ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек сел за свой маленький стоп для совещаний и мысленно вернулся к той ночи, когда состоялся их разговор с Кейт. Никогда раньше он не чувствовал такой боли, даже тогда, когда Кейт ушла от него. Но он должен был высказать ей все.

Он потер глаза. В этот период его жизни возобновление связей с семьей Уитни не сулило ему ничего хорошего. Но он обещал Лютеру свою поддержку. Зачем? Он ослабил узел галстука. В какой-то момент ему придется решать, выполнить свое обещание или же отказаться от него ради собственного спокойствия. Теперь Джек надеялся, что обещанная им услуга никогда не потребуется.

Он спустился вниз, чтобы взять в буфете содовую воду, вернулся в свою комнату и закончил работу со счетами за прошедший месяц. “Болдуин энтерпрайзиз” приносила фирме примерно триста тысяч в месяц, и эта работа постепенно раскручивалась. Пока Джек отсутствовал, Дженнифер прислала несколько новых заказов, которые месяцев на шесть загрузят работой большую группу младших членов корпорации. Джек быстро подсчитал свою квартальную прибыль и, увидев среднюю цифру, присвистнул. Все было как-то слишком просто.

Их отношения с Дженнифер действительно налаживались. Рассудок говорил ему, что нужно дорожить этой связью. Его сердце не до конца разделяло такой вывод, но Джек решил, что пора начинать руководствоваться рассудком в своих действиях. Не то чтобы изменились их отношения, скорее его отношение к ним. Было ли это вынужденным компромиссом? Возможно. Но кто сказал, что можно прожить жизнь, не идя ни на какие уступки? Кейт Уитни попыталась сделать это, и результат известен.

Он позвонил Дженнифер на работу, но ее не было на месте. Ушла до конца дня. Он взглянул на часы. Половина шестого. Если она не уезжала куда-нибудь, то редко уходила с работы раньше восьми. Джек посмотрел на календарь. Всю неделю она провела в городе. Когда он пробовал дозвониться до нее из аэропорта прошлой ночью, она тоже отсутствовала. Он надеялся, что с ней все в порядке.

Пока он раздумывал, не поехать ли к ней домой, в дверь просунулась голова Дэна Кирксена.

– Джек, ты можешь на минутку оторваться от своих дел?

Джек медлил с ответом. Этот человечек и его галстуки-бабочки раздражали Джека, и он точно знал почему. Подчеркнуто почтительный, Кирксен относился бы к Джеку, как к ничтожеству, если бы тот не контролировал миллионы долларов. И кроме того, Джек знал, что Кирксену все равно отчаянно хотелось относиться к нему как к ничтожеству и он надеялся в один прекрасный день добиться своего.

– Я собирался уходить. Я здорово вымотался в последние дни.

– Знаю. – Кирксен осклабился. – Вся фирма только об этом и говорит. Сэнди лучше держать ухо востро: судя по всему, Уолтер Салливан к тебе неравнодушен.

Джек чуть не улыбнулся. Лорд был единственным человеком, кого бы Кирксен пнул с большим удовольствием, чем Джека. Лорд без Салливана стал бы уязвимым. Джек читал все эти мысли в глазах руководящего компаньона фирмы.

– Не думаю, что у Сэнди есть повод для беспокойства.

– Конечно, нет. Я отниму у тебя лишь несколько минут. Зал заседаний номер один. – Кирксен исчез так же быстро, как и появился.

Что, черт возьми, происходит? Джек недоумевал. Он взял пальто и вышел в коридор. Проходя мимо двух своих коллег, младших членов корпорации, он заметил искоса бросаемые на него взгляды, и это лишь усилило его недоумение.

Двери зала заседаний были закрыты; значит, внутри него что-то происходило. Джек открыл одну из массивных дверей. Темная комната внезапно озарилась ярким светом, и Джек изумленно оглядывался по сторонам, пока не понял, чему посвящено это собрание. Все объяснял висевший на стене плакат: “ПОЗДРАВЛЯЕМ НОВОГО КОМПАНЬОНА!..”

Во главе стола, щедро уставленного дорогими напитками и угощениями, восседал Лорд. Дженнифер, вместе со своими родителями, тоже была здесь.

– Я так горжусь тобой, любимый. – Она уже выпила несколько бокалов, и ее блестящие ласковые глаза и нежные прикосновения дали понять Джеку, что им предстоит незабываемая ночь.

– Ну что ж, можно поблагодарить твоего отца за это повышение.

– Нет-нет, милый. Если бы ты не работал, как следует, папочка мгновенно дал бы тебе от ворот поворот. Признайся себе: ты этого заслужил. Думаешь, Сэнди Лорду и Уолтеру Салливану легко угодить? Дорогой, ты угодил Уолтеру Салливану, даже ошеломил его, а это удавалось лишь немногим адвокатам.

Джек допил шампанское и размышлял над этим замечанием. Звучало приятно. Он здорово помог Салливану, и кто поручился бы, что Рансом Болдуин не отдал бы свое предприятие в руки другой компании, если бы его делами занимался не Джек?

– Может, ты и права.

– Конечно, Джек, я права. Если бы эта фирма была футбольной командой, ты стал бы самым ценным ее игроком или лучшим новичком года, а может, и тем, и другим вместе. – Дженнифер взяла еще один бокал, а другой рукой обняла Джека за талию.

– И, самое главное, теперь ты сможешь обеспечить мне тот образ жизни, к которому я привыкла с детства. – Она слегка ущипнула его за руку.

– Подумать только! Привыкла к роскоши с пеленок! – Они быстро поцеловались.

– Ладно, суперзвезда, иди вращайся в обществе. – Она легко толкнула его и пошла искать родителей.

Джек осмотрелся по сторонам. Каждый в этой комнате был миллионером. Он был самым бедным из них, но его перспективы представлялись самыми блестящими. Его базовая ставка только что увеличилась в четыре раза. Его годовые дивиденды будут минимум в два раза больше ее. До него дошло, что с технической точки зрения он – тоже миллионер. Кто бы мог подумать об этом четыре года назад, когда миллион долларов казался ему самой большой суммой на свете?

В юриспруденцию он пришел не в надежде разбогатеть. Несколько лет он работал на пределе сип, получая за это жалкие гроши. И вот он достиг положения, к которому, может быть, не так уж сильно и стремился. Неужели это типичный случай осуществления Американской Мечты. Но что это за мечта, достигая которую ты ощущаешь себя виноватым?

Он почувствовал на плече чью-то тяжелую руку. Он обернулся – на него смотрело красное лицо Сэнди Лорда.

– Здорово мы тебя удивили?

Джеку пришлось с этим согласиться. От Сэнди сильно пахло алкоголем и съеденным недавно ростбифом. Это напомнило Джеку об их разговоре в “Филлморз”. Не очень приятное воспоминание. Он слегка отстранился от своего нетрезвого компаньона.

– Посмотри на этих людей, Джек. Здесь нет никого, кроме, возможно, тебя самого, кто не хотел бы оказаться на твоем месте.

– Я слегка ошеломлен. Все произошло так быстро и неожиданно. – Джек разговаривал скорее с самим собой, чем с Лордом.

– Черт, такие вещи всегда происходят неожиданно. Для некоторых счастливчиков – хлоп! – и ты из пешки превратился в дамку. Невероятный успех потому и невероятен, что его не ждешь. Но именно поэтому он так чертовски приятен. Кстати, дай пожать твою руку: ты оказал Уолтеру огромную услугу.

– Я рад, Сэнди. Уолтер мне нравится.

– Кстати, у меня дома в субботу намечается маленький междусобойчик. Там будут некоторые люди, с которыми тебе не мешало бы встретиться. Постарайся убедить свою прекрасную половину пойти вместе с тобой. Она тоже найдет там нужных себе людей. Она напористая девчонка – такая же, как ее отец.

* * *

Джек пожал руки всем компаньонам в зале, некоторым – несколько раз. В девять вечера они с Дженнифер отправились домой на ее служебном лимузине. К часу ночи они уже дважды занимались любовью. В половине второго Дженнифер крепко спала.

Джек не спал.

Он стоял у окна, наблюдая, как падают первые редкие снежинки. Зима наступала рано, хотя и не обещала быть суровой и снежной. Впрочем, Джек думал вовсе не о зиме. Он посмотрел на Дженнифер. Она, одетая в шелковую ночную сорочку, уютно расположилась на атласном белье, застилающем кровать размером с его спальню. Он поднял глаза к своим старым друзьям – фрескам. Их новый дом будет готов к Рождеству, хотя благопристойная семья Болдуинов не позволит им открыто сожительствовать до официальной регистрации. Интерьеры переделывались под неустанным надзором его невесты, чтобы соответствовать ее личным вкусам и стандартам богатства. Рассматривая лица средневековых людей на потолке, Джек внезапно подумал, что, возможно, они насмехаются над ним.

52
{"b":"2483","o":1}