ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы нашли ее около часа назад; бегун, оказавшийся здесь ранним утром, заметил машину и вызвал нас.

Фрэнк обошел машину и посмотрел на переднее пассажирское сиденье. Лицо было умиротворенным, совсем не таким, как у последнего виденного им трупа. Длинные волосы были распущены, они струились по краям сиденья. Казалось, Ванда Брум просто заснула.

Три часа спустя обследование места происшествия было завершено. На сиденье машины были найдены четыре таблетки. Вскрытие подтвердит, что Ванда Брум скончалась от большой передозировки дигиталиса, который она получила по рецепту для своей матери, но, очевидно, так его и не передала. Она умерла часа за два до того, как ее тело нашли на уединенной проселочной дороге, огибающей пруд площадью в пять акров, примерно в пяти милях от дома Салливана, сразу за административной границей округа. Единственная существенная улика лежала в пластиковом пакете, который Фрэнк вез в полицейское управление после того, как подучил разрешение властей соседнего округа. Записка была оставлена на листке, вырванном из блокнота. Почерк был типично женским, плавным и красивым. Последние слова Ванды представляли собой отчаянную мольбу о прощении. Предсмертный вопль человека, выраженный в двух словах.

Простите меня.

Фрэнк ехал мимо деревьев, с которых быстро облетали листья, и туманного болота, которое огибала глухая извилистая дорога. Да, он крепко промахнулся. Он не мог вообразить, что эта женщина способна на самоубийство. Биография Ванды Брум говорила о ее жизнестойкости. Фрэнк не мог ей не сочувствовать, но также был вне себя от ее тупости. Они же могли отлично поладить, и это пошло бы на пользу им обоим! Затем он подумал, что в одном предчувствия его не обманули: Ванда Брум действительно была очень преданным человеком. Она была преданна Кристине Салливан и не могла вынести того, что способствовала, хотя и не намеренно, ее смерти. Объяснимая и достойная сожаления реакция. Но с ее уходом лучший и, возможно, единственный шанс Фрэнка поймать крупную рыбу тоже исчез.

Размышления о Ванде Брум вскоре отошли на второй план; он задумался о том, как привлечь к ответственности человека, ставшего причиной смерти теперь уже двух женщин.

* * *

– Черт, Тарр, неужели мы назначили встречу на сегодня? – Джек посмотрел на своего клиента, стоящего в приемной Паттона, Шоу и Лорда.

Тарр Кримзон выглядел здесь так же неуместно, как дворняжка на выставке собак.

– На половину одиннадцатого. Сейчас четверть двенадцатого. Значит ли это, что сорок пять минут я получаю задаром? Кстати, вид у тебя паршивый.

Джек посмотрел на свой помятый костюм, пригладил ладонью взъерошенные волосы. Его внутренние часы по-прежнему шли по украинскому времени, и бессонная ночь не лучшим образом отразилась на его внешности.

– Поверь, я выгляжу намного лучше, чем чувствую себя.

Они пожали друг другу руки. Тарр был одет для деловой встречи. Это означало, что его джинсы были без дырок, а под спортивные туфли он надел носки. Вельветовый пиджак казался пережитком начала 1970-х, а волосы были традиционно спутаны и всклокочены.

– Слушай, Джек, давай перенесем на другой день. Уж я-то знаю, что такое похмелье.

– Нет, мы ведь договорились. Приступим чуть позже. Для начала мне нужно заморить червячка. Пойдем перекусим, я плачу.

Когда они пошли по коридору, чопорная Люсинда, изо всех сил старавшаяся поддерживать репутацию солидной, респектабельной фирмы, вздохнула с облегчением. Мимо них прошли уже несколько компаньонов ПШЛ, и на лице каждого из них при виде Тарра Кримзона появлялось выражение неподдельного ужаса. На этой неделе будет куча докладных записок.

* * *

– Прости, Тарр, последнее время я работаю просто на износ. – Джек повесил пальто на спинку стула и устало опустился на него; рядом с ним на столе лежала пачка розовых листков с записками высотой несколько дюймов.

– Ты гонял за рубеж, мне так сказали. Надеюсь, развлекся от души?

– Увы, нет. Как твой бизнес?

– Процветает. Довольно скоро ты сможешь назвать меня полноценным клиентом. У твоих компаньонов дела с желудком будут лучше, когда они увидят меня в вестибюле.

– Ну их к черту, Тарр, ты же оплачиваешь счета.

– Лучше быть крупным клиентом и оплачивать часть счетов, чем маленьким клиентом и оплачивать все. Джек улыбнулся.

– Похоже, ты нас всех видишь насквозь, так?

– Знаешь, парень, общее вытекает из частностей. Джек открыл папку с делом Тарра и быстро просмотрел бумаги.

– Мы оформим учреждение твоей новой корпорации к завтрашнему дню. Далаверская корпорация с подразделением в округе Колумбия. Верно?

Тарр кивнул.

– Как ты планируешь ее капитализировать?

Тарр достал блокнот.

– Вот список возможных вариантов. То же, что и в прошлом деле. Я плачу по льготному тарифу? – Тарр улыбнулся. Джек был ему симпатичен, но бизнес есть бизнес.

– Конечно. На этот раз тебе не нужно будет платить за услуги младшего члена корпорации, у которого завышенные гонорары и заниженные полномочия.

Оба они улыбнулись.

– Я уменьшу сумму счета до минимума, Тарр, как обычно. Кстати, зачем тебе новая компания?

– У меня есть проект по развитию новой технологии скрытого наблюдения.

Джек поднял глаза от бумаг.

– Скрытое наблюдение? Это, кажется, не совсем твой профиль?

– Неважно. Главное надо попасть в струю. Корпоративный бизнес идет на спад. И когда одна область рынка истощается, такой ловкий предприниматель, как я, ищет новые возможности. Системы скрытого наблюдения для частного сектора всегда были в цене.

– Достаточно странное занятие для человека, в 60-е годы сумевшего отсидеть в тюрьмах всех крупных городов страны.

– Ну, на то были веские причины. Но мы все взрослеем.

– Как она работает?

– Есть два способа. Первый: спутники на низких орбитах поддерживают связь с полицейскими станциями слежения. Эти птички имеют программированные секторы обзора. Они фиксируют происшествие и почти моментально посылают сигнал на станцию, давая точную информацию о нем.

Второй способ: оборудование военного типа, датчики и следящие устройства монтируются на линиях телефонной связи, подземных коммуникациях и наружных стенах зданий. Их расположение, естественно, будет засекречено, но они будут размещаться в криминогенных районах. Если ситуация ухудшится, в полицию поступит сигнал. Джек покачал головой.

– Думаю, это может нарушить некоторые гражданские права.

– Кому ты рассказываешь. Но система очень эффективна.

– Если нехорошие парни не успеют смыться.

– От спутника убежать трудновато, Джек. Джек покачал головой и снова занялся бумагами.

– Да, а как у тебя со свадьбой? Джек поднял глаза.

– Не знаю, я стараюсь не вмешиваться. Тарр рассмеялся.

– Черт, у нас с Джули на свадьбу было в общей сложности двадцать баксов, включая расходы на медовый месяц. Мы обвенчались за десять долларов, на остальные купили коробку омаров и отправились в Майами, где спали на пляже. Чертовски хорошее было время!

Джек улыбнулся и отрицательно покачал головой.

– Думаю, Болдуины планируют что-то более солидное. Хотя твой вариант нравится мне намного больше.

Тарр, что-то припоминая, с улыбкой посмотрел на него.

– Да, а как поживает девчонка, с которой ты встречался, когда защищал нарушителей закона в этом городе? Кажется, ее звали Кейт?

Джек опустил глаза.

– Мы решили, что каждый из нас пойдет своей дорогой, – тихо сказал он.

– Странно, я всегда считал, что вы – неплохая пара. Джек искоса взглянул на него, облизнул пересохшие губи и, перед тем как ответить, на мгновение прикрыл глаза.

– Знаешь, иногда впечатления бывают обманчивыми. Тарр испытующе посмотрел на него.

– Ты уверен?

– Уверен.

* * *

Пообедав и закончив часть пропущенной работы, Джек ответил на половину записанных телефонных сообщений, а другую половину решил отложить до следующего дня. Глядя в окно, он стал размышлять о Лютере Уитни. Джек мог лишь догадываться, во что тот впутался. Самым удивительным было то, что Лютер и жил, и работал в одиночестве. Еще будучи общественным защитником, Джек познакомился с некоторыми делами Лютера. Он всегда действовал без чьей-либо помощи. Даже когда его допрашивали, никогда не всплывал факт участия хотя бы еще одного человека. Тогда кто могли быть эти другие люди? Укрыватель краденого, которого Лютер каким-то образом обманул? Но Лютер занимался своим ремеслом слишком долго, чтобы решиться на подобное. Такая игра не стоила бы свеч. Возможно, его жертва? Может быть, они не могли доказать, что преступление совершил Лютер, и поэтому решили отомстить ему? Но разве за кражу со взломом мстят подобным образом? Джеку все стало бы ясно, если бы Лютер когда-нибудь кого-либо убил или ранил, но старик не был способен на это.

51
{"b":"2483","o":1}