ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элегантность в однушке. Этикет для женщин. Промахи в этикете, которые выдадут в вас простушку
Барон (СИ)
ДНК. История генетической революции
Черная карта судьбы
Три чашки чая
Святой, Серфингист и Директор
Математик (СИ)
Портфель капитана Румба
Квази
A
A

Дело совершилось на праздник Всех Святых в полуночи. Был трус, причем сотрясалась не земля, а воздух. С полдневной стороны взошла черная, клубящаяся туча (в светлой северной ночи все было отлично видать). Сергей вышел на крыльцо, застегивая однорядку и недовольно жмурясь и – остоялся. Такого он не видал еще никогда. Молнии в руку толщиной обрушивались на землю почти без перерыва с громом. Дожденосная пыль, почти незаметная пред ужасом огненной стихии, едва смочила лицо. Вверху, в страшной глубине огненных туч громоздились рушащиеся черные башни, облитые молнийным огнем. Люди, застигнутые молнией, сгорали на улицах. Казалось, еще миг, и весь город вспыхнет жарким костром, тем более что от небес валились на город не град, а увесистые камни, кое-где прошибавшие кровли насквозь. Сергей стоял, прильнув к стене, не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой, и в этот миг с низким наступающим гулом – когда уже там и сям взрывались фонтаны зажженного небесною бурею огня – на город стеной рухнул ливень с градом в голубиное яйцо, мгновенно угасив пожары и наполнив улицы потоками ревущей воды. Сергей, мокрый до нитки, медленно пластаясь по стене, заполз внутрь. Священник, стоя на коленях, молился. Сергей опустился рядом. Шум дождя снаружи стихал, становясь равномернее и глуше.

Ночью над потрясенным городом воцарилась тишина. Не сговариваясь, они оба встали и, накинув однорядки, устремили к Святой Софии. Там уже был Симеон, шла служба, и вся толпа на площади перед собором Премудрости Божией, стоя со свечами в руках, молилась в голос, вторя соборному хору.

«Ныне отпущаеши раба твоего по глаголу твоему, с миром», – повторил Сергей про себя святые слова, показавшиеся ему ныне самыми подходящими к тому, что обрушилось на город. В толпе переговаривали, предсказывая беды и скорби. Беды и обрушились на город к осени, когда начались в городе кровавые бои городских концов.

Два дня спустя Сергей сидел расслабленно в челне, который новогородские бродники ловко пихали на шестах вверх по Ловати. Господь карал Русскую землю, карал моровою язвой, карал гладом, мразом и знаменьями, и следовало понять, обязательно понять и постичь! За что на его многострадальную Родину обрушены эти Господние кары!

* * *

– Батя! Матушка!

Княгиня Настасья, только что прибывшая из Киева, повисла на шее у отца, потом на Софьиной, целовала того и другого, отмахиваясь от осторожных вопросов родительских: как муж Олелько Владимирович, да не теснит ли ее литовская родня…

– Все хорошо, мама! Да, кстати, князь Витовт владыку Фотия зовет к себе, слышала? Мне велено передать! Все по-доброму. Просто по дому соскучала, страх! Там и лесов таких нет, как у нас, и еда другая, пирогов не пекут, все вареники, – дочерь оглядывала сияющими глазами семью, стражу, боярышень и боярынь, терема. Тараторила, стремясь выложить разом все, что знала. – А у нас Свидригайло ворочается из Угров! Важный стал! А все такой же дурной!

Мылась с Софьей в бане, красуясь перед матерью женским налившимся дородством и красотою тела, а Софья, вспоминая несчастную судьбу Анны, отданной в Царьград и рано погинувшей, думала и молила, чтоб эту ее дочерь – последнюю! – миновали многоразличные беды нынешнего неспокойного времени. И почти умилилась до слез, когда Настя забрала на руки малыша Василия и стала возиться с ним, словно с собственным, повторяя: «Братик! Бра-а-а-тик мой сахарный!» – и смешно вытягивала губы, целуя малыша. Так что к вечеру Василий висел у нее на шее и хныкал, когда его отрывали, чтобы накормить и уложить спать.

Вечером сидели в особной горнице за ужином только своею семьей – да и какою семьей! Василий, Софья, кормилица да Настасья, удоволенная, наполненная всяческими впечатлениями. Жевала орехи, сваренные в виноградном соке – дар горских купцов, – прошая у родителя: «Ярослав Владимирыч соскучал на литовских хлебах, просится назад – примешь?»

Василий Дмитрич подумал, скатал хлебный шарик, бросил его под блюдо с холодною разварной осетриной, повел плечами:

– Приму! Конечно, приму! Токмо пущай он боле туда и назад не бегает!

– Подумал, прибавил: – Тебе и это поручили передать?

Настасья лукаво поглядела, встала, обошла стол, обвила руками шею родителя, смачно поцеловала в губы:

– Ну, ну! Не балуй, тово! – застеснялся Василий, несколько покраснев.

– Кто да кто у тебя нынче? – прошала Настасья, как самостоятельная княгиня, как имевшая право и власть баять с родителем на равных. – Ну, ведаю, Иван Кошкин! Третьего-то сына родил? Нет? А Пантеев Гриша? Не женился о сю пору? А Голтяевы? Терем нынче купили в Кремнике! Алешка Игнатьич, помню, все на меня поглядывал! Ты-то не знала! – отмахнулась Настасья от матери с хохотом. – А мы-ста с ним на лестнице, на той вон, на самом верху целовались! Как он теперь? Уже воевода? Женат?

Настасья пила хмельной квас, закусывала семгой, дурачилась взапуски, дразня родителей. Поминала по ряду всех важных московских бояр: Воронцовых, Кобылиных, Зерновых. Запомнила, егоза, что маститые Констянтин и Иван Дмитричи Зерновы были свидетелями первой духовной батюшковой, хоть самой-то в ту пору было едва года три. Помянула Морозовых – маститых сыновей Ивана Мороза, похвалила, что приблизил к себе Семена Федорыча.

Софья не выдержала, сильно ударив убрусцем по столешнице, заявила, что Федор – правая рука князя Юрия и негоже…

Настасья поглядела на мать чуть надменно:

– Давно ты не жила в Литве, мать! – высказала без робости, протягивая прислуге свою чару: – Малинового квасу налей! – приказала, не глядя на девку, поторопившуюся с кувшином. – Морозовы николи предателями не были, и в роду ихнем того не слыхать!

Софья поперхнулась, закашлялась, не найдя, что возразить, а Настасья уже принялась перемывать кости Акинфичам:

– Я бы по-твоему, отец, Морозовых да Бяконтовых-Плещеевых приблизила к себе! Ты когда из Орды бежал, кто тебе боле всех помог? Данило Феофаныч! Бяконтов! А уж при одном покойном владыке Алексии род плохим не будет! Книгочии вси! Ну и что, что Александр Плещей Кострому сдал ушкуйникам! А по посольским делам лучше Плещеевых нет! Что Борис, что Иван, что Федор! Я девочкой бегала к им, дак у Бориса книг – боле, чем в церкви! К нам в Киев приезжал, и ксендзы его переспорить не могли! И языки знат! По-польски бает, как мы вот, сама слышала! И латынь ведает, и греческий!

– Утихни, дочерь, – пытался остановить ее отец. – Ведомо мне то и самому.

– Дак самому! – не отставала Настасья. – Я тебе изреку то, что иные токмо подумают! У меня страха нет! Ты меня слушай!

– Да ты ешь! Ешь! – отец, улыбаясь, придвинул дочери блюдо с заедками. – Словно матерь твоя во младости! Все-то мужески дела ведашь!

– И ведаю! – Настасья пристукнула серебряным каблучком. – Я отец, в Киеве нагляделась, и ума набралась! Они ведь, дурные, ляхи-то, иногды и такое молвят по пьяне, о чем молчать надобно!

– Ну, а о других моих боярах что молвишь? – вопросил всерьез заинтересованный отец.

– Про Юрия Патрикеевича ничего не скажу! А вот Иван Всеволожский твой мне не по люби! Не лежит душа! Навидалась таких красавцев в Польше! Занадобится им – ни за грош продадут! А об Акинфичах одно скажу: служат и тебе, и своим землям! Старики – Иван Хромой, отними у него Ергу, и не будет у тебя боярина! Александр Ондреич Остей – таков же! Иван Бутурля, Андрей Слизень, Михайло – все едины. По землям и господа! Михайло Челяднин интереснее всех будет! Ну да, отец, ты меня за целую-то думу не считай! Я што надумала там, на стороне, то и баю. Вроде издаля, говорят, лучше видать! А о тамошних делах, хошь и о Свидригайле, ужо после поговорим, келейно с тобою.

– Ты как ехала-то, – прекратила мать, слегка возревновав к политическому спору, – много мертвяков по дороге?

Настасья глубоко вздохнула, промолчала, высказала потом коротко, так, чтобы боле не говорить об этом:

– Встречались!

Василий Дмитрич молчал, думал. Отправляли в Киев молодую робкую девушку, больше всего озабоченную тайнами первой ночи. И вот перед ним сидит княгиня и госпожа, способная много здравее иных мужиков судить о государственных делах. Он налил себе чару хмельного меду, молча выпил. Жизнь шла, и как-то незаметно, исподволь, их с Софьей, еще вчера молодых и полных сил, отодвигало посторонь. Может, так и надо? Может, в этой смене и заключена тайная мудрость земли и провидения, приходящая свыше?

113
{"b":"2480","o":1}