ЛитМир - Электронная Библиотека

В дороге она узнала от ДвойногоДжо, что программа сработала. Вместо нескольких поставщиков деньги поступили на заранее открытые подставные счета, с которых были немедленно сняты, и оставался всего лишь один день до того, как начнется расследование.

Вероника была уверена, что не оставила никаких следов. Она заранее взломала базу данных курсов программистов, где училась, и заменила свою фотографию на чужую, уничтожила отпечатки пальцев на работе и в квартире, которую снимала, очистила свой компьютер от всей информации, связанной со взломом. Поэтому, когда на горизонте стала всплывать панорама Нью-Йорка, ей казалось, что начинается новая интересная жизнь.

В Нью-Йорке Вероника поселилась под именем некой Вирджинии Хойт, данные на которую заполучила из форума хакеров. По мере того как средства отмывались, на ее счета стали поступать деньги от операции в Чикаго. Скрупулезность во взаимных расчетах была непременным условием членства в форуме. Денег вновь оказалось меньше, чем она рассчитывала, хотя даже они казались ей огромной суммой. В прессе о взломе не появилось ни слова. Видимо, для фирмы репутация была дороже, чем потерянные деньги.

Но Нью-Йорк – это город соблазнов, город, который высасывал деньги быстрее, чем они поступали. Вероника сказала себе «стоп» и стала обдумывать, что делать дальше. Времени было мало. После каждого успеха появлялся сонм копировщиков, пытавшихся сделать то же самое, но значительно худшими средствами. Прозвучал и тревожный звонок из Черного Гнома. Выяснилось, что кто-то посторонний взломал защиту и какое-то время контролировал обмен сообщениями между членами форума. Немедленно был введена система PGP 1024 бита для шифрования сообщений. Теоретически это надежная программа, но кто знает, чем располагают государственные организации после 11 сентября?

Поиски новой работы привели Веронику в крупную фирму, управляющую сетью супермаркетов. Система внутренней безопасности здесь была более жесткой, чем в фирме запчастей, но и финальный приз мог быть значительно выше в случае удачи. Приходилось соблюдать меры собственной безопасности. Обмен сообщениями с Черным Гномом она свела к минимуму, несмотря на систему шифрования сообщений, и осуществлялся он лишь через беспроводную связь.

А через месяц начала поиск уязвимых мест системы защиты компьютерной сети супермаркетов. Это была тяжелая, но увлекательная работа. «Относись к этому как к игре», – постоянно говорила она сама себе. После нескольких безуспешных попыток удалось установить screen scraper в компьютере менеджера по расчетам с поставщиками, позволяющий следить за картинкой на экране, благодаря чему стали понятны принципы осуществления расчетных операций. К концу третьего месяца ДвойнойДжо, как ему казалось, справился с программой. Вероника испробовала ее на одной платежной операции, которую представили как техническую ошибку в системе. Программа ДвойногоДжо сработала, и она уже знала, что нужно делать дальше. В один из дней программа была запущена, отпечатки пальцев стерты, парик и документы очередной жертвы полетели в мусорный ящик, и машина понесла ее на юг, в город Атланту.

Именно там, в Атланте, прозвучал очередной тревожный звонок. Один из членов Черного Гнома с помощью «инсайдера» смог получить информацию на людей, состоящих на учете в базе данных ФБР. Эта организация тоже была коррумпированной! За такую информацию просили немалые деньги, но Вероника запросила, что имеется на нее. Результат оказался неутешительным: «Подозревается в незаконных попытках вторжения в электронные базы данных. Местопребывание неизвестно».

ДвойнойДжо предупредил, что внедрение «инсайдеров» стало хитом сезона и что частные фирмы начали предупреждать своих клиентов об опасности такого рода и предлагать практику проверки всего персонала, допускаемого для работы во внутренних компьютерных сетях. Вероника поняла, что торговые фирмы для нее стали опасны, и устроилась на работу в крупную адвокатскую фирму, занимающую целый этаж в центре города. Адвокаты – слишком занятые люди, чтобы обращать внимание на защиту собственной компьютерной сети, и уже через пару недель она знала все о движении денег внутри фирмы. Конечно, суммы менее значительные, чем в торговых фирмах, но и доступ к ним облегчен. Дальнейшее уже дело техники, и вскоре Вероника снова мчалась по дороге, теперь уже на запад, в город Хьюстон.

В Хьюстоне она получила очередное неприятное предупреждение. У некоторых членов форума начались неприятности с ФБР, и многие стали выезжать в соседние страны. Вероника была уверена, что проявила максимум осторожности, но все же еще раз проверила базу данных ФБР. Формулировка в ее деле изменилась. Добавились слова: «Установить местонахождение и допросить по…» – далее следовал список нескольких расследований, куда были включены и ее операции. В дальнейшем она могла попасть в список разыскиваемых лиц, размещенный на интернет-сайте ФБР, а Вероника не имела никакого желания там оказаться, поэтому быстро пересекла мексиканскую границу. В Мексике она пробыла недолго. Проанализировав, где можно обосноваться с максимальным комфортом и безопасностью, Вероника решила, что наиболее оптимальное место – только Москва…

– Ты уже здесь? – На кухню вплыла крупная женщина, ее родственница, которую она видела впервые в жизни.

Костик

– А ты че, и вправду программист? – спросил его при первой встрече сын дальней родственницы матери, жившей в Москве.

Костик не стал утруждать себя объяснениями, что он специалист по информационным технологиям. Парень просто его не понял бы. Он перешел в последний класс в школе и мечтал лишь о том, как после окончания «закосит» от армии и уедет почему-то именно в Канаду, чтобы заработать там кучу денег.

Этот адрес в Москве дала Костику мать, и он поселился у ее родственницы. Та была женщиной одинокой, работала где-то с утра до вечера, деньги зарабатывала небольшие, поэтому была безумно рада получать дополнительный, хотя и небольшой доход от Костика, делившего одну комнату с ее сыном, вообще-то неплохим парнем, но из тех, кого жизнь еще не шмякнула хорошенько оземь. Он приходил поздно вечером, по-хозяйски включал свет и начинал долго и шумно что-то передвигать, пока, наконец, не затихал на своей кровати. Иногда от него пахло пивом, и тогда он пытался затеять разговор о жизни. Но по большому счету они ладили, и Костик философски считал, что могло быть и хуже.

Поиск работы в Москве провел его по полному кругу через агентства, бравшие деньги за то, что снабжали информацией годичной давности, и через тех, кто много обещал, но с нулевым результатом. Он сам стал давать объявления в газетах, на которые не получил ни одного ответа. Костик решил начать с профессии системного администратора, но везде требовался опыт работы, не говоря уже о московской регистрации. Никого не интересовал его красный диплом, полученный в Новосибирске. На рынке рабочей силы в области информационных технологий был переизбыток выпускников-москвичей, и хорошая работа в Москве, как и везде, расходилась по «своим».

Деньги, полученные от матери, постепенно таяли, и он стал снижать планку требований. Чтобы зарабатывать хотя бы на жизнь, Костик устроился на полставки в одну из больниц, но это занимало время, которое можно было бы использовать для поиска настоящей работы. Жизнь в Москве затягивала на нем петлю, из которой, как казалось, вырваться невозможно. О возвращении в родной город не могло быть и речи. Там работы не было вовсе, да и мать, по-видимому, совсем не жаждала его видеть.

За время, проведенное в столице, Костик ни разу не прикоснулся к компьютеру, так как посещать интернет-клубы было не по карману. Пришлось еще раз попросить денег у матери, и хотя их получил, он понял, что это в последний раз.

Как-то сын родственницы пришел с новым предложением. Он где-то прослышал о ребятах, которые от имени мифических русских девушек вели переписку в Интернете с иностранцами, ищущими невест в России.

6
{"b":"247430","o":1}