ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Можно сказать, что в период такой смуты, когда Отечество находилось в опасности, нужны были новые Минин и Пожарский, а подброшен был вместо них «Лжеборис» (то есть Борис настоящий по имени, но лживый по словам и поступкам). Помимо конфликтности и лицемерия, он вскоре проявил черты жес токос ти, м аниак ально й жаж ды вла сти, безот ветст венно сти, неспособность к конструктивным действиям при изворотливости, бесстыдстве, наглости и безусловном умении интриговать.

Но ведь мало ли что он хотел и каким был. Он же был избран на высокий пост, причем дважды. Бессмысленно клеймить и упрекать его за то, что он такой. Ясно, что в период хрущевизма-брежневизма, да еще и горбизма добраться до высших партийных постов мог только специфический индивидуум, который ради этого готов, как говорится, пуд дерьма съесть. Поедал, если надо, и продирался наверх. Такой выработалась цель жизни. Недаром же после того, как его сняли с высокого партийного поста, он то ли имитировал, то ли попытался осуществить самоубийство. И это сделал тот, кто вскоре потребовал запретить коммунистическую партию, которой он был всем обязан. Впрочем, предал он не только КПСС, но и СССР, а также РСФСР. Редчайший образец предателя, который построил на этом свою успешную карьеру. (На всякий случай авторы сообщают, что они в КПСС не состояли никогда.)

Но снова надо сказать: в данном случае речь идет не столько о конкретной личности, сколько о том, что именно она оказалась востребованной на высокие посты, именно ее «раскручивали» политтехнологи, именно за нее проголосовала значительная (не меньше трети) часть граждан.

Складывается впечатление, что большинство населения свой выбор основывало на подсознательных установках и стремлении к «буржуазному раю» (а попали-то в «буржуазный ад»).

Продуманные решения принимала лишь небольшая группа дельцов и политических деятелей, извлекающая выгоду из развала и обнищания страны. Этому контингенту требовался лидер «достаточно безжалостный» по отношению к народу. А служащие с мировоззрением мелких буржуа (в начале XX века их называли «интеллигентщиной») порядком выдохлись в крикливой «борьбе за демократию», в результате получив диктатуру олигархов-плутократов.

Возможно, Ельцин как разрушительный лидер смутного времени был выбран не случайно и не столько в нашей стране поначалу, сколько в дальнем зарубежье. Но и в этом случае нельзя не признать, что он оказался вполне приемлемым кандидатом для руководства новой Россией – антисоветской и капиталистической, слабой и зависимой. Выбор оказался удачным. Он устроил не только врагов Советского Союза, но и многих российских граждан периода смуты, которых вполне можно называть «новыми русскими» – не каких-то «братков», а всех тех, кто отказался от великой России – СССР.

ЗАТМЕНИЕ РАЗУМА

Интеллектуальный, нравственный, духовный облик вождя свидетельствует и о соответствующих чертах тех, кто его выбирает. В этом отношении говорить о Горбачеве как отражении общественной психологии нельзя: он был сугубо партийный выдвиженец. Даже президентом СССР его сделали не в результате всенародного голосования. У него не хватило здравого смысла, чтобы хотя бы формально соблюсти принципы демократии, понять, что президента страны избирает весь народ.

А вот Ельцина действительно избрали. Значит, он странным образом оказался наилучшей кандидатурой на этот пост и для врагов России, и для многих ее граждан. Дальнейшие события показали, что недруги России сделали верный выбор, а часть населения, избравшая его (за исключением тех, кто осознанно делал ставку на распродажу национальных богатств России), проявила, мягко говоря, недальновидность.

Коренную перестройку общественного уклада затеял не лично Ельцин (он был одним из яростных ее прорабов), и не Горбачев, и уж конечно не народ. Это было революционное выступление мощной прослойки представителей госхозаппарата, которую поддержали криминальные структуры (преимущественно «теневого бизнеса»), диссидентски ориентированные «западнисты» и вообще все те, кто заглотил агитку о скором пришествии «буржуазного рая».

Обещанные народу златые горы и реки полные вина оказались в цепких и нечистых руках расхитителей и казнокрадов. Гласность обернулась информационным шумом и гвалтом, заглушающим голос здравого смысла и полностью дезориентировавшим ошалелого обывателя. На этот раз всеобщая смута была искусственно организована и стала завершающим этапом информационной войны, которую активнейшим образом вел Запад против СССР и всей социалистической системы.

Почему в этой войне явное преимущество оказалось на стороне капиталистических держав? Не свидетельствует ли это об их безусловных достоинствах? Ведь в борьбе побеждает сильнейший… Но так бывает лишь в честной борьбе. А пропагандистская война этим качеством не отличается. В ней перевес вполне может оказаться на стороне наихитрейшего и наиподлейшего, не брезгующего ложью, клеветой, подкупом. На массовое сознание сильней воздействует правдоподобная ложь, чем правда.

Учтем и то, что буржуазные идеалы с хрущевских времен все более овладевали массами служащих высокопоставленных и отвечающих именно за пропаганду коммунистической идеологии. Их лицемерие так или иначе сказывалось на эффективности пропаганды. Многие из них тайно оказались на стороне противника.

Результаты прогнозов экспертов ООН на будущее до 2000 года, о которых мы говорили, остались незамеченными и у нас в стране, и за рубежом. Эти данные, пожалуй, внимательней всех проанализировали представители спецслужб США, сделав из этого вывод о необходимости как можно быстрей и основательней подорвать экономику социалистических стран, у которой столь радужные перспективы. Ставка была сделана на обострение межнациональных отношений (благо, почва для этого сформировалась) и пропаганду буржуазных ценностей, а также всемерное очернение героического прошлого русского и советского народов.

Ставка оказалась верной. Были активизированы все националисты русофобского толка, а также представители антисоветской партократии, которых немало оказалось в среде номенклатурных деятелей. Все это способствовало великой смуте, потере обществом реальных ориентиров. В подобной обстановке пришли к власти демократическим путем Муссолини и Гитлер!

В интересной и насыщенной документальными материалами книге В.И. Андриянова и А.В. Черняка «Одинокий царь в Кремле» (1999) сказано: «Последние 15 лет XX века войдут в российскую историю как годы смуты. Именно это понятие полнее всего выражает то состояние, в котором в силу ряда причин оказалось наше общество. Смутное время примечательно мятежами, крамолой, общим неповиновением и, уточняет Даль, раздором между народом и властью…

У каждой смуты есть свой герой, с именем которого она и входит в историю. Лжедмитрий – первый и второй… Пугачевская смута… Нынешняя обручена с Борисом Николаевичем Ельциным…»

Почему же для него стал возможным взлет на вершину власти? Потому что в нездоровой духовной атмосфере возникают бредовые надежды на сильную личность, народного заступника, борца за справедливость, отца народа и мудрого вождя. Но именно по причине нездорового состояния общественного сознания бездумный выбор («Выбирай сердцем!» – гласил предвыборный ельцинский плакат) падает на крикливых горлопанов типа Жириновского, беспардонных «обещанцев» и ловких карьеристов «крупных телом, да малых делом».

Ну, предположим, в первый раз избирателей удалось обмануть. Так почему же Ельцин оказался победителем во второй раз, после развязанной им чеченской войны и расстрела парламента? Говорят, результаты выборов были подтасованы. Возможно вполне (он и его команда демонстрировали и не такие преступления). Тогда почему же народ не восстал и не сверг тех, кто его подлейшим и явным образом обманули?

Более того, при нижайшем рейтинге Ельцина перед очередными выборами 2000 года он вынужден был отказаться от президентства, назначив своим преемником В.В. Путина. Казалось бы, полностью удостоверившись в глубокой непорядочности Ельцина, избиратели должны были отказаться от его назначенца. Но вышло иначе: поверив в личные достоинства Путина, большинство избирателей проголосовало за него, словно не сознавая, что тем самым выразило одобрение не данной личности, а всему политическому курсу «ельцинизма». Разве это не похоже на затмение разума? Вновь выбирали не умом, а сердцем.

88
{"b":"2466","o":1}