ЛитМир - Электронная Библиотека

Фрэнк посмотрел на папку с делом.

– А что насчет второй пули?

– Судя по нанесенному ею повреждению, это крупный калибр, как и у первой.

– Что думаешь по поводу первой?

– Ничего определенного. Калибр 357 или 41. А может, и 9 мм. Господи, ты же видел эту пулю. Она сплющилась в лепешку, а половина ее разлетелась в мозговой ткани. Никаких следов нарезов. Даже если найти предполагаемый ствол, соответствие установить не удастся.

– Если бы мы нашли вторую, кое-что стало бы ясно.

– А может, и нет. Тот, кто вытащил ее из стены, наверняка нарушил следы. Баллистики не были бы в восторге.

– Да, но на ней могли бы быть следы волос, крови или кожи убитой. Хотел бы я иметь такие улики...

Эксперт задумчиво потер подбородок.

– Пожалуй, так. Но сначала нужно ее найти.

– Чего, вероятно, не случится, – улыбнулся Фрэнк.

– Как знать...

Они посмотрели друг на друга, прекрасно сознавая, что им ни за что не найти второй пули. Даже если бы это произошло, они не смогли бы связать ее с местом преступления, если бы на ней не оказалось следов убитой или они не нашли ствол, из которого она была выпущена, и не “привязали” его к месту убийства. Слишком много условий.

– Гильзы не нашли? Фрэнк покачал головой.

– Значит, Сет, следа бойка тоже нет. – Медицинский эксперт имел в виду след бойка на дне гильзы, уникальный для каждого экземпляра стрелкового оружия.

– Я и не предполагал, что все пройдет гладко. Кстати, ребята из спецслужб на тебя не наседают?

– Нет, они пока помалкивают, даже странно. – Улыбнулся медицинский эксперт. – Впрочем, если бы прикончили Уолтера Салливана, кто знает, что началось бы? Я уже представил доклад для Ричмонда.

– А почему стреляли два раза? – Фрэнк задал вопрос, ради которого он сюда и пришел.

Медицинский эксперт перестал обрезать кожу у ногтей, отложил скальпель и взглянул на Фрэнка.

– А почему бы и нет?

Его глаза сузились. Он находился в незавидном положении человека, гораздо более компетентного, чем это требовалось в спокойном сельском округе. Будучи одним из приблизительно пяти сотен судебно-медицинских экспертов в стране, он преуспел и в обычной медицинской практике, но питал особое пристрастие как к полицейским расследованиям, так и к судебной патологической анатомии. Прежде чем обосноваться в тихой Вирджинии, он работал коронером в лос-анджелесском округе в течение почти двадцати лет. Положение с убийствами там было куда хуже. Но в этом деле он мог проявить себя сполна.

Фрэнк внимательно посмотрел на него и сказал:

– Каждый из выстрелов, очевидно, был бы смертельным. Это ясно. Тогда зачем стрелять второй раз? Ведь было столько причин этого не делать. Во-первых, лишний шум. Во-вторых, если собираешься сматываться, зачем тратить время и всаживать в нее еще одну пулю? И самое главное, зачем оставлять лишнюю улику, которая позже поможет выйти на тебя? Может, она их напугала? Если так, то почему выстрел был произведен со стороны двери в комнату, а не наоборот? Почему линия выстрела была нисходящей? Она стояла на коленях? Либо это так, либо стрелявший был высокого роста. Способ казни? Но контактных ран на ней нет. И потом эти следы на шее. Зачем сначала пытаться ее задушить, затем остановиться, взять пистолет и вышибить ей мозги? А потом выстрелить снова. Одну пулю убрали. Зачем? Второй пистолет? Зачем пытаться это скрывать? Что в этом важного?

Фрэнк поднялся и зашагал по комнате, засунув руки в карманы, как он всегда делал в минуты напряженных раздумий.

– И место преступления оказалось невероятно чистым. Ничего не осталось. Буквально ничего. Я удивляюсь, как они не вскрыли ей череп и не достали застрявшую там пулю. Этот парень либо действительно вор, либо хочет заставить нас в это поверить. Но тайник действительно обчищен. Пропало около четырех с половиной миллионов долларов. И что там делала миссис Салливан? Она должна была в это время загорать на карибском побережье. Может, она была знакома с этим парнем? Имела с ним любовную связь? Если так, то могут ли два происшествия быть каким-то образом связаны? И зачем, черт побери, топтаться у входной двери, вырубать систему сигнализации, а затем спускаться вниз по веревке, выброшенной из окна? Каждый раз, когда я задаю себе один вопрос, тут же появляется другой. – Фрэнк вновь опустился на стул, слегка смущенный своим монологом.

Медицинский эксперт откинулся на спинку стула, повернул к себе папку с делом и с минуту читал его. Он снял очки, протер их рукавом, а потом большим и указательным пальцами щипнул себя за уголок рта.

При взгляде на эксперта Фрэнк почувствовал, как задергались его ноздри.

– Что?

– Ты говорил, что на месте преступления ничего не осталось. Я думал об этом. Ты прав. Там было слишком чисто. – Медицинский эксперт достал пачку “Пэлл Мэлл” и закурил.

Сигарета без фильтра, отметил Фрэнк. Каждый патологоанатом, с которым он когда-либо работал, был курильщиком. Эксперт пускал кольца дыма, явно наслаждаясь умственным упражнением.

– Ее ногти были слишком чистыми.

На лице у Фрэнка появилось недоуменное выражение.

– Я имею в виду, – продолжал эксперт, – что там не было ни грязи, ни лака для ногтей – хотя она всегда красила ногти ярко-красным лаком – ничего из обычных следов, которые, казалось бы, должны были присутствовать. Ничего. Как будто их тщательно вычистили, ты понимаешь, что я имею в виду? – Он помолчал и продолжил: – Похоже на очищающий раствор.

– В то утро она была в каком-то шикарном салоне красоты. Чтобы сделать маникюр и все прочее.

Медицинский эксперт отрицательно покачал головой.

– Тогда следовало бы ожидать, что мы найдем больше, а не меньше следов после использования различных косметических препаратов.

– К чему ты клонишь? Хочешь сказать, что ее ногти специально вычистили?

Медицинский эксперт кивнул.

– Кто-то очень старался не оставить никаких следов, способствующих его опознанию.

– И это означает, что они панически боялись, что их опознают по физическим уликам.

– Этого боятся все преступники, Сет.

– До определенной степени. Но вычищать ей ногти и оставлять помещение после себя настолько чистым, что наш пылесос ничего не обнаружил, – это сверх всякой меры.

Фрэнк просмотрел отчет.

– На ее ладонях нашли следы масла?

Медицинский эксперт кивнул и пристально взглянул на следователя.

– Какой-то защитный состав. Вроде того, что используют при производстве тканей, кожи и тому подобного.

– Значит, она могла что-то держать в руках, и от этого остались следы?

– Да. Хотя мы не можем точно сказать, как это масло попало ей на руки. – Медицинский эксперт опять надел очки. – Думаешь, она его знала, Сет?

– Ни одна из улик на это не указывает, если, конечно, она сама не сговорилась с ним о краже.

Медэксперт почувствовал приступ вдохновения.

– Она сама организовала кражу? Так? Устала от своего старика, привела нового дружка, чтобы обчистить семейное гнездышко и затем смыться в сказочные края?

Фрэнк задумался.

– Тогда либо у них случилась размолвка, либо они с кем-то пересеклись, либо она замешана в каком-то серьезном деле?

– Это не противоречит фактам, Сет.

Фрэнк отрицательно покачал головой.

– Все факты говорят о том, что ей нравилось быть миссис Салливан. Дело не только в деньгах. Она общалась со знаменитостями всего мира, а кое с кем, возможно, и очень платно. Невероятно стремительный взлет для человека, когда-то подававшего гамбургеры в закусочной.

Медицинский эксперт уставился на него.

– Шутишь?

Фрэнк улыбнулся.

– Восьмидесятилетних миллиардеров иногда посещают странные мысли.

Эксперт ухмыльнулся и недоверчиво покачал головой. Миллиардер? Куда ему девать миллиард долларов? Он взглянул на промокашку, лежащую у него на столе. Затем вынул изо рта сигарету, посмотрел на отчет, затем на Фрэнка и кашлянул.

– Я думаю, вторая пуля была частично или полностью в металлической оболочке.

32
{"b":"2483","o":1}