ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Ловушка для птиц
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Тайна моего мужа
Стражи Галактики. Собери их всех
Рубикон
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Конец Смуты
Презентация ящика Пандоры
Содержание  
A
A

Таким, в общих чертах, был яростный борец против культа Сталина во имя собственного. Мог ли он при всей своей изворотливости и хитрости (и тут его преемниками стали Горбачев и Ельцин) предусмотреть все последствия своих «разоблачений»? Вряд ли. Он был озабочен, судя по всему, утверждением главенствующей роли в советском обществе руководства компартии и себя лично. А последствия были самые плачевные.

Не станем говорить об идеологическом уроне, а также губительных результатах многих хрущевских реформ в сельском хозяйстве, промышленности, управлении производством, внешней и внутренней политике. В долговременной перспективе едва ли не самым сильным ударом по социалистической системе было установление диктатуры партийной номенклатуры.

В 1956 году после хрущевского доклада произошли кровавые трагические события в Тбилиси, всеобщая забастовка и уличные беспорядки в Познани, вооруженное восстание в Будапеште, которое пришлось подавлять с помощью Советской армии. Доклад был воспринят негативно в Пекине и с холодной настороженностью – в Пхеньяне и Бухаресте. В социалистическом содружестве появились первые крупные трещины. Среди коммунистических партий капиталистических стран произошел раскол. Во Франции и Италии коммунисты, пользовавшиеся до ХХ съезда КПСС большой популярностью, стали утрачивать свои позиции.

Желая показать себя либеральным реформатором и борцом за справедливость, Хрущев осуществил «реабилитацию» репрессированных народов Кавказа. В частности, чеченцы, вернувшиеся из мест высылки, вступили в кровавые столкновения с русскими и представителями других национальностей. Позже в Чечено-Ингушской автономии эти получившие привилегии народности стали активно терроризировать и вытеснять из этих мест русских. В конце XX века, как известно, это привело к так называемой борьбе за независимость. Теперь не секрет, что в этом сыграл немалую роль Ельцин, поощрявший чеченских националистов в их борьбе против партийного руководства республикой. А потом он же развязал две кровавых чеченских кампании, погубившие десятки тысяч чеченцев.

В этой связи можно припомнить жестокую меру Сталина в наказание за сотрудничество с фашистами и террор против коммунистов – высылку чеченцев. Теперь эту акцию с подачи «демократов» подают как варварскую, из-за которой погибла значительная часть переселенцев. Это ложь. Депортация была проведена с небольшими потерями людей, а на новых местах условия были таковы, что чеченцы за послевоенное время значительно увеличились в числе (резкий контраст, скажем, с белорусами, которые сильно пострадали во время войны).

Предположим, вместо депортации Сталин приказал выявить и осудить всех, кто активно сотрудничал с гитлеровцами. Но на оккупированной территории это были практически все мужчины осужденных народов. Если бы чеченцы оказались в лагерях, так же как крымские татары и балкарцы, то это было бы смертным приговором для наций, оставшихся практически без мужчин. А они, как мы знаем, значительно размножились в нелегких, конечно же, условиях переселения. За свою трагическую судьбу в конце ХХ века чеченцы имеют полное право «поблагодарить» Хрущева и, главным образом, Ельцина.

…Для Никиты Сергеевича осень 1956 года оказалась особенно тяжелой. После его доклада шло брожение внутри страны, а также за ее пределами. Хрущевские позиции ослабели. Оппозиция ему в руководстве партии нарастала. Его начали покидать прежние сторонники: Первухин, Сабуров, Булганин. На июньском 1957 года заседании Президиума ЦК КПСС прохрущевскую позицию занимали из членов Президиума только Микоян, Суслов и Кириченко. Уже было принято решение о снятии Хрущева. Спас его маршал Жуков, срочно перебросивший на военных самолетах в Москву региональных партийных руководителей, настроенных прохрущевски. Они собрали июньский пленум ЦК КПСС, осудивший «антипартийную группу» (а она, пожалуй, действительно могла покончить с диктатурой партийной номенклатуры, которая не допустила этого). Г.К. Жукова торжественно ввели в новый состав Президиума ЦК КПСС. Правда, как мы знаем, уже в октябре Хрущев выдворил его оттуда, а заодно и снял с поста министра обороны.

За время ельцинского правления стало принято считать Жукова «маршалом Победы», хотя вовсе не он был Верховным главнокомандующим, не он руководил всеми вооруженными силами, тылом, партизанской войной и внешней политикой СССР. Ясно, что непомерное возвеличивание Жукова имело целью замолчать или резко принизить заслуги Сталина в великой победе.

Не станем вдаваться в детали, но выскажем наше мнение, что Жуков вовсе не был безупречным идеалом ни как личность, ни как полководец. Безусловно, он был выдающимся военачальником, одним из лучших в Великую Отечественную войну, но не раз бывало, что побеждал числом больше, чем умением. Впрочем, не в нашей компетенции оценивать его военные таланты. Обратим внимание на публикацию в «Досье Гласности» № 9 за 2000 год.

Из секретной записки Сталину от 10 января 1948 года о тайном осмотре на даче маршала Жукова: «…Две комнаты дачи превращены в склад, где хранится огромное количество различного рода товаров и ценностей… Дача Жукова представляет по существу антикварный магазин или музей, обвешанный внутри различными дорогостоящими художественными картинами, причем их так много, что 4 картины висят даже в кухне… Вся обстановка, начиная с мебели, ковров, посуды, украшений и кончая занавесками на окнах – заграничная, главным образом немецкая (Жуков в 1945-1946 годах был главнокомандующим Группы советских войск в Германии. – Авт.). На даче нет буквально ни одной вещи советского происхождения, за исключением дорожек, лежащих при входе на дачу… Зайдя в дом, трудно себе представить, что находишься под Москвой, а не в Германии».

Из ответа белорусского писателя Н.А. Зеньковича, опубликовавшего многие материалы и документы о Жукове, на вопрос редакции «Гласности»:

«Лично меня в описи поразило количество швейцарских и немецких часов, сложенных в сундуки. Их там были сотни, если не тысячи. Жуков писал, что часы ему дарили военные советы фронтов и армий. Может быть, так оно и было. Но после войны, когда осталось столько сирот, чьи родители погибли на фронте, почему бы не раздать эти часы по детским домам, суворовским училищам?

Второе, что поразило: в доме советского полководца не нашли ни одной книги на русском языке, все шкафы забиты немецкой литературой, которая вывозилась самолетами. Жуков не знал немецкого языка. Зачем они ему? Это были очень дорогие старинные издания, раритеты. На даче они составляли просто часть обстановки».

В первые послевоенные годы алчность, накопительство обуяли вовсе не одного маршала Жукова. Хотя советскому народу тогда приходилось чрезвычайно тяжело. Сталин пытался подавить этого «демона буржуазности». Именно этот мерзкий, но сильный демон стоял за спинами той части партийной номенклатуры, которая пошла за Хрущевым для установления своей диктатуры, для спокойного удовлетворения своих постоянно растущих материальных потребностей.

При хрущевской смуте началось мелкобуржуазное перерождение советского общества. Оно постепенно охватывало все более значительные массы населения: от маршалов до офицеров, от академиков до рабочих, от писателей до мелких чиновников. В брежневское время буржуазная идеология была распространена очень широко, и для номенклатурных работников речи о «коммунистических идеалах» были уже прикрытием, камуфляжем. И в народе это понимали если не все, то очень многие. Советское общество было идеологически ослаблено и расколото, вполне готовое ко второй буржуазной революции.

Почему Жуков в решающий момент поддержал хрущевщину? Не исключено, что в надежде самому завладеть властью в стране. С какой целью? Ради личных амбиций? Трудно сказать. Факт остается фактом: хрущевские последователи постарались восславить его достижения и умолчать о неблаговидных поступках и помыслах.

Итак, хрущевщина поставила советское общество на путь буржуазного перерождения. Его хаотические, разрушительные и порой нелепые эксперименты были направлены (осознанно или бессознательно) на размывание основ социализма. Его хитрый, но чрезвычайно ограниченный ум метался в поисках моделей дальнейшего развития страны. При этом он попытался использовать достижения США. Но если Ленин призывал заимствовать у них деловитость, а Сталин – технические достижения, то Хрущев перенял у них кукурузу, словно забыв о природных условиях на основной территории России.

83
{"b":"2466","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Искушение архангела Гройса
Арктическое торнадо
Исповедь узницы подземелья
Энциклопедия пыток и казней
Разреши себе скучать. Неожиданный источник продуктивности и новых идей
Три принца и дочь олигарха
Невеста Смерти
#Лисье зеркало