательная и безоговорочная ее победа может считаться завершением первого этапа революции.

Но возникает еще один вопрос: всегда ли революцию допустимо считать прогрессивным явлением? Ведь и паралич бывает прогрессивным.

За последние полтора десятилетия в нашей стране, как во всех капиталистических странах, официальная пропаганда, стоящая на стороне имущих власть и капиталы, постоянно и громогласно выступает против революций. Именно под этой шумовой завесой удалось совершить в СССР, а затем в России сокрушительные революционные перевороты. И те, кто их осуществлял, при этом твердили о благости прогрессивного эволюционного пути развития и гибельности – революционного (ссылаясь прежде всего на Социалистическую Революцию).

Как тут не вспомнить образ Тарелкина из пьесы Сухово-Кобылина: «Когда объявили прогресс, то он стал и пошел перед прогрессом – так, что уже Тарелкин был впереди, а прогресс сзади!»

Подобные субъекты, стремящиеся бежать впереди прогресса, основательно запутали это самое понятие «прогресс». Они чаще всего склонны считать прогрессивным все то, что нравится им. Политики при этом стараются потрафить подспудным желаниям и мечтаниям образованной толпы. Многолетние усилия буржуазных демагогов привели к тому, что полностью извратилось, к примеру, такое часто звучащее понятие, как «демократия».

Изначально оно толковалось как народовластие. Но вот образовались страны «буржуазной демократии», которые гордятся своими свободными, всеобщими демократическими выборами. В то же время они не скрывают, что для победы на выборах требуется иметь мощнейшую финансовую поддержку. Но если побеждают на подобных выборах только ставленники богатеев, то эту систему власти следует называть плутократией (от «плутос» – богатство).

53
{"b":"2466","o":1}