ЛитМир - Электронная Библиотека

– Похоже, мне крепко дали по зубам, Джек. Первые слова, произнесенные Лордом, едва не заставили Джека улыбнуться. Он ценил прямоту Лорда. Однако он спохватился. Интонации голоса Лорда говорили о том, что он требует уважения к себе.

– Сэнди, с фирмой все будет в порядке. Дальнейшие потери будут невелики. Сдадим часть помещений в субаренду, это не беда.

Лорд поднялся и пошел прямо к бару в углу комнаты. Наполнил стакан почти до края и опрокинул в себя хорошо натренированным движением.

– Извини меня, Джек, может быть, я не очень внятно выражаюсь. Фирме нанесен удар, но не такой сильный, чтобы послать ее в нокаут. Ты прав, “Паттон, Шоу” переживут тяжелые времена. Но я сомневаюсь, что у “Паттона, Шоу и Лорда” есть перспективы на будущее.

Шатаясь, Лорд пересек комнату и устало плюхнулся на вишневый кожаный диван. Джек окинул взглядом длинный ряд бронзовых гвоздиков, вбитых по периметру массивного дивана. Он отпил из своего стакана и всмотрелся в широкое лицо Лорда. Его глаза были узкими, как щелочки.

– Ты глава фирмы, Сэнди, и останешься главой, даже если нанесен ущерб списку твоих клиентов. Растянувшийся на диване Лорд застонал.

– Ущерб? Ущерб?! Джек, это все равно, что засунул” чертову атомную бомбу прямо мне в задницу. Чемпион мира в тяжелом весе не нанес бы мне улар сильнее. Я в нокауте, Джек. Слетаются стервятники, и главная их цель – Лорд, фаршированный боров с яблоком во рту и мишенью на заднице.

– Ты имеешь в виду Кирксена?

– Кирксена, Паккарда, Маллинса, этого паскудного Таунсенда. Продолжай считать, Джек, этот список включает всех компаньонов. Должен признаться, у меня самые неприятные, основанные на ненависти взаимоотношения с компаньонами.

– Но не с Грэмом, Сэнди. Не с Грэмом.

Лорд медленно приподнялся, оперевшись на нетвердую руку, и посмотрел на Джека.

Почему мне так нравится этот человек, подумал Джек. Ответ, возможно, относился к их первой встрече в ресторане “Филлморз”. Никаких сомнений. Именно тогда произошло его истинное крещение, сделавшее его обитателем настоящего мира, когда у него сводило живот от едких фраз, а мозг заставлял выговаривать слова, которые в другой ситуации он не осмелился бы произнести. Теперь у этого человека неприятности. У Джека было средство защитить его. Точнее говоря, возможно есть; ведь его отношения с Болдуином теперь стали далеко не такими прочными, как раньше.

– Сэнди, если они хотят добраться до тебя, им сперва придется иметь дело со мной. – Вот он и произнес эту фразу. И он имел в виду именно то, что сказал. Ведь Лорд ввел его в круг избранных, поручил вести самые серьезные дела. И как еще можно было проверить, на что способен Джек? Такой опыт многого стоил.

– Джек, нас обоих ожидает порядочный шторм.

– Я хороший пловец, Сэнди. Кроме того, не воспринимай мою отзывчивость как чистый альтруизм. Ты – основа фирмы, компаньоном которой я являюсь. Ты – непревзойденный поставщик клиентов. Сейчас у тебя период спада, но он не продлится долго. С твоими пятьюстами тысячами баксов ты через год опять будешь среди первых. Я не намерен упускать подобную выгоду.

– Я не забуду этого, Джек.

– А я и не позволю тебе этого забыть.

Когда Джек ушел, Лорд начал было наливать себе еще спиртного, но остановился. Он взглянул на свои трясущиеся руки и отставил бутылку и стакан в сторону. Он добрался до дивана прежде, чем его ноги подкосились. В зеркале над камином он увидел свое лицо. Прошло двадцать лет с тех пор, как единственная слезинка увлажнила его суровое лицо. Это случилось, когда умерла его мать. Но теперь он не мог удержаться от рыданий. Он оплакивал своего друга, Уолтера Салливана. В течение многих лет он вдалбливал себе, что ежемесячный чек от Салливана на крупную сумму значил для него больше, чем он сам. Этот самообман в полной мере проявился на похоронах, когда Лорд разрыдался так бурно, что вернулся обратно в машину еще до того, как настало время хоронить его друга.

Теперь он вновь тер свои пухлые щеки, смахивая соленые капли. Лорд тщательно все спланировал. Он рассчитывал взять верную ноту. Он предполагал получить именно такой ответ, какой в действительности получил. Лорд думал, что Джек сделает то же самое, что сделал бы он сам: использует все свои возможности в обмен на просьбу об огромной услуге.

Его тяготило не только чувство сожаления. Лорду было стыдно. Он осознал это, когда ощутил приступ тошноты и низко нагнулся над ковром с толстым ворсом. Стыда он также не чувствовал давно. Когда тошнота отступила и он еще раз взглянул на свое жуткое отражение в зеркале, Лорд поклялся, что не разочарует Джека. Что снова поднимется на самую вершину. И не забудет этого Джеку.

Глава 26

Никогда, даже в самых смелых своих мечтах Фрэнк не ожидал, что окажется здесь. Он огляделся вокруг и быстро определил, что этот кабинет по форме действительно овальный. Меблировка тяготела к солидности, консерватизму, но то в одном месте встречалось яркое пятно, то в другом – полоска, а на нижней полочке ровно стояли дорогие кроссовки, и все говорило о том, что обитатель этой комнаты даже не думает об отставке. Фрэнк с усилием вздохнул и велел себе ровно дышать. Его опыт следователя был огромен, и ему предстоял всего лишь очередной рутинный допрос, один из их бесконечной череды. Он всего лишь вдет по следу, не более того. Несколько минут, и он уедет отсюда.

Но затем сознание напомнило ему, что человек, которого он собирался допрашивать, – не кто иной, как действующий президент Соединенных Штатов. Как только он почувствовал, как на него накатывает новая волна нервозности, дверь открылась, и он быстро поднялся, повернулся и довольно долго пялился на протянутую ему руку, пока, наконец, не осознал происходящее и не протянул медленно свою руку навстречу.

– Спасибо, что доставили себе труд прийти, лейтенант.

– Никакого труда, сэр. Я подумал, что у вас много более достойных занятий, чем сидеть в автомобильных пробках. Хотя, полагаю, вы никогда не сипите в автомобильных пробках, не правда ли, господин президент?

Ричмонд сел за свой стол и подал Фрэнку знак садиться. Бесстрастный Билл Бертон, до того момента не видимый Фрэнку, закрыл дверь и кивнул детективу.

– Боюсь, маршруты моих передвижений определяются заранее. Верно, что я редко оказываюсь в автомобильных пробках, однако это лишает меня изрядной доли свободы действий. – Президент улыбнулся, и Фрэнк почувствовал, как его собственные губы машинально расплываются в улыбке.

Президент наклонился вперед и в упор посмотрел на Фрэнка. Он сложил ладони вместе, слегка нахмурился и моментально его настроение из веселого стало необычайно серьезным.

– Я хочу поблагодарить вас, Сет. – Он взглянул на Бертона. – Билл рассказал мне, как охотно вы сотрудничали с ним в ходе расследования смерти Кристины Салливан. Я очень ценю это, Сет. Другие на вашем месте были бы гораздо менее общительными или постарались бы превратить это в показуху для прессы в своих собственных интересах. Я надеялся, что вы поступите достойным образом, и вы превзошли мои ожидания. Еще раз спасибо.

Фрэнк сиял, как школьник, получивший “отлично” по чистописанию.

– Знаете, это ужасно. Скажите, вам удалось найти какую-либо связь между самоубийством Уолтера и убийством этого преступника?

Фрэнк вернулся к реальности, и его взгляд остановился на как будто резных чертах лица президента.

– Смелее, лейтенант. Могу вам сказать, что весь официальный и неофициальный Вашингтон только и говорит о том, что Уолтер Салливан нанял киллера, чтобы отомстить за смерть жены, а потом покончил с собой. Люди будут сплетничать, что ни делай. Я только хотел бы узнать, удалось ли установить какие-либо факты, позволяющие заключить, что Уолтер распорядился убить человека, расправившегося с его женой?

– Боюсь, сэр, я не смогу дать вам определенного ответа. Надеюсь, вы понимаете, расследование еще не закончено.

– Не беспокойтесь, лейтенант, я не настаиваю. Но должен сказать, в последнее время я пережил немало горестных минут. Думать, что Уолтер Салливан оборвал свою собственную жизнь... Один из самых выдающихся и талантливых людей своей эпохи, любой эпохи.

85
{"b":"2483","o":1}