ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Сет Фрэнк открыл глаза. Поначалу все плыло перед ним. То, что фиксировало его сознание, напоминало огромный белый холст, на который вылили несколько сот галлонов белой, черной и серой краски, получив в результате картину топкого, обманчивого на вид болота. Через несколько тревожных мгновений он был в состоянии различить больничную палату с ее белоснежным бельем, никелированным металлом и выступающими острыми углами. Попытавшись встать, он ощутил на своем плече чью-то руку.

– Ох, ох, лейтенант. Не так быстро.

Подняв глаза, Фрэнк увидел лицо Лоры Саймон. Улыбка не скрывала морщинок озабоченности вокруг ее глаз. Он ясно различил вздох облегчения.

– Твоя жена только что поехала присмотреть за детьми. Она провела здесь всю ночь. Я сказала ей, что ты вскоре очнешься.

– Где я?

– В больнице Джорджа Вашингтона. Думаю, если ты собирался получить по голове, то намеренно выбрал для этого место рядом с больницей.

Саймон склонилась над кроватью, чтобы Фрэнк не поворачивал голову. Он смотрел на нее.

– Сет, ты помнишь, что случилось?

Фрэнк подумал о вчерашних событиях. Или это произошло раньше?

– Какой сегодня день?

– Четверг.

– Значит, это случилось вчера?

– Около одиннадцати часов. По крайней мере, в это время тебя обнаружили. И еще одного парня.

– Еще одного? – Фрэнк резко повернул голову. Острая боль пронзила шею.

– Успокойся, Сет. – Лора поправила подушку под головой Фрэнка.

– Там был еще один парень. Бездомный. Он до сих пор не опознан. Такой же удар в затылок. Вероятно, он умер мгновенно. Тебе повезло.

Фрэнк осторожно прикоснулся к пульсирующим вискам, Он не чувствовал себя особенно счастливым.

– А еще был кто-нибудь?

– Что?

– Они нашли кого-нибудь еще?

– А, вот ты о чем. Нет, но ты не поверишь... Помнишь юриста, который смотрел видеозапись вместе с нами?

Фрэнк напрягся.

– Да, Джек Грэм.

– Верно. Он убил двоих человек в своей юридической фирме, а теперь его заметили, когда он выбегал со станции метро примерно в то время, когда тебе и тому другому парню вмазали по голове. Этот парень – ходячее чудовище. А выглядит, как мистер Америка.

– Они еще не нашли его? Джека? Они уверены, что это он убегал?

Лора посмотрела на него недоуменно.

– Он выбежал со станции метро, если ты это имеешь в виду. Но его поимка – лишь вопрос времени. – Она выглянула в окно и взяла свою сумочку. – Полицейские округа Колумбия желают побеседовать с тобой, как только ты будешь в состоянии.

– Я не уверен, что смогу помочь, Лора. Я не так уж много и помню.

– Временная амнезия. Вскоре к тебе вернется память. Она надела куртку.

– Мне нужно идти. Кто-то должен обеспечивать безопасность богачей и знаменитостей в округе Миддлтон, пока ты здесь. – Она улыбнулась. – Постарайся не сделать это своей привычкой, Сет. Мы серьезно беспокоились, что нам придется брать другого следователя.

– Разве ты найдешь другого такого же милого парня, как я?

Лора рассмеялась.

– Твоя жена вернется через несколько часов. В любом случае тебе нужно отдохнуть. – Она направилась к двери. – Кстати, Сет, а что ты делал на “Фаррагут Вест” в столь позднее время?

Фрэнк ответил не сразу. У него не было никакой амнезии. Он ясно помнил события вчерашнего вечера.

– Сет!

– Я не знаю точно, Лора. – Он закрыл и вновь открыл глаза. – Я просто не помню.

– Не беспокойся, ты вспомнишь. А тем временем они поймают Грэма. Наверное, это все прояснит.

После ухода Лоры Фрэнк не отдыхал. Джек был на свободе. И, возможно, он сначала подумал, что следователь подставил его, хотя, если он прочитал свежие газеты, то должен был узнать, что Фрэнк невольно оказался в западне, устроенной для юриста.

Но теперь у них был нож для вскрытия конвертов. Именно он находился в коробке. Однако если теперь в его распоряжении не было ножа, то оставались ли какие-то шансы изобличить этих людей?

Фрэнк вновь попытался приподняться. К его руке была присоединена капельница. Давление на мозг заставило его немедленно принять прежнее положение. Ему нужно было выбираться отсюда. И каким-то образом связываться с Джеком. В тот момент он не представлял, как осуществит каждый из этих планов.

* * *

– Ты же сказал, что нуждаешься в моей помощи. Что я могу сделать для тебя? – Кейт посмотрела в лицо Джеку. Посмотрела открыто и без утайки.

Джек сел на кровать рядом с ней. Он выглядел обеспокоенным.

– У меня есть серьезные сомнения, что тебе надо вмешиваться в это дело. Более того, я уже сомневаюсь, что правильно поступил, позвонив тебе.

– Джек, последние четыре года меня окружали насильники, вооруженные грабители и убийцы.

– Я это знаю. Но ты, во всяком случае, знала, кто они такие. А это может быть кто угодно. Они убивают всех без разбору, Кейт. Это чрезвычайно серьезно.

– Я не уйду, пока не позволишь помочь тебе.

Джек замялся, отвел глаза.

– Джек, если ты этого не сделаешь, я выдам тебя. Лучше уж тебе попасть в полицию. Он посмотрел на нее.

– Ведь ты этого не сделаешь?..

– Еще как сделаю! Находясь здесь с тобой, я нарушаю закон. Если позволишь помочь тебе, я забуду об этой встрече. Если нет...

Она выразительно взглянула на него и, несмотря на все трагические варианты развития событий, которые он только мог представить себе, Джек почувствовал, что счастлив быть с ней здесь в этот самый момент.

– Ладно. Ты будешь связной между мной и Сетом. Он единственный человек, кроме тебя, кому я могу доверять.

– Но ты потерял пакет. Как теперь может помочь тебе этот человек? – Кейт не скрывала испытываемой ею неприязни к следователю.

Джек поднялся и стал ходить по комнате. Наконец, он остановился и посмотрел на нее.

– Тебе известно, что твой отец был необычайно предусмотрительным’ Что всегда имел запасной план?..

– Припоминаю, – сухо ответила Кейт.

– Что ж, я очень рассчитываю на эту его привычку.

– Что ты имеешь в виду?

– У Лютера был запасной план на этот случай.

Открыв рот, она уставилась на него.

* * *

– Миссис Брум?

Дверь приоткрылась, и показалось лицо Эдвины Брум.

– Да.

– Меня зовут Кейт Уитни. Лютер Уитни был моим отцом.

Кейт облегченно вздохнула: пожилая женщина приветливо улыбнулась ей.

– Как же, я видела тебя раньше. Лютер часто показывал твои фотографии. Ты даже милее, чем на снимках.

– Спасибо.

Эдвина распахнула дверь.

– О чем же я думаю. Ты, наверное, замерзла. Заходи, пожалуйста.

Эдвина провела ее в маленькую гостиную, где на мебели уютно устроились три кошки.

– Я только что заварила чай, хочешь?

Кейт колебалась. Времени было в обрез. Она осмотрела крошечную комнатку. В углу стояло старое пианино, покрытое толстым споем пыли. Кейт взглянула на потерявшие зоркость глаза женщины; удовольствие от игры на пианино, должно быть, давно было ей недоступно. Муж скончался, единственная дочь покончила с собой. Как часто к ней заходили гости?

– Спасибо, с удовольствием.

Они расположились на старой, но удобной мебели. Попивая горячий крепкий чай, Кейт начала согреваться. Она откинула с лица прядь волос и, взглянув на Эдвину, увидела, что та смотрит на нее грустными глазами.

– Я так сожалею о том, что случилось с твоим папочкой, Кейт. Очень сожалею. Я знаю, что у вас не все было гладко. Но Лютер был одним из самых достойных людей, которых я когда-либо встречала.

Кейт понемногу оттаивала.

– Спасибо. В этой связи у нас есть о чем поговорить. Взгляд Эдвины упал на маленький столик у окна. Кейт перехватила этот взгляд. На столике многочисленные фотографии Ванды Брум образовали нечто вроде иконостаса; на снимках она была счастлива и весела. Ванда и ее мать были очень похожи.

Иконостас. Вздрогнув, Кейт вспомнила о хранившихся в спальне ее отца фотографиях, где она была запечатлена в моменты своих успехов.

100
{"b":"2483","o":1}