ЛитМир - Электронная Библиотека

– Попробую угадать. Дельта Хаус, 1975. Ты был вице-президентом, ответственным за работу с адвокатурой. Фрэнк усмехнулся.

– Это ближе к правде, чем мне хотелось бы признать. Наслаждайся жизнью, пока у тебя есть такая возможность, друг мой. Не хочу быть превратно понятым, но хорошая женщина не позволит тебе вести такой образ жизни.

– Тогда, возможно, мне повезло.

Джек вышел на кухню и вернулся с парой “Сэм Адамсов”.

Они сели в кресла с напитками в руках.

– Что, адвокат, возникли проблемы с перспективами семейного блаженства?

– В пропорции один к десяти или десять к одному в зависимости от точки зрения.

– Почему мне все время кажется, что у тебя в душе не дочка Болдуина’

– Ты когда-нибудь избавишься от замашек следователя?

– Нет, если в состоянии тебе помочь. Хочешь поговорить об этом?

Джек покачал головой.

– Может, поплачусь тебе как-нибудь в другой раз, не сегодня.

Фрэнк пожал плечами.

– Дай знать, захвачу с собой пиво.

Джек заметил на коленях у Фрэнка сверток.

– Подарок?

Фрэнк вытащил кассету.

– Надеюсь, под всем этим хламом где-нибудь есть видеомагнитофон...

* * *

Когда на экране телевизора появилось изображение, Фрэнк взглянул на Джека.

– Джек, это далеко не мультики. И предупреждаю тебя, здесь показано все, включая то, что случилось с Лютером. Ты готов это увидеть?

Мгновение Джек не отвечал.

– Думаешь, мы можем увидеть здесь нечто такое, что подскажет нам, кто это сделал?

– Я на это надеюсь. Ты знал его намного лучше, чем я. Может, ты увидишь что-то такое, чего не вижу я.

– Давай начнем.

Несмотря на предупреждение, Джек все же не был готов к этому зрелищу. Фрэнк стал внимательно наблюдать за ним, когда приблизился роковой момент. Когда раздался выстрел, Джек невольно вздрогнул, его глаза широко раскрылись от ужаса.

Фрэнк выключил видеомагнитофон.

– Переведи дух. Я же тебя предупреждал.

Джек, шатаясь, сидел на стуле. Его дыхание стало неровным, лоб покрылся испариной. Какое-то время все его тело била крупная дрожь, затем он стал медленно приходить в себя. Он вытер лоб.

– Бог мой!

Замечание Фландерса насчет случая с Кеннеди было вполне справедливым.

– Может, остановимся на этом месте, Джек. Джек упрямо стиснул зубы.

– Черта с два!

* * *

Джек еще раз нажал на кнопку обратной перемотки. Они уже раз десять просмотрели запись. И все же наблюдать, как голова твоего друга буквально взрывается у тебя на глазах, не становилось легче. Джека поддерживало только то, что с каждым просмотром его ярость все возрастала.

Фрэнк покачал головой.

– Знаешь, очень жаль, что этот парень не снимал противоположной стороны улицы. Тогда мы могли бы засечь вспышку от выстрела. Думаю, это было бы слишком просто. Слушай, у тебя есть кофе? У меня без кофеина голова плохо соображает.

– В кофейнике есть свежий. Принеси и мне. Чашки – над раковиной.

Когда Фрэнк вернулся с двумя дымящимися чашками, Джек перемотал пленку на то место, где энергичный Алан Ричмонд произносил речь, стоя на импровизированной трибуне около здания суда.

– Этот парень – настоящая динамо-машина.

Фрэнк взглянул на экран.

– Я встречался с ним позавчера.

– Да?! Я тоже. Это было в то время, когда я собирался жениться на одной богатой и известной особе.

– Что ты о нем думаешь?

Джек отпил кофе, взял упаковку арахисового печенья, которая лежала на диване, предложил Фрэнку, который взял одно и потом водрузил свои ноги на шаткий кофейный столик. Следователь без труда вернулся в неформальную обстановку студенческого общежития.

Джек пожал плечами.

– Не знаю. Я имею в виду, что он – президент, и всегда считал, что он – президент по праву. А что ты о нем думаешь?

– Умен. Действительно умен. Тот тип умного человека, с которым не стоит состязаться, если ты, конечно, не уверен полностью в своих собственных способностях.

– Думаю, это хорошо, что он на стороне американцев.

– Да. – Фрэнк вновь посмотрел на экран. – Ну, так не заметил ли ты чего-нибудь особенного?

Джек нажал кнопку на пульте дистанционного управления.

– Одна деталь. Обрати внимание. – Картинка на экране ожила. Фигурки дергались подобно актерам немого кино. – Смотри сюда.

На экране появился Лютер, выходящий из фургона. Он смотрел вниз; кандалы явно мешали ему идти. Внезапно в кадре появилась колонна людей, возглавляемых президентом. Лютер частично скрылся из виду. Джек остановил кадр.

– Смотри.

Фрэнк вглядывался в экран, рассеянно жуя печенье и отпивая кофе. Он покачал головой. Джек взглянул на него.

– Посмотри на лицо Лютера. Вот здесь, между костюмами. Посмотри на его лицо.

Фрэнк наклонился вперед, едва не касаясь экрана носом. Затем отпрянул, широко раскрыв глаза.

– Черт, похоже, он что-то говорит.

– Нет, похоже, он говорит что-то кому-то.

Фрэнк повернулся к Джеку.

– Ты хочешь сказать, что он кого-то узнал, скажем, того, кто в него стрелял?

– При данных обстоятельствах, я не думаю, что он болтает с каким-нибудь незнакомцем.

Фрэнк перевел взгляд на экран, тщательно изучая картинку. Наконец, он покачал головой.

– Здесь нам понадобится помощь специалиста. – Он поднялся.

– Пошли.

Джек схватил свое пальто.

– Куда?

Фрэнк улыбнулся, перемотал кассету и надел шляпу.

– Сначала я собираюсь пообедать. Я женат, а также старше и толще тебя. Значит, печенья на обед мне недостаточно. А потом мы зайдем в участок. Я хочу, чтобы ты кое с кем познакомился.

* * *

Двумя часами позже Сет Фрэнк и Джек, уже плотно пообедав, вошли в помещение миддлтонского полицейского участка. Лора Саймон находилась в лаборатории, оборудование уже было подготовлено.

После фраз, сопровождающих знакомство, Лора включила видеомагнитофон. На сорокашестидюймовом экране в углу лаборатории задвигались фигурки людей. Фрэнк перемотал ленту на нужный участок.

– Вот. – Показал Джек. – Как раз здесь.

Фрэнк остановил кадр.

Лора села за клавиатуру и набрала несколько команд. Часть экрана с фигурой Лютера была выделена, а потом стала увеличиваться, как раздувающийся шарик. Это продолжалось до тех пор, пока лицо Лютера не заняло весь экран.

– Это максимальное увеличение. – Лора повернула кресло и кивнула Фрэнку.

Он нажал кнопку на пульте управления, и экран вновь ожил.

Звуки были отрывистыми; крики, вопли, шум транспорта и голоса сотен людей делали речь Лютера совершенно неразборчивой. Они наблюдали, как двигались его губы; вскоре он сомкнул их.

– Он угнетен. Что бы он ни говорил, это не слова благодарности. – Фрэнк достал сигареты, но, перехватив неодобрительный взгляд Лоры Саймон, положил их обратно в карман.

– Кто-нибудь умеет читать по губам? – Лора посмотрела на них по очереди.

Джек пристально всматривался в экран. Что же, черт возьми, говорил Лютер? Это выражение на его лице... Джек уже видел его раньше, только бы вспомнить, когда. Это произошло незадолго до гибели Лютера, он был в этом уверен.

– Ты видишь что-то такое, чего не видим мы? – спросил Фрэнк.

Джек повернулся к Фрэнку и обнаружил, что тот, не отрываясь, смотрит на него. Джек покачал головой и потер подбородок.

– Не знаю. Какое-то смутное чувство, но я не могу понять, что именно.

Фрэнк кивнул Саймон, чтобы та выключила оборудование. Он встал и потянулся.

– Ладно, хватит пока. Если тебе что-нибудь придет в голову, дай мне знать. Спасибо за помощь, Лора.

Двое мужчин вышли на улицу вместе. Фрэнк оглядел Джека, затем протянул руку и коснулся задней части его шеи.

– Господи, такое впечатление, что ты вот-вот взорвешься.

– Но у меня нет для этого ни малейших оснований. Я порвал с женщиной, на которой собирался жениться; женщина, на которой я хотел жениться, только что сказала, чтобы я убирался из ее жизни; и я совершенно уверен, что завтра утром останусь без работы. Не говоря уже о том, что кто-то убил человека, который был мне очень дорог, и мы, возможно, так и не найдем того, кто это сделал. Черт, моя жизнь никогда еще не была так прекрасна!

90
{"b":"2483","o":1}