ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Еще темнее
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Одиночество в Сети
Ключ от тёмной комнаты
Сама себе психолог
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Как химичит наш организм: принципы правильного питания
Прекрасный подонок
Принца нет, я за него!

– Совершенно верно, сэр, – сказал Джек. – “Содрать” – ключевое слово. Разрушить каркас, пока он не разрушился сам... или не пошел в атаку. – Джек сделал паузу, чтобы посмотреть, как на его слова отреагируют собеседники.

Лорд смотрел в потолок, его лицо было непроницаемо.

Салливан пошевелился.

– Продолжай. Ты подходишь к самой интересной части.

– Самое интересное – как провернуть сделку, чтобы Салливан и компания подверглись минимальному риску и получили максимальную прибыль. Либо вы действуете через посредника, либо покупаете напрямую у Украины сырье и затем продаете его мировому сообществу. Украине от этой сделки перепадут лишь крохи.

– Правильно. В результате страна будет почти полностью вычищена, а я останусь с двумя миллиардами чистых.

Джек вновь посмотрел на Лорда, который теперь сидел прямо и внимательно слушал. В этом-то и заключался фокус. Джеку это пришло в голову лишь вчера.

– Но почему тогда не забрать у Украины то, что делает ее опасной? – Джек на мгновение замолчал. – И одновременно втрое увеличить вашу прибыль.

Салливан пристально вгляделся в него.

– Как?

– БРСД. Баллистические ракеты средней дальности. У Украины их – завались. И теперь, когда Договора о нераспространении ядерного оружия 1994 больше не существует, из-за этих ракет у Запада вновь болит голова.

– Так что ты предлагаешь? Чтобы я купил эти ракеты? Что, черт возьми, я буду с ними делать?

Джек увидел, как Лорд в конце концов подался вперед, а затем продолжил:

– Вы покупаете их за бесценок, может быть, за полмиллиарда, используя часть прибыли от продажи сырья. Вы купите их за деньги, которые Украина затем сможет потратить на приобретение других товаров на мировом рынке.

– Почему за бесценок? Их с руками оторвет любая средневосточная страна.

– Украина не сможет продать ракеты им. Страны Большой семерки этого никогда не позволят. Если же Украина пойдет на это, то будет отрезана от европейского и других западных рынков, а если так, то Украине – конец.

– Значит, я покупаю их и продаю... кому?

Джек не удержался от улыбки.

– Нам. Соединенным Штатам. Их стоимость по самым скромным подсчетам – шесть миллиардов. Они же содержат обогащенный оружейный плутоний, он бесценен! Остальные страны Семерки дали бы за них несколько миллиардов. Ваши отношения с Киевом сыграют решающую роль. Они смотрят на вас как на спасителя.

Салливан выглядел потрясенным. Он поднялся и еще раз подумал об этом. Даже ему такая потенциальная прибыль казалась невероятной. Но у него было достаточно денег, более чем достаточно. Но исключить одну неизвестную из мирового ядерного уравнения...

– И чья это идея? – Салливан посмотрел на Лорда, а тот показал на Джека.

Салливан откинулся в кресле и оглядел молодого человека. Затем поднялся с легкостью, ошеломившей Джека. Миллиардер железной хваткой пожал руку Джека.

– Вы делаете успехи, молодой человек. Не возражаете, если я покину вас?

Лорд сиял, как отец талантливого ребенка. Джек не удержался от улыбки. Вскоре он забудет, что это такое – “жить не по средствам”.

Когда Салливан вышел, Джек и Сэнди сели за стол.

– Признаюсь, это было непростое дельце, – сказал Лорд. – А тебе как кажется?

– А мне кажется, – с улыбкой ответил Джек, – будто я переспал с самой красивой девушкой в университете, что-то вроде приятного приключения.

Лорд расхохотался и поднялся с кресла.

– Тебе лучше отправиться домой и отдохнуть. Салливан, возможно, сейчас из машины звонит своему пилоту. По крайней мере, мы отвлекли его от мыслей об этой сучке.

Джек быстро вышел из комнаты и не слышал последней фразы. Теперь он чувствовал себя как никогда хорошо. Никаких тревог, одни возможности. Бесконечные возможности.

Этой ночью он рассказывал обо всем восторженной Дженнифер Болдуин. Позднее, после бутылки холодного шампанского и целого блюда устриц, специально доставленных в ее городской дом, они занялись любовью, получая самое острое наслаждение за все время своих отношений. Впервые Джека не раздражали высокие потолки и фрески. Более того, они начинали ему нравиться.

Глава 13

Ежегодно в Белый дом приходят миллионы неофициальных писем. Каждое внимательно изучается и обрабатывается сотрудниками аппарата президента при поддержке и под наблюдением секретной службы.

Два конверта были адресованы Глории Рассел, что было несколько необычно, так как большая часть подобной корреспонденции адресуется президенту либо членам Семьи номер один, а часто Любимцу номер один, которым в текущий момент являлась охотничья собака по имени Барни.

Адрес на каждом конверте был написан печатными буквами, конверты были дешевыми и поэтому широко доступными. Рассел получила их около полудня в день, который до той поры проходил очень хорошо. Внутри одного из конвертов находился листок бумаги, а в другом лежал предмет, на который Рассел, не отрываясь, смотрела несколько минут. На бумаге, тоже написанные печатными буквами, были слова:

ВОПРОС: ИЗ ЧЕГО СОСТОЯТ ТЯЖКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И УГОЛОВНО НАКАЗУЕМЫЕ ПОСТУПКИ? ОТВЕТ: НЕ ДУМАЮ, ЧТО ВЫ ХОТИТЕ ЭТО УЗНАТЬ. У МЕНЯ ЕСТЬ ЦЕННЫЙ ПРЕДМЕТ. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ, ГЛАВА АДМИНИСТРАЦИИ. ТАЙНЫЙ НЕОБОЖАТЕЛЬ.

Даже несмотря на то, что она этого ожидала, более того, этого желала, она ощутила, как участился ее пульс и бешено заколотилось сердце, а во рту пересохло настолько, что ей пришлось осушить стакан воды и повторить эту процедуру, пока она не смогла без дрожи держать в руках письмо. Затем она посмотрела на содержимое второго письма. Фотография. При виде ножа для вскрытия конвертов кошмар той ночи опять обрушился на нее. Она схватилась за стул. Наконец, напряжение немного спало.

– По крайней мере, он хочет иметь с нами дело. – Коллин положил записку и фотографию и вернулся на свой стул. Он заметил мертвенную бледность на лице Рассел и подумал, настолько ли она сильна, чтобы справиться с этим.

– Может быть. А может, он что-то замышляет? Коллин отрицательно покачал головой.

– Не думаю.

Рассел откинулась на спинку стула, потерла виски и проглотила еще одну таблетку тайленола.

– Почему бы и нет?

– Зачем ему подставлять нас таким образом? Зачем ему вообще нас подставлять? У него есть то, посредством чего он может нас похоронить. Ему нужны деньги.

– Возможно, он умыкнул ценностей на несколько миллионов долларов у Салливана.

– Может быть. Но мы не знаем, сколько ему досталось живых денег. Может быть, он спрятал их и не может туда вернуться, чтобы забрать. А может, он чрезвычайно жадный человек. Таких полно.

– Мне нужно выпить. Ты можешь прийти ко мне сегодня вечером?

– У президента ужин в канадском посольстве.

– Черт. Тебя кто-нибудь может заменить?

– Возможно, если ты потянешь за кое-какие ниточки.

– Считай, что уже потянула. Как ты думаешь, когда он даст знать о себе снова?

– Похоже, он не торопится, хотя, возможно, он просто осторожничает. В его ситуации я поступил бы также.

– Отлично. Значит, до того дня, когда мы получим следующее письмо, я буду выкуривать по две пачки сигарет в день. К тому времени я умру от рака легких.

– Если он хочет денег, что ты будешь делать? – спросил Коллин.

– В зависимости от того, сколько запросит. Думаю, в любом случае больших трудностей не будет. – Она немного успокоилась.

Коллин поднялся, чтобы выйти.

– Тебе решать.

– Тим! – Рассел подошла к нему. – Обними меня.

Обнимая ее, он почувствовал, как она трется о рукоятку его пистолета.

– Тим, если нам потребуется нечто большее, чем деньги... Если мы не сможем вернуть этот...

Коллин заглянул ей в лицо.

– Тогда я об этом позабочусь, Глория. – Он прикоснулся пальцем к ее губам, повернулся и вышел.

* * *

Бертон ждал Коллина в коридоре.

– Ну и как она себя чувствует? – спросил Бертон, оглядев его с ног до головы.

44
{"b":"2483","o":1}