ЛитМир - Электронная Библиотека

Он снял вымокший галстук, сунул его в карман и взглянул на маленькие часы на приборной доске. Она посмотрела на неподвижный спидометр, а потом на него. Она говорила мягко, но ее глаза выдавали затаенную боль.

– Джек, мне очень понравился обед. Я была рада повидать тебя. Но это все, что в моих силах. Извини. – Она прикусила губу; он не видел этого, потому что выбирался из машины.

Он просунул голову в салон.

– Будь счастлива, Кейт. Если что будет нужно, звони.

Она смотрела на его крепкие плечи, когда он под сильным дождем шел к своей машине, а потом сел в нее и уехал. Она неподвижно сидела еще несколько минут. По ее щеке скатилась слеза. Она яростно смахнула ее, завела двигатель и поехала в противоположную сторону.

* * *

На следующее утро Джек поднял телефонную трубку и медленно положил ее обратно. И в самом деле, зачем звонить? Он пришел на работу к шести, разобрался со срочными делами и приступил к проектам, ожидавшим своего часа уже не одну неделю. Он выглянул в окно. Солнечные лучи отражались от зданий из стекла и бетона. Он потер заслезившиеся от солнца глаза и опустил жалюзи.

Кейт не собиралась возвращаться в его жизнь, и ему нужно было с этим смириться. Предыдущую ночь он провел, прокручивая в голове всевозможные сценарии, преимущественно совершенно нереальные. Он пожал плечами. Подобное происходит с мужчинами и женщинами во всем мире. И порою не так, как хотелось бы. Даже при самом большом желании. Нельзя заставить человека полюбить тебя вновь. Надо двигаться вперед. У Джека было куда двигаться, и даже много вариантов. Возможно, именно теперь пришла пора подумать о своем будущем, которое у него, несомненно, было.

Он сел за свой стол и методично проработал два проекта по совместному предприятию, для которого он делал черновую, не требующую умственных усилий и довольно нудную работу, и проект для своего единственного, кроме Болдуина, клиента, Тарра Кримзона.

Кримзон владел небольшой компанией, выпускающей аудио– и видеопродукцию, был гением компьютерной графики и, проводя в местных отелях конференции по этой тематике для аналогичных компаний, жил очень хорошо. Для куража он ездил на мотоцикле, носил драные джинсы, курил все подряд, включая сигареты, взятые у прохожих, и вдобавок выглядел, как самый безнадежный наркоман в мире.

Они познакомились с Джеком, когда друг Джека вел дело против Тарра по обвинению в хулиганстве в нетрезвом состоянии и проиграл его. Тарр пришел в суд в строгом костюме, с кейсом, с аккуратно постриженными бородой и волосами и убедительно доказал, что свидетельство полицейского не имеет юридической силы, так как потасовка случилась не на месте проведения концерта группы “Грейтфул Дэд”, что результат теста не действителен, потому что полицейский не зачитал ему правила проведения теста и при его проведении использовалось неисправное оборудование.

Судья закрыл это дело, напомнив полицейскому о необходимости в будущем строго придерживаться установленных правил. Джек с изумлением наблюдал за ходом процесса. Под впечатлением от увиденного он вышел из зала суда вместе с Тарром; вечером выпил с ним пива, и вскоре они стали друзьями.

Лишь изредка и по пустякам вступая в конфликт с законом, Кримзон был хорошим клиентом для Паттона, Шоу и Лорда. Задачей Джека было сделать так, чтобы Тарр, уволивший своего последнего адвоката, вслед за Джеком попал в ПШЛ, хотя фирма вряд ли могла отказать в услугах новому клиенту стоимостью в четыре миллиона долларов.

Он положил на стол ручку, подошел к окну и снова подумал о Кейт Уитни. Ему не давала покоя одна мысль. Когда Кейт оставила его, Джек пошел навестить Лютера. Старик не дал ему мудрого совета, не предложил способа моментально решить проблему Джека. Вообще-то от Лютера было бы странно ожидать совета, как найти путь к сердцу его дочери. И все же Джек всегда мог поговорить с ним. О чем угодно. Лютер слушал его. Действительно слушал. Он не просто выжидал, пока Джек закончит свой рассказ, чтобы приняться за повествование о собственных проблемах. Джек не вполне сознавал, что хочет сказать старику. Но что бы это ни было, Лютер обязательно выслушает его. И уже одного этого будет достаточно.

Часом позже электронный календарь Джека подал звуковой сигнал. Джек взглянул на часы и надел пиджак.

Джек быстро шел по коридору. До обеда с Сэнди Лордом оставалось двадцать минут. Наедине с ним Джек чувствовал себя не в своей тарелке. О Сэнди Лорде говорили много и, как убеждался Джек, по большей части справедливо. Секретарша Джека сообщила ему накануне утром, что Сэнди хочет пообедать с ним. А Сэнди Лорд всегда добивался желаемого. Секретарша Джека напомнила об этом осторожным шепотом, что слегка его покоробило.

Двадцать минут. Но сначала нужно проконсультироваться с Барри Элвисом по поводу документов Бишопа. Джек улыбнулся, вспомнив выражение лица Барри, когда все необходимые бумаги легли на его стол за полчаса до истечения срока. Элвис просмотрел их с явным удивлением на лице.

– Неплохо. Должен признаться, я поставил тебе жесткие сроки. – Он смотрел в сторону. – Вообще-то я не люблю этого делать. Очень ценю твои усилия, Джек. Извини, если нарушил твои планы.

– Ерунда, Барри, мне за это платят. – Джек повернулся, чтобы уйти.

Барри поднялся из-за стола.

– Джек... ммм... с тех пор, как ты работаешь здесь, мы ни разу толком не поговорили. Давай как-нибудь пообедаем вместе.

– Отличная мысль, Барри, пусть твоя секретарша договорится с моей насчет возможной даты.

В тот момент Джек осознал, что Элвис, в принципе, неплохой парень. Он задал Джеку жару, ну и что? По сравнению с тем, как старшие компаньоны обращались со своими подчиненными, Джек еще легко отделался. Кроме того, Барри был первоклассным корпоративным адвокатом, и Джеку было чему у него поучиться.

Джек прошагал мимо стопа секретарши Барри, но Шейлы там не было.

Затем Джек заметил груду коробок у стены. Дверь кабинета Барри была закрыта. Джек постучал, но ответа не последовало. Он огляделся вокруг и открыл дверь. На мгновение он закрыл глаза, а когда вновь открыл их, то увидел пустые книжные полки и прямоугольные участки невыцветших обоев, где раньше висела уйма дипломов и свидетельств.

В чем дело? Он закрыл дверь, повернулся и столкнулся с Шейлой.

Обычно безупречно одетая и причесанная, подтянутая и сдержанная, сейчас Шейла выглядела так, как будто побывала в серьезной переделке. Она работала секретаршей Барри в течение десяти лет. Шейла уставилась на Джека, в ее бледно-голубых глазах вспыхнул и погас огонь. Она повернулась, быстро подошла к своему столу и начала собирать коробки. Джек наблюдал за ней, ничего не понимая.

– Шейла, что происходит? Где Барри?

Она не отвечала.

Ее руки двигались все быстрее, пока она не начала буквально швырять вещи в коробку. Джек приблизился к ней и сверху вниз смотрел на ее хрупкую фигуру.

– Шейла! Что, черт возьми, происходит? Шейла! – Он схватил ее за руку.

Она дала ему пощечину и, испугавшись своего поступка, внезапно села. Голова ее склонилась к поверхности стола и замерла в таком положении. Она начала тихо всхлипывать.

Джек вновь огляделся. Может быть, Барри мертв? Может, произошел несчастный случай, и никто не сообщил ему? Неужели люди в этой огромной фирме настолько бессердечны? И ему суждено прочитать об этом в официальном сообщении? Он посмотрел на свои руки. Они дрожали.

Он присел на краешек стола и осторожно коснулся плеча Шейлы, стараясь вывести ее из состояния отчаяния, но безуспешно. Джек начал беспомощно оглядываться по сторонам, так как всхлипывания становились все громче и жалобнее. Наконец, появились две другие секретарши и молча увели Шейлу, недружелюбно поглядывая на Джека.

Что, черт возьми, он им сделал? Он посмотрел на часы. Через десять минут встреча с Лордом. Внезапно ему очень захотелось попасть на этот обед. Лорд знал обо всем, что происходило на фирме, и, как правило, заранее. Затем у него возникла ужасная мысль. Он вспомнил прием в Белом доме и свою разгневанную невесту. В разговоре с ней он упомянул Барри Элвиса. Но она же не могла...? Джек стремительно побежал по коридору, так что за его спиной развивались полы пиджака.

26
{"b":"2483","o":1}