ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек пробежал между двумя домами, поскользнулся на льду и, пролетев над грудой пустых жестянок, с силой ударился о тротуар. Он приподнялся и, перекатившись на локте, упал на мостовую. Потирая ушибленный локоть, Джек почувствовал боль в коленном суставе. Он с трудом сел и остолбенел от неожиданности.

Прямо на Джека неслись автомобильные фары. В глаза ударил свет полицейской мигалки; колеса остановились в нескольких дюймах от него. Джек снова упал навзничь. Он так устал, что не мог даже пошевелиться.

Распахнулась дверь со стороны пассажира. Джек посмотрел вверх, ожидая, что же будет. Потом открылась дверь со стороны водителя. Сильные руки подхватили его за плечи. – Черт возьми, Джек, поднимайся же. Джек взглянул вверх и увидел Сета Фрэнка.

Глава 28

Билл Бертон просунул голову в дверь командного поста Секретной службы. Тим Коллин сидел за одним из столов, читая какой-то отчет.

– Поедем, Тим.

Коллин вопросительно посмотрел на него.

– Они зажали его где-то около здания суда. Я еду туда. На всякий случай.

* * *

Седан Сета Фрэнка летел по улице, синяя мигалка моментально внушала уважение водителям, не привыкшим ни в чем уступать коллегам-автомобилистам.

– Где Кейт? – Джек, накрытый шерстяным одеялом, лежал на заднем сиденье.

– Вероятно, в этот момент ей зачитывают ее права. Затем ей предъявят обвинение по нескольким статьям за соучастие в твоих преступлениях.

Джек рывком встал.

– Нам нужно возвращаться обратно, Сет. Я сам сдамся. Они ее отпустят.

– Да, еще как отпустят!..

– Я не шучу, Сет. – Джек перегнулся через переднее сиденье.

– Я тоже, Джек. Если ты вернешься и сдашься, то ничем ей не поможешь, но этим самым уничтожишь единственный шанс вернуть свою жизнь в нормальное русло.

– Да, но Кейт...

– Я о ней позабочусь. Я уже позвонил своему приятелю в полиции округа. Он будет ее ждать. Он хороший парень. Джек рухнул обратно на заднее сиденье.

– Черт!

Фрэнк опустил стекло, высунул руку и, сняв с крыши мигалку, бросил ее на сиденье рядом с собой.

– Что, черт побери, произошло? – спросил Джек. Фрэнк посмотрел в зеркало заднего вида.

– Я не вполне уверен... Единственное, что я пока могу предположить, – это то, что Кейт где-то подцепила хвост. Я крутился в этом районе. После того как она встретилась с тобой, я должен был ждать ее у Конвеншн Сентер. Я услышал по рации сообщение, что тебя засекли. Я присоединился к погоне и пытался догадаться, где ты можешь быть. Мне повезло. Когда я увидел, как ты выскочил из переулка, я не поверил своим глазам. Я же тебя чуть не раздавил! Кстати, как твои ушибы?

– Лучше не стало. Мне нужно устраивать такую игру один-два раза в год, чтобы оставаться в форме. И готовиться к Олимпиаде убегающих от полиции преступников.

Фрэнк усмехнулся.

– Друг мой, ты по-прежнему жив и почти здоров. Благодари Бога. Ну, так какие подарки ты мне приготовил?

Джек тихо выругался. Он настолько увлекся побегом от полицейских, что даже не проверил содержимое конверта. Он вынул его из кармана.

– Включи свет.

Фрэнк включил внутреннее освещение.

– Ну, так что там? – Фрэнк взглянул в зеркало.

– Фотографии. Ножа для вскрытия конвертов или просто ножа, если тебе угодно его так называть.

– Да... Меня это не очень-то удивляет. Можешь что-нибудь разобрать?

Джек при тусклом свете пригляделся к снимкам внимательнее.

– Ничего определенного... Но ведь у вас должны быть для этого какие-то приспособления.

Фрэнк вздохнул.

– Буду с тобой откровенен, Джек. Если это все, что имеется в нашем распоряжении, шансов у тебя маловато. Даже если удастся высмотреть там что-то, похожее на отпечаток, кто скажет, откуда он взялся? И с чертовой фотографии нельзя взять кровь на анализ ДНК, во всяком случае, такое мне неизвестно.

– Я знаю. Я не зря просиживал штаны, будучи общественным защитником в течение четырех лет.

Сет сбавил скорость. Они выехали на Пенсильвания Авеню, и движение стало более напряженным.

– Есть какие-нибудь соображения?

Джек зачесал волосы назад, вцепился пальцами в ногу, пока боль в колене не утихла, и опять лег на сиденье.

– Кто бы за всем этим ни стоял, им до зарезу нужен был нож для вскрытия конвертов. Ради этого они могли убить меня, тебя или любого другого, кто встал бы у них на пути. Мы имеем дело с паранойей в ее крайнем проявлении.

– И это вписывается в нашу версию о какой-то большой “шишке”, которой есть что терять, если все раскроется. Итак они получили его. Что дальше?

– Лютер сделал эти снимки не только на случай, если что-то случится с главной уликой.

– Что ты хочешь сказать?

– Он вернулся в страну, Сет, ты помнишь? Мы никак не могли это объяснить.

Фрэнк затормозил на красный свет. И повернулся к Джеку.

– Верно. Он вернулся. Ты думаешь, что знаешь, зачем?

Джек осторожно привстал на заднем сиденье, не поднимая головы выше уровня окна.

– Думаю, да. Помнишь, я говорил тебе, что Лютер не из тех, кто оставляет такое безнаказанным. Он сделал все, что мог.

– Но он действительно покинул страну. Вначале.

– Знаю. Может, это входило в его первоначальный план. Может, это было частью его плана, если операция пройдет, как намечено. Но он вернулся. Что-то заставило его изменить свои намерения, и он вернулся. И у него были эти снимки. – Джек разложил их наподобие веера.

Зажегся зеленый свет, и Фрэнк тронулся с места.

– Я не улавливаю твоей мысли, Джек. Если он хотел прижать парня к стенке, почему он просто не послал нож в полицию?

– Думаю, в конечном итоге, в этом и заключался его план. Но он сказал Эдвине Брум, что если бы он сообщил ей, кого видел, то она не поверила бы ему. И если даже она, его близкий друг, не поверила бы его рассказу, считая, что ему придется признаться в краже со взломом, чтобы кого-то обвинить, то он, вероятно, подумал, что ему вообще никто не поверит.

– Ладно, значит, у него была проблема с доверием. Тогда зачем фотографии?

– Представь, что ты совершаешь откровенную сделку. Наличные в обмен на определенный предмет. Что будет самым трудным?

Ответ Фрэнка был незамедлительным.

– Получение денег. Как получить деньги без риска быть убитым либо пойманным. Сведения о местонахождении предмета можно сообщить позже. Самое трудное – получить деньги. На этом попалось много преступников, похищавших людей ради выкупа.

– Итак, как бы ты поступил?

Фрэнк на мгновение задумался.

– Поскольку речь идет о людях, не собирающихся привлекать к делу полицию, я бы сделал ставку на скорость. Минимальный личный риск и наличие времени для того, чтобы смыться.

– Что бы ты сделал?

– Использовал бы систему электронного перевода денег. В Нью-Йорке я расследовал дело о растрате банковских средств. Тот парень провернул это через управление электронных переводов в своем собственном банке. Ты не поверишь, как далеко можно перевести деньги в течение дня. И ты также не поверишь, как много денег пропадает в этой неразберихе. Умный преступник может отломить кусочек тут, там, и когда все спохватятся, его уже и след простыл. Посылаешь инструкции относительно перевода. Они высылают деньги. И ты получаешь их уже через несколько минут. В тысячу раз удобнее, чем копаться где-нибудь в мусорном ящике с риском, что тебе продырявят голову из пушки.

– Но, вероятно, отправитель может проследить путь движения денег.

– Конечно. Ты же должен указать свои банковские реквизиты и всю прочую муть.

– Итак, предположим, что отправитель проследил за пересылкой денег. Что тогда?

– Тогда он может выудить информацию относительно этого счета. Хотя ни один дурак не станет использовать свое настоящее имя или номер карточки социального страхования. Кроме того, такой умный парень, как Уитни, вероятно, снабдил банк дополнительными инструкциями. Как только деньги попадают в первый банк – хоп! – и они переправлены в другое место, и так повторяется несколько раз. На определенном этапе след, вероятно, теряется. В конце концов, это же быстрый перевод. Деньги, к которым можно моментально получить доступ.

103
{"b":"2483","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дело Эллингэма
Воскресное утро. Решающий выбор
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Мальчик из джунглей
1984
Авантюра леди Олстон
Level Up 3. Испытание
Душа моя Павел