ЛитМир - Электронная Библиотека

– И всех хороших юристов тут же порасхватали. Плохим придется зарабатывать на жизнь чем-то другим. Помещения уже сданы в аренду. Целая фирма исчезла без следа.

– То же самое произошло с динозаврами. Правда, вы, адвокаты, оказались более живучими. – Он хлопнул Джека по плечу.

Джек засмеялся.

– Спасибо, что зашел и порадовал меня.

– Черт, я не мог этого не сделать.

– Да, так что же все-таки случилось? – Джек посмотрел на него уже серьезно.

– Только не говори мне, что не читал газет.

– Не читал уже несколько месяцев. После нашествия журналистов, ведущих телевизионных ток-шоу, независимых прокуроров, голливудских продюсеров и твоей не в меру любознательной персоны, с которыми мне пришлось иметь дело, я не желаю ничего ни о чем знать. Я дюжину раз менял свой телефонный номер, а эти ублюдки каждый раз его находили. Поэтому-то последние два месяца и были такими чудесными: ведь меня никто не видел. Фрэнк собрался с мыслями.

– Так вот, Коллин сознался, что участвовал в заговоре, совершил два преднамеренных убийства второй степени, препятствовал совершению правосудия и допустил полдюжины других мелких правонарушений. Это что касается округа Колумбия. Думаю, судья пожалеет его. Коллин был парнем с канзасской фермы, морским пехотинцем, агентом секретной службы. Он всего лишь выполнял приказы. Я имею в виду, что если президент приказывал ему делать что-то, он был обязан это делать. Он получит от двадцати до пожизненного, что, по-моему, просто смешно, но он выложил прокурорам всю информацию. Может, она того и стоила. Вероятно, он освободится к своему пятидесятому дню рождения. Прокуратура решила не настаивать на более серьезном приговоре в обмен на его сотрудничество в деле против Ричмонда.

– А что с Рассел?

Фрэнк едва не поперхнулся пивом.

– Бог мой, она раскололась, да еще как! Она могла бы хорошо зарабатывать на должности судебного репортера. Ее невозможно было заставить замолчать. Она отделалась легче всех. Никакой тюрьмы. Тысяча часов на общественно-полезных работах. Десятилетний испытательный срок. И это за заговор с целью убийства! Невероятно! Между нами говоря, я думаю, у нее в любом случае съезжает крыша. Они привлекли к делу психиатра. Думаю, она проведет несколько лет в психушке, прежде чем придет в себя. Но, должен тебе сказать, Ричмонд надругался над ней. Морально и физически. Если хотя бы половина из того, что она сказала, – правда. Господи! Просто дьявольские интеллектуальные игры.

– А как с Ричмондом?

– Ты действительно свалился с Луны. Это был суд тысячелетия, а ты все проспал!

– Кому-то ведь нужно было его проспать.

– Должен признать: он сражался до последнего. Наверное, потратил все до последнего цента из того, что имел. Надо тебе сказать, Ричмонд не добился ничего хорошего своими показаниями. Он был отвратительно самоуверен и врал напропалую. Удалось выяснить, что электронный перевод исходил прямо из Белого дома. Рассел наскребла деньги со многих счетов, но совершила ошибку, когда собрала на одном счете пять миллионов, прежде чем перевести их. Видно, боялась, что если перевод не будет получен сразу целиком, Лютер пойдет в полицию. Его план удался, хотя ему и не суждено об этом узнать. Ричмонд не смог объяснить факт перевода денег, как и многие другие действия. Они подвергли его перекрестному допросу. Сукин сын принес справочник “Кто есть кто среди великих американцев”, но это ему нисколько не помогло. Опасный, больной мерзавец, если тебе интересно знать мое мнение.

– И такой субъект распоряжался ядерной кнопкой! Поистине замечательно. Ну, так что он получил?

Прежде чем ответить, Фрэнк некоторое время наблюдал за рябью на поверхности воды.

– Он получил смертную казнь, Джек.

Джек уставился на него.

– Невероятно. Как им это удалось?

– Маленький юридический фокус. Они обвинили его по статье о наемном убийстве. Это единственная статья, где правило фактического исполнителя не действует.

– Как им, черт возьми, удалось притянуть статью о наемном убийстве?

– Они заявили, что Бертон с Коллином являлись оплачиваемыми сотрудниками, единственной работой которых было делать то, что скажет им президент. Он приказал им убить. Как членам мафии, состоящим на должности убийцы. Это натяжка, но присяжные вынесли свой приговор, а судья оставил его в силе.

– Бог мой!

– Кстати, то, что Ричмонд был президентом, не означает, что к нему следует применять иной подход. Черт, я вообще не понимаю, почему мы удивлены происшедшим. Ты знаешь, кто претендует на пост президента? Ненормальные. Они могут хорошо начать, но когда достигают цели, они столько раз продают душу дьяволу и стольким людям выпускают кишки, что, безусловно, не похожи на нас с тобой. Даже отдаленно.

Фрэнк долго всматривался в глубину бассейна, потом, наконец, пошевелился.

– Но они никогда не приведут приговор в исполнение.

– Почему же?

– Его адвокаты будут подавать апелляции, вступятся сторонники отмены смертной казни, со всего света полетят телеграммы от его дружков. Общественное мнение от него, прямо скажем, не в восторге, но все же у него остались влиятельные друзья. Они найдут какие-нибудь неточности в протоколах. Кроме того, страна может согласиться с осуждением подонка, но я не уверен, что в Соединенных Штатах действительно возможна казнь того, кто был избран президентом. И с точки зрения глобальной перспективы это также не выглядит красиво. Я тоже считаю, что это деликатный вопрос, хотя подлец и заслужил такое наказание.

Джек зачерпнул воды и вылил ее себе на плечи. Он посмотрел в темноту.

Фрэнк с хитрецой взглянул на Джека.

– Правда, из всего этого вышло и кое-что положительное. Фэрфакс, например, желает сделать твоего покорного слугу начальником отдела. Я получил из дюжины городов предложения стать их шефом полиции. Говорят, что главный прокурор в деле Ричмонда – кандидат на должность генерального прокурора на следующих выборах.

Следователь отпил пива.

– А как дела у тебя, Джек? Именно ты подвел его под суд. Уличить Бертона и президента – твоя идея. Господи, когда я обнаружил, что к моей телефонной линии подключен жучок, я подумал, что сойду с ума. И ты оказался прав. Ну, так что же получил от всего этого ты?

Джек посмотрел на своего друга и коротко ответил:

– Я остался в живых. Я не занимаюсь юридическим обслуживанием богатых клиентов на фирме “Паттон, Шоу и Лорд” и не женюсь на Дженнифер Болдуин. Этого более чем достаточно.

Фрэнк рассматривал синие вены на своих ногах.

– Кейт пишет тебе?

Прежде чем ответить, Джек отпил пива.

– Она в Атланте. По крайней мере, была в Атланте, когда в последний раз писала мне.

– Она собирается остаться там? Джек пожал плечами.

– Она не знает. В ее письме об этом не говорилось. – Джек помолчал. – Лютер завещал ей свой дом.

– Я удивлюсь, если она примет его. Средства, добытые неправедными способами и все с этим связанное.

– Дом Лютеру оставил его отец; это он оплатил его. Лютер знал свою дочь. Думаю, он просто хотел, чтобы у нее... что-то было. Для начала дом – не так уж и плохо.

– Неужели? Если хочешь знать, в доме должны жить по меньшей мере двое. А еще лучше, если там будет вдобавок немного грязных пеленок и детского питания. Черт, Джек, вам на роду написано быть вместе. Уверяю тебя.

– Я не уверен, что это важно, Сет. – Джек стряхнул с рук капли воды. – Ей через многое пришлось пройти. Может быть, через слишком многое. Я частично замешан во всех этих неприятностях. И я не могу винить ее в том, что она хочет от всего этого избавиться. Начать все с чистого листа.

– Не ты был причиной ее бед, Джек. Насколько я знаю, кто угодно, но только не ты.

Джек взглянул на вертолет, с ревом проплывавший над ними.

– Я немного устал все время делать первый шаг, Сет. Тебе это знакомо?

– Думаю, да.

Фрэнк посмотрел на часы. Джек перехватил его взгляд.

– У тебя дела?

– Я просто подумал, что нам необходимо что-то покрепче, чем пиво. Я знаю неплохое местечко около аэропорта. Грудинка с ребрами длиной с мою руку, кукурузные лепешки, текила – и так до самого рассвета. И еще, если пожелаешь, к твоим услугам симпатичные официантки, хотя, будучи женатым человеком, я буду с почтительного расстояния просто наблюдать, как ты валяешь дурака. Потом мы возьмем такси, потому что оба будем в стельку пьяными, и ты поедешь отдыхать ко мне домой. Ну, что скажешь?

109
{"b":"2483","o":1}