ЛитМир - Электронная Библиотека

Брызги крови также подтверждали заключение, что погибшая приняла смерть, вероятно, повернувшись лицом к кровати. Если так, то на что она, черт возьми, смотрела’ Обычно человек, которого грозят застрелить, смотрит в сторону угрожающего и умоляет пощадить его. Фрэнк был уверен, что Кристина Салливан стала бы умолять сохранить ей жизнь, если бы знала об угрозе. Следователь посмотрел на роскошную обстановку в комнате. Ей было что терять.

Он внимательно вгляделся в ковер, почти касаясь лицом его поверхности. Брызги крови были распределены не сплошь, как будто раньше перед или рядом с погибшей что-то лежало. Этот факт мог оказаться полезным в дальнейшем. О брызгах крови написано много работ. Фрэнк сознавал их полезность, но старался не придавать им слишком большого значения. Но если что-то частично преградило путь летящим на ковер брызгам, то ему бы очень хотелось знать, что это было. Его также удивило отсутствие пятен на ее одежде. Он обязательно запишет это наблюдение: оно могло помочь в расследовании.

Саймон достала набор инструментов для внутривлагалищных исследований, и они вместе с Фрэнком тщательно осмотрели тело. Затем они занялись волосами у нее на голове и лобке: никаких очевидных признаков присутствия посторонних веществ. Затем они сложили в пакет одежду жертвы.

Фрэнк с минуту оглядывал тело. Он взглянул на Саймон. Она прочитала его мысли.

– Сет, вряд ли мы найдем их здесь.

– Сделай одолжение, Лора.

Саймон с видом, показывающим готовность к выполнению служебного долга, открыла набор инструментов для снятия отпечатков пальцев и нанесла порошок на запястья, грудь, шею и внутреннюю поверхность рук трупа. Через несколько секунд она посмотрела на Фрэнка и медленно покачала головой. Они упаковали свои находки.

Он наблюдал, как тело завернули в белую простыню, переложили на носилки и вынесли наружу, где ждала машина скорой помощи, готовая отвезти Кристину Салливан туда, куда никому не хочется попадать.

Затем он осмотрел тайник, увидел кресло и пульт дистанционного управления. Равномерность слоя пыли на полу была нарушена следами. Саймон уже поработала здесь. Сиденье кресла было покрыто пылью. Дверь тайника взломали: на ней и стене отчетливо виднелись признаки вскрытия замка. Они вырежут ту часть двери, которой касалось орудие взлома; возможно, они смогут установить, что это было. Фрэнк, оглянувшись, посмотрел на зеркальную дверь и покачал головой. Полупрозрачное зеркало. Замечательно. И как раз в спальне. Ему не терпелось увидеть хозяина дома.

Он вернулся в комнату, взглянул на фотографию на тумбочке и повернулся к Саймон.

– Я уже занималась ею, Сет, – сказала она.

Он кивнул и взял фотографию в руки. Симпатичная женщина, подумал он, действительно симпатичная. Весь ее вид говорил “трахни меня”. Снимок был сделан в этой самой комнате; Кристина Салливан сидела в кресле рядом с кроватью. Затем он обнаружил отметину на стене. Эта стена была покрыта штукатуркой, а не обоями. Фрэнк заметил, что тумбочка слегка сдвинута с места, толстый ковер показывал ее прежнее положение. Он повернулся к Магрудеру.

– Похоже, кто-то в нее врезался.

– Возможно, во время борьбы.

– Возможно.

– Пулю уже нашли?

– Одна все еще в ней, Сет.

– Сэм, я имею в виду другую, – недовольно покачал головой Фрэнк.

Магрудер показал на стену около кровати, где едва виднелось небольшое отверстие.

Фрэнк кивнул.

– Вырежьте этот кусок, и пусть ребята из лаборатории его вытащат. Не пытайся достать ее сам.

Дважды в течение прошлого года баллистическая экспертиза оказывалась бесполезной из-за того, что чересчур усердные полицейские выковыривали пули из стены, разрушая следы ствольной нарезки.

– Гильзы есть?

Магрудер покачал головой.

– Если они и были, то их подобрали.

Он повернулся к Саймон.

– Какие сокровища обнаружил пылесос?

Специальный пылесос представлял собой очень мощное устройство с набором фильтров, которое прочесывало ковер и другие материалы, засасывая волокна, волосы и другие мелкие предметы, очень часто помогавшие следствию, так как преступники не видели их и потому не могли устранить.

– Хотел бы я, чтобы мой ковер был таким же чистым, – попытался пошутить Магрудер.

– Ну что, ребята, есть у нас что-нибудь? – Фрэнк оглядел сотрудников своего отдела.

Они переглянулись и в недоумении развели руками. Фрэнк вышел из комнаты и спустился по лестнице.

У входной двери с полицейским беседовал представитель компании, производящей системы сигнализации. Один из работников отдела уголовных преступлений упаковывал в пакета улики – провода и крышку контрольной панели. Фрэнку показали место, где краска слегка откололась и почти незаметная царапина указывала на то, что панель снимали. На проводах виднелись небольшие, похожие на зубцы следы. Представитель компании с восхищением смотрел на следы работы взломщика. Магрудер присоединился к ним; его лицо постепенно приобретало естественный, здоровый цвет.

– Вот в чем дело, – покачал головой представитель компании. – Вероятно, они использовали счетчик. Очень похоже на это.

– Что это такое? – спросил его Сет.

– Компьютерный метод закачивания в опознавательный банк системы различных комбинаций чисел, пока не будет найдена правильная комбинация. Знаете, это похоже на поиск пароля доступа к базам данных.

Фрэнк посмотрел на выпотрошенную панель, а затем вновь на своего собеседника.

– Мне казалось, в подобных местах должна быть более хитроумная система.

– Это достаточно хитроумная система. – Представитель компании перешел к обороне.

– В наше время любой ублюдок может воспользоваться компьютером.

– Точно, но дело в том, что эта малышка основана на комбинации из пятнадцати цифр и сорокатрехсекундной задержке. Если ты не успеваешь, затвор захлопывается перед твоим носом.

Фрэнк потер переносицу. Надо бы отправиться домой и принять душ. Зловоние мертвеца, усиленное несколькими жаркими днями, пропитало едким запахом его одежду, кожу и волосы. И ноздри.

– Итак? – спросил Фрэнк.

– Итак, портативные модели, которые логичнее всего использовать в подобном деле, не могут в течение примерно тридцати секунд выдать достаточное количество комбинаций. Черт, в модели, основанной на пятнадцати цифрах, количество вариантов – свыше трех триллионов. Вряд ли эти парни притащили с собой персональный компьютер.

– Почему тридцать секунд? – включился в разговор старший полицейский.

– Сэм, им нужно было время, чтобы снять крышку, – ответил Фрэнк. Он вновь повернулся к представителю фирмы. – Ну, так что вы хотите этим сказать?

– Я хочу сказать, что если он вырубил систему с помощью цифрового взлома, то он уже раньше исключил из процесса некоторые из возможных чисел. Может, половину, а может, больше. Я имею в виду, что либо у них есть система, способная на такое определение, либо они что-то придумали, чтобы обмануть защитный блок. Мы имеем дело не с дешевой аппаратурой и не с олухами, заглядывающими в радиолавку, чтобы купить калькулятор. Каждый день они создают все более миниатюрные и быстрые компьютеры, но надо понимать, что быстродействие вашей аппаратуры не решает проблемы. Существует коэффициент скорости, с которой компьютер охранной системы реагирует на загоняемые в него комбинации. И, возможно, он намного меньше, чем быстродействие вашей аппаратуры. И тогда возникает серьезная проблема. Короче, будь я на месте этих парней, мне можно было бы посочувствовать. Понимаете, о чем я толкую? В их работе второй попытки не бывает.

Фрэнк посмотрел на форму представителя, а затем снова на панель. Если парень прав, он знает, что это все означает. Он думал об этом и раньше, учитывая тот факт, что дверь не взламывали и даже не пытались этого сделать.

– Значит, мы можем уверенно отвергнуть такой вариант, – продолжал представитель компании. – Наши системы отказываются реагировать на большой поток комбинаций, который пытаются ввести в них. Любой компьютер здесь бесполезен. Проблема этих систем в том, что они настолько чувствительны к любым попыткам вторжения, что раньше поднимали тревогу, когда сам владелец не набирал нужные цифры с первой или второй попытки. Черт возьми, у нас было столько ложных срабатываний, что полицейские управления начали штрафовать нас. Вы только вообразите!

24
{"b":"2483","o":1}