ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вот и я так же. Очень удобная, кстати, формулировка. Всегда смотреть в корень и не обращать внимание на пустые формальности. Всегда искать смысл явления, его суть! Это ведь и незабвенный Козьма Прутков советовал: «Зри в корень!»

Едете вы, к примеру, на автомобиле и останавливает вас гаишник.

«Платите штраф!» — «За что?» — «За превышение скорости». — «Да вон же знак висит «60 км/час», а я всего 40 ехал!» — «Знак-то знаком, но любой водитель должен прежде всего о безопасности на дороге думать!

Ты же видишь: дождь идет, дорога скользкая, дети вон из школы идут.

Какие тут 60 км/час? Тут и 20-ти много! А если впереди ребенок на дорогу выбежит — ты же затормозить при такой погоде не успеешь!

Плати штраф!»

Все вроде правильно, но за что все-таки штраф-то платить? Ведь правила-то не были нарушены? И с какой скоростью все-таки ехать? А вдруг следующему инспектору покажется, что и 20-ти км/час много? Что тогда? Как все же штрафа-то избежать?!

В принципе, чтобы удовлетворить официозную Немезиду, меня следовало бы, вероятно, просто-напросто публично четвертовать на Красной площади. На Лобном месте. Это было бы лучше всего. Ну, или, в крайнем случае, распять. Или повесить. Или голову отрубить. И выставить ее на пике на всеобщее обозрение. В назидание другим.

Мошенникам и аферистам. Но, к сожалению, в наш мягкотелый и цивилизованный век все это невозможно. Закон-с.

Вот и приходится глупостями всякими заниматься. Людей только от дела отрывать. (Кандидатов наук!) Чего-то там еще «доказывать»! Во сне веревки вить.

Но в таком случае, я хотел бы, по крайней мере, узнать, в чем хоть меня обвиняют? В мошенничестве? В чем оно? Что цены акций будут всегда расти, я никогда не обещал. Я всего лишь говорил: «До сих пор они росли. Причем, очень быстро». И это была правда. «Акции абсолютно ликвидны». Это тоже была правда. Их свободно можно было продать в любом пункте МММ, которые были тогда буквально на каждом шагу. Что еще? Все, вроде? Больше я, кажется, ничего не обещал? Так в чем же мошенничество?

(Значение все это, повторяю, абсолютно никакого не имеет и на моей судьбе и моем сроке никоим образом не скажется, но все равно ведь интересно!)

Вот этот самый вопрос я ничтоже сумняшеся и задал следователю, вернее, руководителю целой следственной группы. В чем, собственно, меня обвиняют? Что противозаконного я все-таки совершил? Так висел или не висел на дороге знак «60 км/час», когда я всего 40 ехал?

К моему величайшему изумлению, вместо прямого ответа он вдруг неожиданно завел речь про какую-то «неуплату налогов» и про «Инвест-консалтинг» пресловутый. Господи! Да неужели же они снова собираются вытащить на свет эту пропахшую нафталином историю? Да это же просто курам на смех!

Напоминаю суть «конфликта». Опуская ненужные подробности, состоял он в следующем. Я должен был заплатить государству налогов 10 млрд. рублей со счета фирмы «Инвест-консалтинг». Я же заплатил не 10, а 15 млрд., но со счета другой своей фирмы.

Налоговики заявили следующее: «Да, Вы заплатили в бюджет 15 млрд. рублей, но не с того счета. То, что обе фирмы Ваши, значения не имеет. Формально фирма «Инвест-консалтинг» не заплатила налоги. И с учетом штрафов и пени должна теперь перечислить в бюджет уже не 10, а 51 млрд. рублей. А 15 млрд. мы Вам вернем. В установленном законом порядке». (Естественно, ничего не вернули. И вообще больше к этой теме никогда не возвращались.)

Иными словами, вы взяли у приятеля в долг тысячу рублей и обещали вернуть ему их через неделю. Ровно через неделю ваша жена зашла к нему и вернула деньги. Причем, даже не тысячу, а целых полторы! В благодарность, так сказать, за оказанную услугу. А еще через неделю он вдруг вам заявляет: «Да, действительно, твоя жена отдала мне какие-то полторы тысячи рублей. Но должен-то был ты! Ты-то мне ничего не отдавал! И с учетом процентов ты должен мне теперь уже пять тысяч. А эти полторы тысячи я тебе верну. Потом. В установленном законом порядке. Т. е. можешь в суд обращаться. Причем даже не ты, а твоя жена».

Мало того, всю эту ситуацию я еще намеренно утрирую и упрощаю. На самом-то деле на тот момент было далеко не очевидно, с какого счета и сколько именно денег надо было перечислять в бюджет (поэтому-то я и заплатил в итоге даже больше, чем потом насчитали налоговики — 15 млрд. вместо 10-ти). Законы были тогда настолько противоречивы и запутанны, что разобраться в них было решительно невозможно.

Достаточно сказать, что официально существовало несколько независимых методик подсчета налогов, и каждая из них давала различные результаты. В подтверждение своих слов могу сослаться на то, что следствием были в свое время проведены три независимые экспертизы, и две из них дали заключение в мою пользу! Что все налоги были заплачены правильно! И только одна пришла к выводу, что нарушения все-таки были. Угадай, чья? Кто ее проводил?.. Правильно!

Налоговая полиция. Т. е. та самая организация, которая все это и затеяла. Интересно, что думали следователи, когда поручали ей проводить подобную экспертизу? По поводу законности своих собственных действий! Это ведь только в книгах встречаются унтер-офицерские вдовы, которые сами себя секут!

Как бы то ни было, но если даже специалисты разошлись во мнении, то о каком «преступном умысле» тут может идти речь? Ясно же, что в любом случае это не более, чем ошибка, вызванная тогдашней неразберихой в законах. И кто в результате этой ошибки пострадал?

(Даже, если предположить, что она все-таки была. Хотя это, повторяю, далеко не очевидно!) Государство? Но оно получило целых 15 млрд. рублей вместо 10-ти. Так кто? Чьи интересы оказались ущемлены? Разве что тех высокопоставленных чиновников, которые все это и затеяли.

Что это, как ни самое настоящее крючкотворство? То самое «издевательство над законом», в котором меня же теперь и обвиняют.

Врачу: исцелися сам!

Так вот за это-то «преступление» я сейчас, значит, и сижу? И буду сидеть… сидеть… сидеть… Как там у Горация? «Eheu fugaces, Posthume, Posthume, / Lаbun tur anni…» (Увы, мимолетно, Постумий, Постумий, проносятся годы…) Да уж, блядь, fugaces! «Мимолетно»!

Только вернулся в камеру, как дверь снова открывается: «Все выходим в коридор!» Шмон. Еб твою мать! Ну, нигде нет покоя! Через полчаса все заканчивается. Возвращаемся назад в камеру. «Ну, не педрила?! Взял и сахар весь раскидал, гондон!»

23 апреля, среда

Очередной кошмарный день. Для начала проверка, блядь, опять задержалась на час. Соответственно, целый час все сидели за столом, пили чай, курили и ждали. Я же лежал на шконке и проклинал все на свете.

В двенадцать часов был какой-то совсем уж грандиозный шмон. Таких я еще даже и не видел. Маски-шоу, шлемы, бронежилеты, собаки (овчарка и ротвейлер). И тот же полковник из ГУИНа. Фонвизинский персонаж. Они что тут, совсем рехнулись, что ли? Бронежилеты-то со шлемами зачем? От кого тут так защищаться? («Что это, блядь, за бригада?» — «Бригада — два пидора, три гада!»)

Как бы то ни было, но пара часов в знакомой уже пустой камере в конце коридора настроения мне не прибавили. Да и последующая многочасовая уборка нашей камеры — тоже. («Хуячу, как электровеник», — раздраженно заметил Витя.) В придачу ко всему еще выяснилось, что после шмона исчезли Витины часы. С разбитым стеклом. Спиздил, блядь один из доблестных охранников в бронежилетах. (И кто только на них позарился? Кому они понадобились?) Теперь мы сидим без часов.

Очередной пиздец, короче. Все постоянно включают теперь телевизор «время узнать». Просыпается кто-нибудь днем, сразу: «Сколько времени? Включи телевизор время узнать!» Пиздец, в общем.

Ближе к вечеру Витю вызвали «на флюшку» (на флюорографию). Ее здесь, оказывается, чуть ли не раз в полгода всем делают. О здоровье заботятся.

24
{"b":"248211","o":1}