ЛитМир - Электронная Библиотека

Он посмотрел на нее. Сейчас она выглядела моложе, значительно моложе, будто только что закончила колледж и была готова к завоеванию всего мира.

– Мои инстинкты, Тим, говорят, что ты тот, на кого я могу положиться.

– Можешь. – Он допил свой коктейль.

– Всегда?

Он взглянул на нее и прикоснулся своим пустым бокалом к ее бокалу.

– Всегда.

Его взгляд стал тяжелым. Он мысленно вернулся к годам студенчества. После подсчета очков в национальных соревнованиях Синди Перкет смотрела на него точно так же. Выражение лица человека, готового отдать тебе все что угодно.

Он положил руку на ее бедро и погладил его. Ее плоть была такой мягкой, такой женственной. Она не только не сопротивлялась, но подвинулась ближе к нему. Затем его ладонь исчезла под ее пуловером, прошла по ее все еще крепкому животу, прикоснувшись к бюстгальтеру, и вернулась обратно. Другой рукой он обнял ее за талию и привлек к себе; ладонь скользнула на ягодицы и крепко сжала их. Она судорожно вздохнула и, медленно выдыхая воздух, приникла к нему. Он ощущал, как она трется своей мягкой теплой грудью о его руку. Она опустила свою руку на его твердеющий пах, сжала пальцы и впилась губами в его губы, а затем медленно отстранилась и посмотрела на него; ее глаза были томно полуприкрыты.

Она отставила в сторону свой бокал и медленно, как бы дразня его, выскользнула из пуловера. Он набросился на нее, шаря руками по застежке бюстгальтера, пока она не поддалась, и припал лицом к ее груди. Затем последняя часть ее туалета, черные кружевные трусики, были сорваны с нее, и она улыбнулась, видя, как он отшвырнул их в сторону. Она затаила дыхание, когда он, легко подняв ее, направился в спальню.

Глава 11

“Ягуар” медленно ехал по длинной подъездной дороге к дому, затем остановился, и из него вышли два человека.

Джек поднял воротник плаща. Вечер был холодным, насыщенные влагой облака вполне подходили к пейзажу.

Дженнифер обошла машину и расположилась рядом с ним, опершись о дверь роскошного автомобиля.

Джек осмотрел дом. Над входной дверью тянулись густые побеги плюща. Дом казался массивным, прочным и основательным. Его обитатели, возможно, переймут часть этой основательности. В его жизни это ему теперь пригодится. Он должен был признать: дом великолепен. И, в любом случае, что предосудительного в великолепных вещах? Четыреста тысяч долларов – его заработок в качестве компаньона. Если он начнет приводить в фирму новых клиентов, кто знает, на сколько он возрастет? Лорд получает в пять раз больше, два миллиона долларов в год, и для него это – средняя цифра.

Размеры жалованья компаньонов держались в строгой тайне и на фирме не обсуждались даже в самой неформальной обстановке. Однако Джек угадал компьютерный пароль файла Сэнди Лорда. Кодовым словом было “жадность".

Джек перевел глаза на лужайку размером с палубу авианосца. Перед его взором мелькнуло видение. Он взглянул на свою невесту.

– Здесь достаточно места, чтобы играть в футбол с детьми. – Он улыбнулся.

– Да, ты прав. – Она улыбнулась в ответ и нежно поцеловала его в щеку. Взяла его руку и обвила ею свою талию.

Джек вновь перевел взгляд на особняк, который вскоре станет его домом, стоимостью в три миллиона восемьсот тысяч долларов. Дженнифер продолжала смотреть на него, она улыбнулась, сжимая его ладонь. Даже в полумраке было видно, что ее глаза блестели.

Продолжая смотреть на дом, Джек почувствовал облегчение. На этот раз он видел лишь окна.

* * *

На высоте тридцати шести тысяч футов Уолтер Салливан откинулся на спинку мягкого кресла и через иллюминатор “Боинга-747” вгляделся в темноту. Продвигаясь с востока на запад, Салливан получал к суткам дополнительные часы, но часовые пояса никогда не волновали его. Чем старше он становился, тем меньше сна ему требовалось, да и раньше он спал не очень много.

Человек, сидящий напротив него, воспользовался возможностью разглядеть старика повнимательнее. Салливан был известен как законопослушный, хотя и безжалостный к конкурентам бизнесмен мирового масштаба. Законопослушный. Это слово не выходило у Майкла Маккарти из головы. У законопослушных бизнесменов, как правило, нет нужды или желания разговаривать с людьми такой профессии, как у Маккарти. Но если до тебя из конфиденциальных источников доходит информация, что с тобой желает встретиться один из богатейших людей планеты, приходится подчиняться. Маккарти стал одним из самых квалифицированных киллеров в мире не потому, что любил свою работу. Он любил деньги и роскошь, которую за них можно получить.

В пользу Маккарти сыграл тот факт, что он сам был бизнесменом. Благопристойная внешность члена Лиги Плюща, как нельзя подходящая выпускнику Дартмутского колледжа по специальности “международная политика”. Блондин с густыми, вьющимися волосами, широкими плечами и лицом без единой морщинки, он выглядел как высокооплачиваемый антрепренер, у которого дела идут в гору, или как популярный киноактер на пике своей карьеры. То, что он зарабатывал на жизнь убийством людей, запрашивая за одну “операцию” не менее миллиона долларов, не охлаждало его юношеского энтузиазма и не влияло на жизнелюбие.

Наконец, Салливан взглянул на него. Маккарти, хотя и был непомерно высокого мнения о своих способностях и хладнокровии, под пристальным взглядом миллиардера начал нервничать.

– Я хочу, чтобы вы для меня кое-кого убили, – прямо сказал Салливан. – К сожалению, я сейчас не знаю, кто этот человек. Но, в любом случае, я это узнаю. А пока вы будете получать гонорар, потому что можете понадобиться мне в любое время.

Маккарти улыбнулся и отрицательно покачал головой.

– Должно быть, вам известна моя репутация, мистер Салливан. Мои услуги пользуются большим спросом. Моя работа заставляет меня перемещаться по всему миру; полагаю, вы это знаете. Посвяти я все свое время вам, пока не понадоблюсь, я упущу другую работу. Боюсь, от этого пострадает и мой банковский счет, и моя репутация.

Ответ Салливана не заставил себя ждать.

– До того дня, пока вы не понадобитесь, будете получать сто тысяч долларов в день, мистер Маккарти. Когда вы успешно выполните задание, получите ваш обычный гонорар в двойном размере. Я не в состоянии сохранить вашу репутацию, однако, мне кажется, указанная повременная оплата возместит любой урон, который может быть нанесен вашему бюджету.

Глаза Маккарти слегка расширились, но затем самообладание быстро вернулось к нему.

– Думаю, это подходящие условия, мистер Салливан.

– Разумеется, вы понимаете, что от вас требуются не только навыки устранения людей, но и осторожность.

Маккарти сдержал усмешку. Он сел в самолет Салливана в Стамбуле в полночь по местному времени. Экипаж не знал, кто он такой. Разумеется, его заказчики были заинтересованы в сохранении тайны сделок, поэтому не было нужды беспокоиться, что его узнают. Салливан встретился с ним лично, и это избавляло его от посредника, который затем мог бы диктовать свои условия. У Маккарти, в свою очередь, не было никаких оснований выдавать Салливана.

Салливан продолжал:

– Детали дела вам сообщат, как только они станут известны. Вы поселитесь в Вашингтоне, хотя для выполнения задания вы должны быть готовы переместиться в любую точку планеты по первому моему требованию. Вы постоянно должны сообщать о своем местонахождении и ежедневно выходить на связь со мной по тем секретным каналам, которые я организую. Свои расходы вы будете оплачивать из вашего дневного жалования. Деньги будут перечисляться на выбранный вами счет. В случае необходимости мои самолеты будут в вашем распоряжении. Понятно?

Маккарти, слегка опешивший от этой серии приказов, кивнул. Но ведь командный тон так свойствен всем миллиардерам, не так ли? И потом, Маккарти читал в газетах о Кристине Салливан. Кто, черт возьми, мог в чем-то упрекнуть старика?

Салливан нажал кнопку на подлокотнике своего кресла.

38
{"b":"2483","o":1}